Сказка про пушистого котика, или Самый лучший охотник

Размер шрифта: - +

глава 6 окончание

 

— И чем же ты тут занимаешься? — ласково промурлыкали Лосту в ухо как раз в тот момент, когда он старался как можно тише подкрасться к краю крыши и посмотреть как далеко успела уйти преследуемая толпой боевая цапля.

И нет, она от них не убегала, она просто быстро уходила. А они шли следом, как привязанные и даже расчудесным голосом богини ее больше не обзывали. Хотя о последнем их пришлось просить долго и довольно громко.

И опять же — нет, Нэлла вовсе не хотела обидеть чем-то этих несчастных ненормальных. Она честно попыталась объяснить им, что никакого отношения к их богине не имеет, и вообще, явилась из другого мира, в котором и своих богов хватало. И они ее слушали очень внимательно. А потом так же последовательно и логично объяснили ей, что она не права, что богине плевать на ее происхождение и что они слышали. Тот самый голос. И звучал он изо рта Нэллы.

Девушка попыталась доказать, что голос если и был, то давно сплыл, оставшись в том подземном храме. Но ей почему-то не поверили и заподозрили в излишней скромности. И что теперь с этими людьми делать, Нэлла не представляла. Она даже слабо представляла чего делать не следует, чтобы их не обидеть. И ей нужно было посоветоваться, с лекарями душ. Ну, она и пошла к той, с которой сама не без удовольствия беседовала. А толпа увязалась следом и не желала отвязываться.

— Ну, хоть в правильную сторону идем, — успокаивала себя девушка и старалась не смотреть на преследователей, а то ведь не выдержит и бросится бежать.

— Так что ты здесь делаешь? — повторила вопрос рысь, когда Лост перестал красться к краю крыши и посмотрел на нее. — Девушку преследуешь?

— Наблюдаю, — поправил ее мужчина.

— Мне твои подопечные нажаловались. Они уверены, что ты ее обидишь, втравишь и бросишь. Уж не знаю почему.

— Я ее преследую, потому что не бросаю! — возмутился Лост. — И помогу, если она не будет справляться, не говоря уже об опасности…

— Пока она справляется? — полюбопытствовала рысь.

— Ну… все не так и плохо.

— Но ты ей не хочешь помогать, чтобы она опять не нахваталась долгов, правильно?

— Хм… Не хочу влиять, пока она вне равновесия. Это… мне Веранка объяснила. Ее сейчас лучше не толкать, то, что ее Ясноглазая толкнула, уже нехорошо. А если рядом, ко всему хорошему, будет крутиться сильный мужчина, которых ей до сих пор вменялось побеждать или затягивать в Дом, а то и все разом… она просто вернется к тому, что было. И от наведенного ей будет избавиться сложнее.

— Других мужчин тоже будешь разгонять?

— С большим удовольствием, — широченно улыбнулся котик.

— Доиграешься, — предупредила рысь, а потом легким кошачьим шагом подошла к краю.

Нэлла все так же шла, не ускоряя шаг, хотя ей очень хотелось, настолько, что она что-то бормотала себе под нос. Может даже клялась оторвать хвост одному большому коту песочного цвета. За ней, в ее темпе, не отставая, но и не стараясь приблизиться, шла толпа любителей тайн и русалок. Они тихо переругивались, наверное не могли решить голос она или богиня. И все вместе очень напоминало собачью свадьбу.

Прохожие поспешно убирались с пути этой процесии и оглядывались. Какой-то совсем уж ненормальный тип с желтой тряпкой, привязанной к палке на манер флага, увязался следом, стучал своей палкой по брусчатке и что-то гортанно выкрикивал.

Нэлла шаг не ускоряла.

— Ну, выдержка у нее точно есть, — одобрительно сказала рысь.

— Нет у нее никакой выдержки. Она просто так злится.

— Да?

— А когда начинает орать и драться, это она так пытается чему-то научить. Такие у нее педагогические методы. Боится, что ее заподозрят в излишках доброты и недостатке жесткости. Самое забавное, что если кто-то и подозревает что о том, что о другом, то только из-за этого ее страха и попыток все скрыть. Ну, если задумается.

— О, — сказала рысь, окинув Лоста задумчивым взглядом. — Хм…

— Она мне жизнь спасла, давным-давно, объяснила несколько очень важных вещей, из тех, которые я вообще не замечал.

— Да-да, хорошая девушка и долги надо отдавать, — не стала спорить рысь. — Вот забрал бы у нее эту толпу, отблагодарил бы.

— Ей нужно о ком-то заботиться и чем-то отвлечься от людей своего Дома. Знаешь, больше всего понимаешь в себе именно тогда, когда что-то делаешь не для себя, не для своего долга или папаши. Особенно, если до этого бежал не переставая по пути обретения силы. Этот путь мешает оглядеться, по себе знаю. А если получается остановиться и отвлечься, можно наконец вспомнить для чего эта сила вообще была нужна и понять, что у желаемого есть и другие облики.

— Сложный ты человек, — сказала рысь. — Вроде старше меня, а ощущаешься чаще всего бестолковым сынишкой. А потом вдруг открываешь рот и догоняешь меня в возрасте. Или берешь и превращаешься во что-то совсем непонятное, с опытом, которого у меня нет и никогда не будет, потому что здесь такого не бывает. И я вдруг вспоминаю, что явился ты из чужого мира, хотя и успел немного врасти что в этот, что в мир зеленого тумана. И мне начинает казаться, что на самом деле тебе тысяча лет.



Таня Гуркало

Отредактировано: 21.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться