Сказка о живой маске

Размер шрифта: - +

Сказка о живой маске

Марина рассеянно бродила по рядам косметического отдела. Денег у неё было не много, но недавно в городе открылся настоящий торговый центр. Народ изучал его и уже разносил слухи один другого причудливее. Разумеется, кроме всяких тряпок, "колониальных товаров" и прочих кожгалантерейных изделий нашлось место - и немалое - под кремы, тоники, шампуни, туши, карандаши и всё остальное, чем дамы так любят уставлять тумбочки, туалетные столики и полочки зеркал. Возле одного стеллажа кучковалось несколько девиц разного возраста и достатка. Объединяло их всех одно: провинциальная пригламуренность в меру сил и средств. Они о чём-то говорили, и в общем гуле ТЦ это воспринималось как жужжание небольшого роя пчёл. Марина хмыкнула. Девушки действительно напоминали вернувшихся в улей разведчиков, исполняющих танец-ориентировку. Интересно, что там такое? - подумала она и огляделась. По всей остальной площади отдела потенциальные покупатели бродили равномерно.

Приблизившись, она рассмотрела стенд со средствами для ухода за волосами и кожей. Представляла его какая-то неизвестная фирма, но судя по щебету столь разных товарок, цены были не заоблачные.

- Извините, - смутилась она, - а что это всё такое? - Марина, несмотря на некоторую близорукость, ни линзы, ни очки не носила, и потому, бывало, стеснялась моментов, когда ей требовалось рассмотреть ценник или прочитать список компонентов.

Две фифы - одна похожая на спутницу богатенького "папика", а другая на неделю как приехавшую в город сельчанку - повернулись к ней одновременно. На удивление, Марина не заметила на их лицах раздражения.

- Ой, мы тут уже минут десять выбираем. Такой хороший товар, читали в инете отзывы и фотки глядели, кто пользовался. Ассортимент - глаза разбегаются. Слушай, выбери ты, наугад, - сказала городская. Её собеседница кивнула:

- Ага. Прикинь, у нас в всей косметики - одна полка в сельпо. Там даже мыло такое, что микробы должны дохнуть от одного его вида. У нас сейчас свободная пара, мы собрались, пошли, а выбрать никак не можем.

Марина хихикнула.

- Слушайте, я, честно говоря, вижу не очень. Так что получится именно наугад. Давайте, получится почти как лотерея. Вам что нужно?

- Ау, девчонки, - позвала городская, обращаясь к остальным трём, - берём чего?

Из короткой разноголосицы Марина выловила, что все хотят по одному крему для лица и по одному бальзаму для волос. В сумме пять того и пять того. Сокурсницы уже посчитались на пальцах и к Марине подошла первая, подставляя корзинку. Зажмурившись, она осторожно протянула руку, нащупала заплющенный хвостовик бальзама и передала его. Потом поводила возле кремов, цапнула баночку... Всё! Радостно щебеча, стайка студенток побежала к кассе. Оставшись одна, она облегчённо вздохнула. Теперь можно было уткнуться носом в ценники, как нарочно, напечатанные мелким шрифтом. Через некоторое время Марина, мысленно сложив числа, удивилась. Неплохой набор из крема для лица, мягкого масла для тела и бальзама для волос укладывался в предполагаемый бюджет, не пробивая в нём дыру от осадного тарана. Решившись, она выцепила с полок выбранное и пошла рассчитываться.

Потом был ещё заход в книжный, оттуда в продуктовый, в итоге домой Марина добралась уже в сумерках. От усталости есть не хотелось. Она долго нежилась под душем, после чего не торопясь и вдыхая незнакомый травяной аромат, натёрлась маслом для тела. Следом волосы; голову увенчал тюрбан из полотенца, и наконец лёгкий, невесомый на кончиках пальцев крем приятно лёг на лицо. Какая интересная серия, - отметила она, вновь перечитывая название на все трёх средствах, - "Живая маска". Из холодильника была извлечена бутылка питьевого йогурта, и Марина уселась на диване с книгой. Через двадцать минут, когда пора было идти смывать бальзам, она бросила взгляд в зеркало и замерла. Ей показалось, что отражение показывает вовсе не её, а какую-то совершенно другую женщину. Через мгновение наваждение исчезло. Решив, что непотребное мерещится от переутомления, она пошла в ванную. Включила душ и краем глаза заметила уже в другом зеркале как будто постороннее движение. На всякий случай протёрла его и присмотрелась.

- Переработалась ты, Мариночка, - сказала она вслух. - В отпуск пора, да.

Тёплая вода заструилась по волосам. Марина зажмурилась, довольно фыркнула и вдруг почувствовала на губах посторонний вкус. Сначала она подумала, что это от бальзама, но он был странно знаком. С ужасом она поняла, что солоноватый привкус точь-в-точь такой же, как у порезанного неделю назад пальца. Открыв глаза, она едва не села в ванну - ноги задрожали от увиденного. Завиваясь вокруг ступней и воронкой уходя в слив, с волос стекала разбавленная кровь. Пошатнувшись, она опёрлась рукой на стену и на мгновение отвлеклась, а когда посмотрела вниз вновь, то увидела лишь прозрачную воду.

- Египетская сила... - пробормотала Марина и вылезла на тёплый ворсистый коврик. Под ногами подозрительно хлюпнуло, но был всего лишь подвернувшийся шлёпанец, в который набрызгало воды. Она облегчённо выдохнула, голышом вышла в коридор и направилась к холодильнику. Там для поправки душевного равновесия хранилась бутылочка хорошего коньяка. В глянцевой эмали холодильника отразился какой-то лишний силуэт. Дёрнувшись, Марина обернулась. Через незашторенное кухонное окно ветви деревьев, шевелясь под ночным ветерком, бросали причудливые тени от уличных фонарей. Коньяк скользнул в горло, быстро растёкся по телу приятным теплом. Надо было досушить волосы, чтобы завтра не получить на голове гнездо аиста.



Валентин Дмитриев

Отредактировано: 29.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: