Сказка о том, как Иван женился

Размер шрифта: - +

Сказка о том, как Иван женился. Глава 23

Утром, когда медленно исчезающие звёзды, нарисованные на небосводе Южного полушария, как на декорациях театра кукол, стёрлись окончательно, компания, наконец, смогла выползти из пирамиды.

Сообщив родне место своей дислокации, ребята, спустились по высоким крутым  ступеням и пошли искать выход, спугнув по пути парочку ящериц и маленькую древесную гадюку. Выход, естественно,  нашелся, но приближался та-ак медленно! Оставшиеся метры дороги, казалось, лишили их последних сил. Ровная тропа словно засасывала в бурую слежавшуюся землю измученные ноги. Они не обращали внимания на шум и суету птичьего мира, радующегося утру, лучам  солнца среди изумрудной листвы и отсутствию туристов. Им надо было дойти, и все.

У Ивана разболелась и сильно отекла сломанная рука, его подташнивало,  он хотел лечь и в душ, именно в указанном порядке.

Хенрик, переполненный эмоциями до состояния ступора, просто шёл. 

Только Димон, просканировав местность, мог  бы как-то помочь своим товарищам, но не решался.

Перепрыгнув через ещё закрытый турникет и проигнорировав удивленные взгляды подъезжающих к месту работы служащих, грязная  троица исследователей выкатилась на главную площадь перед музейным комплексом Чичен Ица и встала.

Там из побитого жизнью автобуса шумно высаживалась группа малорослых индейцев. В их темных глазах, косо расположенных на бронзовых  физиономиях, таились (с точки зрения Димы) злоба и коварство. Одежда представляла собой достаточно ветхие рубашки и футболки, но на гладких угольно-чёрных и жестких, как щетина, волосах гордо восседали почти новые шляпы и кепки самых разных фасонов и расцветок.

Потомки суровых воинов с тотемными татуировками сейчас успешно маскировались под строителей демократического дружественного Соединённым Штатам Америки государства рабочих и крестьян. Эту великую мысль мог бы высказать Андрей Дмитриевич, но он находился где-то очень далеко, и ввиду отсутствия руководства путешественникам необходимо было решать насущные вопросы жизнеобеспечения самостоятельно.

Ванька не выдержал и подошёл к первому попавшемуся мексиканцу:

— Hotel, a lot of money, expensive hotel, take me quickly, — выпалил он гражданину.

Тот промолчал, переваривая информацию.

Иван дернул плечом, боль стрелой пролетела по уставшему телу и голова окончательно пошла в отрыв – мир перед глазами качнулся и пустился в кружение.

Он мешком уселся у ног Димона, а последний начал быстро о чем-то переговариваться с обступившими их аборигенами.

Наконец, сквозь гулкий шум в голове Ванька разобрал:

— Это Френсис. Он здесь родился и живет, — голос Димыча на фоне других звучал, как чарующая флейта. — Он говорит, что за нами может приехать его брат и за десять евро отвезти нас в отель для европейских туристов. Хенрик, у нас есть десять евро?

Хенрик оторвался, наконец, от созерцания Всемирного наследия ЮНЕСКО, включенного в список Новых семи чудес света, и лаконично сообщил:

— Есть. На карте. Нужен банкомат.

..Через полчаса их привезли в действительно хороший отель «Hacienda Kaan Ac» на окраине Вальядолида и, сняв «виллу с видом на сад», путешественники рухнули скошенными снопами… или поваленными деревьями… короче, спать.

Вечером, несмотря на протесты и белый цвет лица (больше от страха, чем от боли), Иван был отвезён в госпиталь и многострадальная рука наконец попала туда, куда  должна была – в гипс. А заодно под инъекцию обезболивающего. После чего умиротворенно заткнулась. Жизнь налаживалась.

А когда после пива и больших сочных кусков мяса Димон осмелел настолько, что попросил Ивана разрешить ему самостоятельно принимать решения по спасению отряда, у младшего  Курчатова появилась уверенность, что все будет хорошо.

— Только в рамках уголовного кодекса, — законопослушно хмыкнул сын служителя слепой Фемиды.

***

Ранним утром следующего дня Хенрик, лёжа в шезлонге, любовался окружающим пейзажем, полной грудью вдыхая запахи экзотических растений, щедро высаженных вокруг руками заботливых садовников. Птичья многоголосая трель, доносившаяся из глубины кустов и пропитанное яркой синевой безбрежное небо, похожее на далекий океан, создавали ему душевное единение с природой, которое индийские мудрецы прозвали сана́тана-дха́рма.

Он рассеянно посмотрел, как тропическое солнце торопливо поднимается над бесконечными Лакандонскими джунглями, хранящими в своих зарослях последних ягуаров и развалины городов древних забытых культур, простирающиеся от мексиканского штата Чьяпас через всю Гватемалу куда-то к Амазонии. Подумал о том, что экологи и «зелёные» врут про массовую вырубку кислородо-производящего клондайка в заповеднике  Montes Azules…  и что, кажется, смена часовых поясов его доконает. Он опять не выспался!

Давно проснувшийся инопланетянин Димон удрал - взламывать на стареньком отельном компьютере сеть  нелегальной торговли изумрудами. Ещё вчера их пятикилограммовую добычу послали «pony express» неизвестно куда, и сегодня, по утверждению «мафиозо», они должны были получить «свой навар».  

Ирен взывала к разуму из далекой турецкой действительности, требуя немедленного их возвращения и пугая долгими тюремными сроками. Мудрая жена как всегда была права.

Хенрик грустно вздохнул, позавтракал стаканом сока гуавы и двумя бананами, любезно принесенными вчера в номер, и пошёл к Ивану - уговаривать его на ещё одну авантюру… то есть небольшую, но крайне любопытную прогулку.

***

Ванька успел уже встать и одеться, дожидаясь злосчастных шести часов утра («у нас-то два часа дня — обед!»), когда к нему постучали. Он открыл дверь и запустил стоявшего в маленьком коридорчике Хенрика, озарившего сумрак раннего утра в комнате подозрительно жизнеутверждающей улыбкой.



АИ

Отредактировано: 23.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться