Сказки метаморфов

Перекрестки миров. Цепи и кольца

Может мы обидели кого-то зря
Парой сотен моргульских клинков,
Но теперь лежит пустынная земля
Там, где эльфы жили средь лесов

С воплями назгулы улетают вдаль,
Если жив, то новой встречи жди,
И хотя нам Гондора немного жаль -
У Раздола это впереди (С) 

 

 

Ректор магической академии сидел за столом и читал очередную жалобу на иномирную студентку.
"Приняла облик профессора зельеварения и сорвала пару,объявив студентам 18й группы, что занятий не будет"


" пыталась обмануть преподавателя теории магии, на зачете выдавая себя за студента-автоматчика, но подсовывая другую зачетку"


провоцировала драку между оборотнями-первокурсниками. Есть пострадавшие. Учяастие Д.Олвен не доказано, однако неизвестный оборотень, сменивший шесть ипостасей перед сородичами с комментарием "смотрите, как я могу!  вы так точно не можете!" больше никем иным не может быть. Исчез, как ттолько начался неконтрлируемый оборот и драки."


" Бледное полупрозрачное существо, пугающее прорицателей перед экзаменом вероятнее всего, является студенткой Д.Олвен, так как наведенные иллюзии не имеют такой плотности и реалистичности, а настоящие призраки менее контактны..."

Он горестно вздохнул. Период определения направленности дара в чем-то похож на подростковый возраст. Обычно это происходит еще в детстве, когда дети выбирают игры себе по вкусу - кто-то собирает травы, кто-то ловит оборотней-разбойников, хоронят плюшевых мишек и кошечек, разговаривают с древними камнями и ветрами...

Наблюдать период определения взрослого человека ему еще не приходилось. Но. уже сейчас очевидно. что открывшаяся сила увела девушку далеко, назад в детство. Все пакости были мелкими, кроме драки оборотней, но тут еще нужно доказать что там была именно она. Не  владеющие тонкостями магического зрения первокурсники видят лишь внешний облик. Будь там кто-то из старшекурсников или преподавателей,  сразу определили бы. А так...
Сложив стопочку жалоб в уже распухшую от таких же листков папку, он достал Книгу Объявлений Академии(переименовать этот волшебный том не удалось в силу его древности) и написал:
"студентке первого курса Джей Олвен срочно явиться в кабинет ректора" 3 раза
Подписался. приложил ладонь, закрыл книгу и уже через мгновение безликий голос заговорил во всем университете, повторяя написанные строки с небольшим промежутком три раза. 


Вот что с ней делать?На кухню она уже как  в дом родной ходит, животных в магическом зверинце учит плохому - и после ее дрессуры они никого кроме нее еще день не слушают и не подпускают. Отпускать ее  с травниками опасно для нее, с оборотнями - опасно для них. Разве что послать на практику вместе с некромантами и боевиками на новый полигон. А что? будет готовить для лагеря. Пакостить боевикам - даже полезно, пусть привыкают. В стане врага их не будут ждать с рапростертыми объятиями. Ничто так не развивает бдительность, как скучающая женщина, полная энергии и негуманных идей.
 

 

Джей Олвен, метаморф.

В новых условиях выяснилось, что я жаворонок. Очень странная его разновидность - просыпаюсь ни свет ни заря,  встречаю рассвет, а потом могу проспать еще до полудня, сном  невинного младенца. И никакие угрызения совести, моральные принципы или серьезные намерения не способствуют пробуждению. Именно поэтому роль совести взял на себя мой учитель.


Этот деспот тоже просыпался на рассвете  и делал все возможное, чтобы перехватить меня в момент бодрствования или поднять после него. Он чисто случайно наступал мне на ноги, ронял тяжелые фолианты, бил посуду у меня под ухом. Случайно промахивался постелью, падая на мое бездыханное тело в коконе одеяла. Случайно забывал в моем пододеяльнике банку с крошками и муравьями. Путал меня, завернутую с ног до головы с грязным бельем, и нес в соответствующую корзину. Проливал на меня горячий кофе, холодный яблочный сок, забывал кубики льда в моих тапках и жгучий перец в теплой ванне.

И всякий раз, уличенный в этой подолсти делал вид оскорбленной невинности настолько профессионально, что виноватой себя начинала чувствовать я. А потом, рисуя какие-то неизвесны вселенные  пастелью на холсте, он  сладким голосом и завтраком возвращал мне спокойствие и относительно нормальное настроение.  Но его никогда не повторяющиеся случайности с каждым днем укрепляли во мне желание страшной мести.


Проблема в том, что проснуться раньше, чем он, у меня еще ни разу не получилось, как и лечь позже него. Подозреваю, этот хмырь отсыпается, пока я страдаю на занятиях.
По этой причине приходилось довольствоваться эльфом в бодрствующем состоянии.
Муравьи и крошки аккуратно перекочевывали к нему в ботинки. На пути в ванную искусно выкладывались скользкие, острые и  незаметные, но тяжелые предметы. о которые так легко споткнуться.  В чай я сыпала соль, а в сок добавляла уксус, посыпала его одежду тонким и незаметным слоем белой жгучей горчицы,  подмешивала в шампунь краску для волос, а мыло после практики у алхимиков было пропитано  специальным составом для скоростного роста волос. Однажды мне даже удалось приковать его к креслу за правую ногу.
Почти все мои попытки разбивались о небывалую эльфийскую бдительность.

Он укоризненно качал головой, магически извлекая, расчищая , расплетая мои каверзы. Только с шампунем и удалось  - но вышедший с ярко-малиновыми волосами  из ванны эльф нашел, что цвет ему идет, и   не стал огорчаться.
В Виду невозможности качественно отомстить этому тирану, и необходимости отработать навыки, страдали  и студенты с преподавателями. Вот где душа отдыхала!



Амаэль

Отредактировано: 23.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться