Сказка о том, как Иван женился

Размер шрифта: - +

Сказка о том, как Иван женился. Глава 21

Иван открыл глаза и потряс головой. Закрыл. Но открыв их снова увидел перед собой всю ту же могильную сырую холодную тьму. Он вытянул руки и сразу острая боль, пронизала затёкшее от неудобной позы тело. Парень охнул и интенсивно зашевелился, выкидывая остатки бессознательной мути из головы. Потом ощупал себя и убедился, что разбитый лоб и локоть не находятся в критическом состоянии. 

— Эй, — попытался громко крикнуть он. 

Но из горла вырвался какой то глухой сипящий звук, который быстро угас. Набрав побольше стылого воздуха  он повторил:

— Эй, кто нибудь? Папа! Папа, ты где? Димаааа...

В ответ прямо перед ним зажглись две яркие красные точки, напомнившие лазерный прицел автомата из «экшн», или глаза одинокого вампира, жаждущего горячей и свежей людской крови. 

— Я тут, — услышал он знакомый голос.

— Где? Ты видишь эти точки? 

— Я тут. Это у меня зрение ночное включено. — последовал лаконичный ответ.

— Где мы?

— Не могу определить пока. Мы находимся в карстовой пещере приблизительно в пятидесяти метрах от поверхности земли. Связи здесь нет. Однако есть вода, какое то подземное озеро. 

— А сколько времени мы здесь находимся?

— Около десяти минут.

— А Папа, папа где?

— Его с нами не было. В последнюю минуту перед перемещением он стоял напротив  и, видимо, остался в Гебекли Тепе. 

— А нас далеко унесло?

— Судя по времени перемещения, да. 

— А мистер Рихтенгден?

— Справа от тебя в двух метрах. Пока без сознания. 

Наконец, зашевелился и кряхтя поднялся, Хенрик.

Со всей осторожностью внезапно ослепших и боящихся потерять друг друга людей, они под руководством всевидящего Димона соединили руки и выстроившись в живую цепь, медленно побрели за пытающимся определить направление киборгом.

Он молча шел,  не обращая внимания на темноту и отчаяние, поселившееся в душе его спутников. Дима был одержим единственной мыслью найти выход и проложить маршрут до того момента, как его возможности исчезнут вместе с быстро падающей энергией бездумно сжигаемой на работу своего оптического имплантного преобразователя. Для полноценной оценки пути требовалась высокая концентрация излучения, в полной темноте, и Дима сжигал и сжигал килокалории из своего тела...

Через час отряд приноровился идти друг за другом. Мужчины в полной тишине, нарушаемой только звуком капели с потолка и тихим шелестом близкой и незримой для них воды находящегося рядом водоема, без истерик и ненужных обсуждений шли по скользким камням осторожной походкой бывалых следопытов. 

Наконец, спустя три бесконечных часа, когда силы были на исходе и хотелось разжать руки и упасть, дав остальным уйти, оставшись в этой кромешной мгле вечной могилы навсегда, людям показалось, что стало немного светлее. Будто в мире беспросветной ночи кто то всемогущий прибавил серой тональности в  потустороннем мире, полном мрака и тишины.

Впереди шумно перевел дыхание Дима. 

— Мы находимся в семи метрах под поверхностью земли недалеко от города Вальядолид, полуостров Юкатан, Мексика. 

— Чичен Ица, — благоговейным шёпотом произнёс Хенрик.

— Млять, — сообщил миру Иван. 

***

Глубокий подземный водоём мерцал фосфоресцирующим планктоном, освещая светом мертвецов уходящее вверх циклопическое сооружение. Огромная пирамида господствовала в Великой пещере. Подняв голову вверх друзья увидели теряющуюся в бесконечном далеком далеке вершину, словно опоясанную каменной стеной, куполом спускающимся вниз к основанию и исчезающую в темноте. 

— Мы у подножия самой древней части пирамиды Кукулькана. Только в начале двадцатого века выяснили, что древние майя строили пирамиды по типу русской матрёшки. А в 2006 году после проведения трехмерной электротермографии , обнаружили эту — третью, самую маленькую. У подножия которой мы сейчас и находимся, — сообщил Хенрик.

Дима тихо перевел. Ваня пожал плечами.

Измученным парням было все равно. Первый сжёг весь свой запас и страдал от голода, у второго немилосердно болела рука и он с большой долей вероятности подозревал перелом. 

Они передохнули и молча полезли вверх по скользким высоким ступеням, покрытым противным на ощупь мхом и слизью. Дима замыкал, страхуя. В момент очередной передышки Иван услышал смачное чавканье. Оглянувшись парень увидел что то шевелящее толстым белым полупрозрачным телом, исчезающее во рту собрата...

— Эээ, — начал было он.

— Спелеофауна, — констатировал немец. — «Gymnomus». Богаты белком. 

Но Ванька встрепенулся и охнув от резкой боли в руке, все же спустился на две ступеньки вниз, спрашивая:

— Ты чо, совсем своими кибергизированными мозгами в тундру поехал? Мы здесь что месяц на прогулке? Я тоже жрать хочу, но дерьмо не жру! — в этот момент он очень напоминал отца...

— Мне надо. Двадцать процентов. Энергия. Пополнить. Не запрещай, — услышал он сквозь ускорившееся чавканье.

Наконец, они оказались на верхней площадке у темного и мрачного входа в широкую арку. Справа и слева в сумраке вечной ночи какими то отдельными мазками появлялись и исчезали барельефы птиц, ягуаров, людей — но эти тайны не интересовали сейчас даже Хенрика, ни разу не снявшего с шеи свой фотоаппарат. Он огляделся и между прочим заметил:

— А ведь каменная кладка стен сложена из идеально составленных блоков. Я могу биться об заклад, что в зазоры между ними не всунуть не то что нож, лезвие бритвы! 

— Угу, бейся,— прошептал Иван. — На спор, с «Gymnomus», богатыми белком...



АИ

Отредактировано: 19.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться