Сказка показанная на ночь в фирменном поезде "Янтарь"

Font size: - +

Почтеннейший Йинег

День обещал быть удачным. Последний день десятидневки. Всю неделю Яго хвалил Лёху. Может, подарит премиальный железный? Народу сегодня было много. Все только и успевали поворачиваться. Как обычно при большом наплыве гостей Арно и Алекс менялись местами. Лёха в «зале». А его товарищ на кухне. Хозяин будет доволен. Вон, только и успевает считать железные. Алекс давно приметил странного посетителя. Тот пришёл в начале Обеденного Часа и всё время сидел в одиночестве. К нему никто не подсаживался, хотя все уважительно здоровались. Посетитель тихонько потягивал крепкое вино и не спеша клал в рот маленькие кусочки сыра, маринованные в чесноке и посыпанные толчёным орехом Нанду. Обычно такой сыр подавался с чёрными сушёными грибами и стоил приличных денег. Посетитель окидывал присутствующих пустым взглядом, словно решая в голове какую то неразрешимую задачу и не обращал внимания на шумящую и веселящуюся публику. По виду не меньше семидесяти лет. Сухощавый, высокий. Солнечный луч из окна запутавшись в редкой взъерошенной седой шевелюре превращал старичка в святого, рисуя нимб вокруг морщинистого лица. Когда Лёха в третий раз подал заказанный комплект «вино- сыр», мимо прошёл местный аналитик и учтиво поздоровался «Здравствуйте, почтеннейший Йиенг!». Посетитель лишь кивнул в ответ. Ого! Почтеннейший. Важная птица. Лёха внимательнее присмотрелся к Йиенгу. По одежде, то ли католический священник, то ли иудей. Чёрная широкополая шляпа, сутана, элегантные блестящие сапоги, книжица в дорогом кожаном переплёте и явный диссонанс – простенький кожаный ремень. Когда пробили Вечернюю Стражу, Йиенг засобирался домой. Встал, слегка покачнувшись, отряхнул крошки с сутаны, надел шляпу и неуверенно посмотрел в сторону выхода, словно не решаясь оторваться от стола.

- Алекс, - позвал Яго, - проводи почтенного Йиенга до дома, да смотри не задерживайся.

По заведённой традиции Алекс или Арно провожали до кареты и очень редко до дома уважаемых клиентов заведения. Но, Яго назвал Йиенга почтенным, в то время как перед остальными провожаемыми лебезил и подлизывался. Алекс не стал задумываться над этим несоответствием, просто подскочил к старику, подставил плечо под его руку, взял со стола книжицу и они двинулись к выходу.

Свежий вечерний ветерок приятно освежил горящее лицо. Рука Йиенга вначале крепко сжимающее плечо провожатого немного ослабла.

- Как зовут, студент? – спросил тот неожиданно звучным голосом.

- Я не студент, - ответил Лёха чуть вздрогнув, - я поварёнок.

- Для меня вы все студенты. Ты знаешь, кто я?

- Почтенный Йиенг.

- Правильно, но ты не знаешь, что я – ещё и профессор. Я обучал многих почтеннейших, наипочтеннейших и даже почитаемых молодых людей.

- Самого короля!? Так вы – почтеннейший?

Лёха уже знал всю иерархию обращения в этой стране. Поначалу это казалось ему смешным, странным, а потом он нашёл это даже удобным: недостойные – воры, бандиты, почтенный – обычное обращение, почтеннейший – уважительное, относящееся к людям отличившимся где-либо, наипочтеннейший – графы и члены королевской семьи, почитаемый –король, королева.

- Самого короля. Всё в прошлом. Увы, не все мои обучаемые были умны, далеко не все. Скажем так: единицы. А вот ты, любишь учиться?

- Не очень.

- Плохо, студент, очень плохо. – Неожиданно рявкнул Йиенг. И уже тише добавил:

- Хотя, как и большинство молодых людей…

Они тихонько шли узкими кривыми улочками, думая каждый о своём. Лёгкий ветерок шевелил кудри старца и обдавал прохладой лицо юноши.

- А скажи-ка, студент, кем ты хочешь быть, когда вырастишь? – неожиданно встрепенулся Йиенг.

- Не знаю, мне бы выбраться из этого гадюшника.

- Гадюшника? Хотя я понял, о чём это ты. Ну, а потом?

- Не знаю. Хочу податься в колдуны…

Йиенг остановился, уставился на Лёху удивлённым взглядом и вдруг громко, заливисто расхохотался. Отсмеявшись, сквозь всхлипы смеха с трудом проговорил:

- Откуда ты родом, такой смелый?

- Я - турист. Когда я остановился в гостинице Яго, меня обворовали. Украли деньги. Яго сказал, что я его обманул и теперь должен отработать «беленькую». Да только, мне кажется, что я её никогда не отработаю.

- Ты никому не говори, что ты – турист. Яго ведь всем говорит, что ты – его родственник? Так. Если узнают, что ты его раб, его оштрафуют, а тебя в – Башню или на Зелёную Землю. Даже если тебя отставят Яго, он попробует содрать с тебя весь долг и твоё призрачное освобождение затянется ещё на пол жизни. И всё же, ты хочешь в колдуны?

- Очень.

- И в какую же партию ты собираешься вступать?

- Партию, а что есть ещё и партии колдунов?

- А как же иначе? Всё имеет свои ранги. Взять торговцев. У них Торговые Гильдии. Оптовики, розничные, коммивояжеры. У ремесленников – Трудовые Сословия. Гончары, плотники, кузнецы. А у нас – партии.

- Какие?

- Мануалы, Палочники, Заклинатели, Травники. Но самая главная партия (Йиенг поморщился как от кислого) – Партия Единая Магия. Там все - Палочники, Заклинатели, Травники, но, только те, кто хочет руководить другими. Говорят, что если попадёшь в эту партию, тебе откроются все дороги. В этой партии король и вся его родня.

- Так, вы тоже – колдун? И в какой партии?

- Маг. Я своей партии Мануалов буду верен вечно. Меня пытались переманить в Единую, но вот им всем! – Старик воинственно сжал сухие кулачки и скрестил их перед собой.

Видимо аналог нашего шиша, подумал Лёха. Старик качнулся, крепче схватился за плечо проводника и пробормотал «Никогда».

- А зачем нужны партии Магов?

- Эх ты, святая простота. А как люди будут узнавать чьё учение самое правильное? Кроме того, партия заботится о народе, помогает ему.



Сарыч

#16289 at Fantasy

Text includes: магия

Edited: 30.09.2015

Add to Library


Complain




Books language: