Сказка про пушистого котика, или Самый лучший охотник

Размер шрифта: - +

глава 2 окончание

 

 

Джульетта, как воспитанная девушка из хорошей семьи, похлопала глазами и изобразила смирение и готовность принять свою участь. Участью, если честно, ей грозили страшной. Не ей одной, конечно, но, увы, именно она тут на днях создаст семью, а значит, должна служить примером всяким бестолковым личностям.

Нет, если бы Джульетта хотела поспорить, она бы обязательно магистру Панию, вздумавшему лично прочесть всем, кто на глаза попадется, душеспасительные лекции, напомнила о том, что Томия и Шелест вообще давно женаты. Что Лост и Нэлла гораздо старше, чем она. Объяснила бы, что слухи о грандиозной пьянке не что иное, как ложь, клевета и зависть, потому что Нэлла пела хором с ежами на трезвую голову и вообще петь бы не стала, если бы один оборотень не стал просить не делать этого. Сказала бы, что студентусов туда точно никто не приглашал и не собирался организовывать им внеплановые танцы. Что этот несчастный сидр, который кто-то там унюхал, пытаются конфисковать у студентусов еще с прошлой осени, а он все никак не конфисковывается, еще и хранится правильно, потому что не портится.

В общем, Джульетта многое могла сказать, если бы хотела поспорить. Но спорить ей не хотелось. Тем более, с несчастным магистром, к которому опять приходил стражник, потому что какие-то клуши нажаловались на дикие вопли за школьной стеной. Видимо, специально вдоль нее ходили, чтобы услышать, как Ваня на непонятном языке командует ежами, а они выстраиваются свиньей и атакуют визжащих и смеющихся подопечных Лоста.

Так что бедному магистру надо было сочувствовать. Или хотя бы его не огорчать ненужными спорами. Он же всего лишь хочет послушать, как было весело на самоорганизовавшемся празднике, который он случайно пропустил. Вон магистр Диньяр пришел вовремя и степенно допил вино с печальным Локаром, попутно заинтересовавшись его теорией. И теперь он ходит с одухотворенным лицом, даже на дочерей не ругается. А Паний все пропустил и расстроился.

— Все началось с того, что Локар рассказал за чей счет его дядя изображает доброго и справедливого правителя, — осторожно сказала Джульетта.

Магистр Паний махнул рукой и покачал головой.

— Нет, про него не надо. Я эту печальную историю о бедном мальчике, которому так не повезло с родственниками, уже даже от Хабки и Привратницы слышал. Еще одного повторения этой истории я не переживу.

— Ладно, — и тут не стала спорить Джульетта. — Потом, наверное, чтобы его утешить и показать, что не только у него странные родственники, Томия рассказала о чудесной традиции охоты на невесту. А Шелест повторил историю про то, как его к дракону возили, а он его черепом убил. Локар очень смеялся и провозгласил его самым лучшим охотником. Это, кстати, официальный титул на родине его отца. Его получает тот, кто убил лучшего зверя, ну, если просто охотничий титул, есть отдельный для охотников на нежить.

— Про охотников я тоже уже слышал, когда Диньяр предлагал поохотиться на медведя, — признался магистр Паний.

Джульетта не стала уточнять, когда это предложение поступило, хотя и хотелось, и продолжила вспоминать с чего начался тот самый праздник.

— Потом Лост рассказал, что тоже был охотником, охотился на певчих птичек. А Нэлла почему-то рассердилась и начала задавать странные вопросы о том, на каких птичек он охотился на одном известном ему празднике. А Ваня попытался остановить их спор и сказал, что его ежи умеют ходить строем, и все пошли на улицу. А студентусы там уже были, сами пришли. И им тоже понравилось. Вам бы тоже понравилось. Жаль, что вы все пропустили.

Магистр Паний как-то странно на нее посмотрел.

Джульетта в ответ улыбнулась.

— Хорошо, — сказал магистр. — Ежи походили строем…

— Свиньей, — подсказала Джульетта. — Атаковали подопечных Лоста.

— Хорошо, ежи атаковали. Потом перестали, как я понимаю. Хорошо. А эти проклятые танцы как начались?

— Не знаю, — честно призналась Джульетта. — Сначала Нэлла пела с ежиками. Красиво пела. Представляете, они для нее пели на ее родном языке, причем что-то такое, что Лост все время отворачивался и хихикал, а Томия смущалась и краснела. А мне перевести не захотели. Потом, когда Нэлла одного пнула, Ваня предложил, чтобы она начала петь то, что хочет, а ни подхватят, ну, наверное. И они действительно подхватили, представляете? А потом эта рыжая оборотница начала петь плясовую про веночек, кто-то сбегал за дудочкой, ежики тоже пели, ну, оно как-то все и началось.

И опять улыбнулась. Вежливо и воспитано.

— Вам не идет, — мрачно сказал магистр.

— Шляпка не идет? — забеспокоилась Джульетта.

— Притворяться такой же дурой, как младшая дочка Диньяра не идет! — припечатал магистр. — Эта тоже улыбается с широко открытыми глазами и лепечет.

— И тоже притворяется, да? — полюбопытствовала Джульетта.

Магистр печально вздохнул, махнул рукой и ушел. Может даже на поиски того, кто возьмет и объяснит ему, по какой такой причине студентусы взяли и устроили себе праздник. Внеплановый. И даже сидр не постеснялись откуда-то вытащить.



Таня Гуркало

Отредактировано: 21.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться