Сказка о великом чернокнижнике

Размер шрифта: - +

Пролог

Остров Небесного Волка.
Х782 год.

Все началось в декабре Х782 года.

Молодой темноволосый парень склонился над каменистой почвой и призывал чёрный круг. Наружу вышли волны темной магии невероятно могущественной силы и начали разрезать пространство, вызывая из-за грани душу. 

Именно здесь, на острове Небесного Волка, проходил ритуал по стиранию личности. Это был старинный и запретный обряд. Ещё до Гражданской войны драконов он использовался лишь на заложниках, а всё для того, чтобы заложники возвращались, но умирали для тех, кто их выкупил.

И хотя ритуал, который проводил юноша и отличался от тех, что использовали былые короли, знания оставались, но воспользоваться ими было нельзя. Даже лучшие умы магического совета не знали, что здесь происходит и для чего этот, казалось бы, юнец внес поправки в обряд. С чего им было знать, что этот мальчик смог бы стереть их континент в порошок. В суть поправок входило усиление действия самого ритуал (шутка ли, убить 500 лет истории и опыта) и призыв души для слияния с ней.

» — О Боже, как я устал ждать! Прости меня, братик. Как жаль, что я тебя не увижу. Я даже не знаю, что меня ждёт дальше…

«Нет.

Увижу, но это буду новый я.

Нужно собраться: одна ошибка, и все пойдет прахом. Ритуал слишком опасен, но я… я так больше не могу существовать, не могу так жить.

За всё, что я сделал.

Возможно ли, что смерть моей души сможет искупить все те грехи, что я сотворил? Ведь сколько душ я сам загубил… Я даже начал забывать их имена, но лица, эти лица… НЕТ, я должен! Ради брата, ради Нацу.

Прости меня, братик… Прощай…

»

До завершения ритуала оставалось еще чуть-чуть.

Он не знал, что ждало его дальше, но все же надеялся на лучшее. 

***

Посреди мертвого леса стоял молодой парень и с потерянным видом озирался. Он стоял в центре магического круга, уже давно потухшего. Его губы шевелились, произнося слова на странном языке. А начинающийся рассвет вновь предвещал для мира начало новой эры, возвращение легенды. Как это было более четырехсот лет назад.

Юноша зажмурился, пытаясь хоть что-то вспомнить.

Зереф.

Это имя ему вспоминалось с болью. Оно отдавало в груди печалью и горем утраты… Но это было не то. Есть еще какое-то. Как звали его раньше, как? Он не мог вспомнить, только пустота. 

На негнущихся ногах он двинулся по иссушенной земле в сторону тропинки, так подсказывало какое-то смутное чувство.

» — Зереф… — юноша ещё раз произнес это имя, словно пробуя его на вкус. — Пусть будет так, — прошептал он.»

Тот, кого раньше называли Зерефом Чернокнижником шел по мертвому лесу. Он ушел глубоко в себя, о чем-то размышляя и не замечая, как вокруг него собирается темная энергия. Как трава из просто жёлтой превращается в прах. Как лес из просто тихого и умирающего окончательно увядал. Маг шел к старым развалинам, которые многие годы назад принадлежали гильдии «Красная ящерица», но новоявленный Зереф забыл этот факт. Или просто это был не он.

В его голове было пусто: ни воспоминаний, ничего. Абсолютно ничего…

Ему хотелось просто закрыть глаза и уснуть. Понять истину. Вспомнить всё…

Но вдруг новый приступ внезапной слабости сбил его с ног, а в глазах у него внезапно потемнело. 

***

Маленький черноволосый мальчик сидел за столом и писал под свет огарка свечи. Судя по всему был поздний вечер, но ребенок спать не собирался. Вдруг дверь в комнату тихо отворилась.

— Нии-сан к тебе можно? — спросил малыш лет трех, в одних штанишках и босоногий. — Тебе пора спать, завтра надо быть бодрыми, чтобы отец не говорил, братику, как и мне, надо в кроватку, а то демоны заберут.

— Отто, мне надо поступить в Академию, мне очень нужно это место. Ты и сам это знаешь, Нацу, иди без меня. Демонов я не боюсь, и тебе не стоит, — сказал черноволосый мальчик наставительным тоном. Иди к себе, солнышко моё, спать в кроватку. Я расскажу историю про Дракона.

— Нии-сан, может две сказки, про страшных демонов?

— Только если ты сейчас же ляжешь спать.

— Я уже ухожу, удачи, Брат, — сказал мальчик и затворил за собой дверь. Свеча на столе потухла…

***

А дальше шли размытые образы — будни в Академии Милдиан, полные тепла и света. Те времена запомнились маленькому Зерефу запахом старинных книг и болтовней новых приятелей. Вдруг усилившийся поток знаний и образов хлынул на измученное сознание с новой силой. Сколько так продолжалось, сказать было сложно, может часы, может дни, хотя могла пройти и пара минут. 

После окончания этой пытки парень, кажется, знал о магии все. Но потом поток образов вновь утащил новоявленного мага в глубины памяти, теперь уже его памяти. А дальше было все более и более интереснее…

Работа по поиску смысла жизни и смерти, создание темных заклятий, получение проклятия Противоречия, уничтожение любимой Альма Матер вместе со всеми друзьями и знакомыми. И многие другие события на фоне которых смерть родителей стала какой-то блеклой. Множество удивительных открытий и неизведанных тайн.

Войны и попытки построить свой мир — провальные. Смерть брата и смерти многих других людей, всё это смешалось в один долгий и цветной калейдоскоп.

Единственное, что его насторожило — это двойственность воспоминаний, а то и тройственность.

Воспоминания детства черноволосого мальчика казались какими-то вылизанными, стерильными, правильными. Неправдоподобно светлыми.

Но были и другие, более серые: про жизнь в большом городе, полном миллионами людей. Воспоминания о мире без магии, о круглой голубой планете, наполненной людьми и странными устройствами. Местные их называли «машинами».

Все здесь было таким серым… А свое имя из прошлой жизни не вспомнилось.

«Может, это был просто сон?» 



Нина Ткаченко

Отредактировано: 14.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться