Сказка про алые паруса

Размер шрифта: - +

Сказка про алые паруса

В морях порой встречают бриг:
Рангоут чёрен, парус ал,
Там шкипер, мрачен и суров,
Глаза он вечность не смыкал

Рихард Вагнер, "Летучий голландец", ария Сенты.

 

Вечерний океан бушевал. Пришедший откуда-то с юго-востока тайфун взбудоражил пучину. Никто на "Элеоноре" не мог вот так сразу вспомнить подобную бурю. Рейдер взбирался на один вал, проваливался в глубокую лощину перед следующим, погружаясь по вторую башню, и снова карабкался на очередную волну. Радары ослепли, показывая только мешанину помех. Сквозь них изредка прорывались густые пятна близкого грозового фронта.

На мостике, конечно, было тепло и сухо, вот только качало безжалостно. Рулевые менялись каждый час. Наоми, даром что выросла на море, впервые попала в настоящий океанский шторм. Вадим пристегнул её в кресле, а сам стоял рядом с капитаном, напряжённо следившим за обзорными экранами - по остеклению хлестали потоки воды и пены, и что-то разглядеть можно было только с помощью оптики.

- Не нравится мне, - пробурчал капитан. - В это время года, в этом месте, не должно быть ни такой бури, ни тем более грозы.

- И ни обойти.

- Да, мастер. Сейчас любая попытка поворота будет последней, нас накроет и пустит на дно быстрее, чем мы успеем мяукнуть. Радует только, что впереди более тысячи миль океана. Самое большее через двенадцать часов мы просто выйдем из циклона.

Наоми подала голос из глубокого удобного кресла:

- Я сейчас вырублюсь. У меня уже мозги все переболтаны.

- Погоди, я сейчас тебе чая с лимоном сделаю.

- Не надо чая… ооо… Ого!

- Что?

- Смотрите! Впереди!

Прямо по курсу, в редких разрывах зарядов дождя, промелькнули очертания небольшого корабля. Стремительно надвигавшийся грозовой фронт наконец разразился накопленной яростью, и первая молния высветила парусник. Он летел, почти не касаясь волн. Облачение его мачт казалось чёрным в фотографически белых вспышках.

- Надо быть сумасшедшим, чтобы выйти из порта под такую погоду, - покачал головой капитан.

- Вольф, присмотрись. Это какая-то древняя посудина или реплика, - Вадим потыкал пальцем в экран, приближая изображение. - Обводы странные, то ли галиот, то ли бриг. Как будто на верфи сами не знали, что строили.

- Что заказали, что и построили, - Вольф пожал плечами, покрепче вцепляясь в поручень на скосе панели. Надвигалась волна мощнее предыдущих. - Фанаты, якорь им в… гм…

Рейдер задрожал - винты обнажились на гребне - перевалился и пополз вниз, практически вслед за парусником. Удивительно, но тот держал те же самые семнадцать узлов. Молнии били одна за другой, всё чаще, выхватывая инфернальные картины застывших на миг валов и струй пены, разлетавшихся из-под вытянутого форштевня рейдера. А деревянный кораблик шёл наравне со стальным гигантом!

- Мастер, что-то здесь нечисто, - капитан обратил внимание Вадима на показания метеоблока. - В такой ветер подобная посудина просто не может так идти. Гляньте на его паруса. Да их давно должо было опрокинуть.

Наоми, позабывшая про болтанку, выбралась из кресла. Цепляясь за скобы, она подшла к экранам. Вадим вцепился взглядом в картинку, что передавали бесстрастные и безошибочные камеры на мачте. Случайный попутчик вообще не обращал внимания на ветер! Тёмные полотнища были надуты как в полный бакштаг*, хотя для обоих кораблей дул бейдевинд**.

- Ты что-нибудь слышала о кораблях-призраках?

- О них не слышала ничего даже моя бабушка. Уж она точно знала бы. Сомневаюсь, что за это время появился хоть один. Это что-то другое. Он материален, вон, есть след. Только как будто для него действует другая физика.

Полыхнуло с такой силой, что несколько долгих мгновений все, кто были в рубке, видели только фиолетовые пятна. Рейдер очередной раз гулко грохнулся в воду, слетев с волны, и внезапно успокоился. Болтанка прекратилась. Когда люди протёрли глаза, то обнаружили, что "Элеонора де Тахо" идёт на ровном киле по почти штилевому океану. Солнце собиралось опуститься за горизонт, ведь всего пару минут из грозовых туч назад хлестал жуткий ливень. В полумиле прямо по курсу маячил загадочный парусник. Теперь было отчётливо видно, что паруса у него алые, а вот корпус и дерево*** - почти чёрные. Опять, несмотря на тихий ветер, он шёл со скоростью рейдера.

Вадим приблизил обзор, изучил неизвестного, хмыкнул:

- Попробуем связаться с ними.

- Лима-Кило**** поднять! - дал команду Вольф.

Сигнал явно заметили и поняли - по вантам поползли крошечные фигурки, алые полотнища подобрались, вскоре парусник лёг в дрейф. Стопятидесятиметровая махина рейдера, "на цыпочках" подрабатывая реверсом, замерла в полукабельтове. Экипаж, свободный от вахты, высыпал на палубу и надстройки, разглядывая этакое чудо. Спустили разъедной катер. Вадим, Наоми и четыре морских пехотинца отправились в гости.

Тёмный, почти чёрный деревянный борт приближался. Забрякал, разматываясь, штормтрап. Вадим коснулся обшивки - ему показалось, что тепло, исходящее от неё, больше похоже на живое, нежели от солнца. Сверху свесилась лохматая рыжая голова:



Валентин Дмитриев

Отредактировано: 28.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: