Сказка о Снежном Чудовище

Размер шрифта: - +

1

От резкого порыва ветра за окном взметнулся вверх снежный вихрь. Взметнулся и рассыпался на отдельные снежинки.

Вот и подошло к концу тридцать первое декабря. Осталось всего-навсего несколько часов, и следующий год по полной вступит в свои права.

Деревья стояли, укутанные в белые одеяла. Лишь изредка от лёгкого дуновения ветра, совсем непохожего на тот недавний внезапный порыв, с тонких ветвей осыпались, поблёскивая в свете фонаря, серебряные искры.

Настоящее волшебство!

Но и оно увы, не вечно. Стоило ветру успокоиться, и снежная магия тотчас рассеивалась.

Во дворе вновь наступало белое безмолвие.

И на улице нет никого – ни единой живой души. Наверное, попрятавшись по домам, в этот час все с остервенением резали колбасу для оливье, ставили в холодильник шампанское и искали бенгальские огни, оставшиеся с прошлого года.

Только в соседних домах, в окнах, где горел свет, если приглядеться, можно было разглядеть сквозь занавески суетящиеся силуэты жильцов.

Снежана прислонилась лбом к стеклу, разрисованному причудливыми ледяными узорами.

С её губ сорвался, камнем полетев вниз, тяжёлый вздох.

За четыре года работы медсестрой в детской больнице это было четвёртое дежурство в новогоднюю ночь.

Нет-нет, никто не заставлял её работать в праздники специально. Она по собственному желанию менялась сменами с коллегами.

В отличие от них Снежана ненавидела Новый год. Пожалуй, даже сильнее, чем остальные праздники.  Ненавидела, потому что готовить салаты ей было не для кого, и ничей подарок не ждал дома под ёлкой.

Женщина не понимала, почему люди так радуются наступлению зимы. Отчего так ждут Новый год? Что в нём особенного? Какой смысл не спать из-за него всю ночь?

Мандарины, оливье и шампанское можно поставить на стол в любой другой день. Запах ёлки недолговечен, и рано или поздно от пушистой красавицы останется лишь кучка опавших иголок. А загаданные под бой курантов желания всё равно никогда не исполняются.

Снежана отвернулась от окна и, спрятав руки в карманы белого медицинского халата, не спеша пошла по длинному коридору полупустой больницы.

Большинство детей на новогодние выходные отпустили домой под ответственность родителей. Те же, кто остался, уже давно спали в своих кроватках в палатах.

Дойдя до рабочего стола, Снежана открыла тумбочку и достала свою любимую.

Судя по довольно потёртым уголкам обложки, историю эту любила и перечитывала снова и снова не только она, но и другие медсёстры.

Снежана откинула голову на спинку кресла, открыла книгу и, отложив закладку, продолжила чтение:

«Кейнар двинул ногой по двери, открыв её таким неординарным способом, и вытолкал меня в коридор.

- А-а… куда это мы на ночь глядя? – обалдела я от подобного произвола.

Впервые за то недолгое время, что провела здесь, видела эрс Тиррая в таком неадекватном состоянии. И надо признаться, оно крайне пугало.

Правящий принц схватил меня под локоток, да так «нежно», что едва искры из глаз от боли не посыпались, наклонился ко мне и прошипел:

- В пыточ-чную! Буду выбивать из тебя клятву!

- Куда-а?! – у меня глаза полезли на лоб. Вот он же сейчас так шутит, правда? – Да ты – псих! Никуда я с тобой не пойду! Пусти сейчас же!

Я упёрлась, готовая сопротивляться до конца. До победного, разумеется! Ибо другой мне не нужен! Или нужен?..

Мамочки, о чём это я сейчас думаю?!

- Учти, если будешь брыкаться, поволоку силой! – пригрозил д’дрейгонец, который, собственно говоря, и так тащил меня куда-то по коридору.

- А я… я буду орать и разбужу всех в радиусе трёх километров.

- Ага, и выставишь себя припадочной истеричкой перед толпой слуг, стражников… – наградил нелестным эпитетом принц. – А представь, что подумают о тебе другие девушки?

- Вот и пусть тебе будет стыдно перед всеми за такую невесту, – не осталась в долгу.

- Всё, мне надоело тебя слушать! – психанул Правящий принц. – Хочу пару минут тишины!

- Ха! Ну, и что ты сдела… – я и сообразить-то толком ничего не успела, как оказалась зажатой между холодной стеной и горячим мужским торсом.

Моими губами завладели жёстко, требовательно и совершенно бесцеремонно. Тело моментально обдало жаром, и оно вмиг, словно сделалось чужим. Чтобы не рухнуть к ногам принца, обвила его шею руками и буквально повисла на нём.

Грохот двух сердец вперемешку с жадными причмокиваниями разносились в ночи по всему коридору. Ладони д’дрейгонца прошлись вверх по рукам, по плечам и обожгли шею.

Ох, что-то мне всё это не нравится! Ненормальное что-то происходит с нами обоими: эти разговоры бредовые, внезапно проснувшиеся диктаторские замашки Кейнара, сменившиеся какой-то животной страстью…



Ирина Горячева

Отредактировано: 07.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться