Сказка о том, как Иван женился

Размер шрифта: - +

Сказка о том, как Иван женился. Глава 13

 

Прошел первый шок, и отгремели комментарии:

— Я чуть не утонула!

— Козлы американские! Я им покажу, как за нами следить!

— Папа, правда ты шпион?

И российско — немецкая объединённая делегация нашла в себе силы выползти на золотистый насыпной пляж здравницы здоровья в Фетхийе...

Решительно поставив римской «боевой свиньей» культурно собранные перед наступлением заката лежаки, они уселись на полотенца и открыли обсуждение.

Спустя полчаса бурного возмущённого «Что им от нас надо?» было принято решение:  отдыхать и «будь что будет».

Ужин прошел в полном единении и был похож на предыдущий...

***

Несмотря на  подорванное трехсуточной дружбой с российским представителем правоохранительной системы здоровье, Хенрик решил взять напрокат машину и посмотреть пусть не все намеченные, но хотя бы расположенные недалеко от отеля достопримечательности.

Слежка-слежкой, но его интересовали события тысячелетней давности и история удивительных архитекторов и строителей, живших задолго до организованного в ЦРУ отдела.  

Первым пунктом любознательного «кабинетного» археолога был водопровод Патара.

Вечером, сидя в удобных глубоких креслах полюбившегося компании лобби, он с гордостью и не без удивления слушал рассказ о предстоящей поездке из уст Марка.

— Считается, что этот древний ликийский город основал сын златокудрого бога Апполона по имени Патар. Камни, оставшиеся от этого акведука, выглядят так, будто были обработаны вчера ультрасовременной механической, а то и лазерной фрезой. Греческая Ликия в те времена утопала в сосновых лесах и по побережью активно строились судоверфи, рядом с которыми возникали города. Так появились Ксанф, посвящённый Артемиде, и Патар — свободолюбивые  города, не раз подвергающиеся нападению и разорению. Они имеют удивительную историю, и подвиги их защитников были воспеты летописцами и поэтами, — Марк рассказывал, Дима переводил, слушатели внимали.

Перед сном Хенрик, привыкший к повышенному интересу, проявляемому во время его рассказов слушателями, сообщил жене, что, на его взгляд, русских совершенно не заинтересовал этот кусочек  истории.

— Тебе просто не хватает скрипичного оркестра, господин дирижёр, — фыркнула верная спутница жизни. — Мало нас двоих?

— Почему двоих?

— Потому что еду я и Марк. Если бы ты не так увлекался детьми златокудрого лучника, то заметил бы, как твоя дочь смотрит на этого русского.

— Кто бы мог подумать...— равнодушно сказал Хенрик, заставивший Ирен удивлённо поднять брови «домиком».

«Мой зомбированный историей муж», — подумала она, засыпая.

***

Избранные оказались весьма неторопливыми в достижении её цели. Она собрала их, но люди смеялись, ели, пили, вовсе не спеша собирать ключи и, открыв миру коридор, лететь к звёздам.

«Со дня своего рождения никто из человечков не изменился», — подумала она, и идол далекого острова сверкнул в ночи базальтовыми глазами.

Разум земли на миг замер  и посмотрел в своё прошлое.

В тот год (около трёх тысяч лет назад) раскалённое светило закольцованной  планетарной системы, заселяющей галактику разумными, щедро радовало засухой треснувшую оболочку земли.

Рыжий, как сама звезда,  высокий и курчавый воин, бежал по пляжу, на ходу скидывая ремень и тунику, чтобы  наконец погрузиться в воды синего моря.

— Гелиос, — кричал он на бегу. — Сумасшедший, сжёгший Икара, прекрати свою чёрную работу, глупый старик!

Он долго нырял в то жаркое утро.

А потом, собрав вещи, брёл по берегу к недавно основанным верфям. Там его ждали.

— Семья, — ругательно бубня себе под нос, выговаривал рыжеволосый. — Родственнички, передрались из за липового наследства, а я теперь отдувайся. Папаша - самодур, надо же, назвался – Тучегонитель. Много он угнал...

Его встречали братья. Такие же поджарые, имеющие крепкие ноги бегунов и перевитые тугими жилами руки воинов.

— Надо сделать подарок, — начал он издалека. — Эта дикая жара добьёт тут все живое, а нам при помощи отцовского наследства не составит труда соорудить водопровод и напоить гору.

— Что ты сказал? — черноволосый Арес посмотрел на стоящего рядом Аполлона. — Ты давно понял, чтомы сюда привезли?

— Ну, ещё со времён папенькиного самодурства. «Я не разделю Ваши доли, пока воля моя не исполнится!»

— И ты все время молчал, изображая из себя тупицу!

— Я поэт и лучник! Существо возвышенное и склонное жить эмоциями, а не разумом...

— Все верно, братец,  труба покажет путь, — третий, светлый и голубоглазый брат махнул рукой в сторону горящего над горой солнца.

Они вскарабкались на вершину и долго выбирали место. Наконец, старший нанёс его на чертёж.

— Мы уйдём, выполнив завет. Через сто лет нас объявят богами, а потом спираль вновь образует виток. Интересно, — сидя на камне, отдающем дневное тепло, философствовал старший. — Интересно, кто придёт следом за нами?

За ними пришёл народ Палестины, она назвала их Яхвээ, но упорные в своей правоте переименовали себя в иудеев, окончательно уверившись в едином разуме. А через отведённые на формирование стойкого генетического и фенотипического кода шесть столетий она произвела на свет странноватого царевича Сиддхартху Гаутама, прозванного Буддой. Потом был замученный на  сбитых крестом балках Иисус из маленького, вымощенного выжженными добела на солнце булыжниками городка Назарета. И уж совсем недавно, умыв руки и подняв к яркой звезде бритую голову, прокричал Магомед: «Нет Бога, кроме Аллаха!...»



АИ

Отредактировано: 08.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться