Сказки "Морской ведьмы"

Размер шрифта: - +

Глава 8

Дрейкс, к которому определили Нарью, был начальником абордажной команды. Это был резкий на слово и дело, суровый мужик лет сорока, загорелый до невозможности, покрытый шрамами от самого разного оружия. Один из этих шрамов рассекал лицо от левой брови до правой скулы. Карие глаза Дрейкса, прятавшиеся под нависающими надбровными дугами, смотрели жестко и зло. Губы он обычно поджимал, отчего лицо вечно сохраняло недовольное выражение.

Под его началом ходило около ста тридцати человек — три абордажных ватаги, каждая со своим командиром. Коллектив слаженный, Нарья туда особо не вписывалась. К тому же, в первый день после выхода в море, организм Нарьи, разбалованный двумя годами жизни на суше, отреагировал на качку не очень хорошо, и девушка старалась не отходить далеко от горшка, в который время от времени извергала содержимое желудка.

На второй день желудок перестал подходить к горлу всякий раз, когда корабль кренился или подскакивал на волнах, и Нарья рискнула выйти из кубрика, где были подвешены гамаки и где отдыхала команда, на палубу. Погода была прекрасной, светило солнце, тёплый ветер надувал паруса. Вокруг корабля летали чайки и летучие рыбы, загорелые матросы работали по пояс голые; в общем, красота и благолепие.

Пока корабль просто шел в поисках добычи, а за бортом был ясный, солнечный день, абордажники страдали от скуки, и поэтому Дрейкс с командирами ватаг постоянно устраивали тренировки на палубе.

Для тренировок отряды делились на группы — палуба не резиновая, всех сразу не вместит. Они то дрались один на один или двое на двое, то устраивали «стенка на стенку» — бой двух групп друг против друга, то «волчарню» — когда все против всех.

Это было интересно и ново, ведь тренировки, которые проводил Грок, не давали самого важного — чувства локтя.

Когда Нарья впервые вышла на тренировку, как раз играли в «волчарню». Взрослые мужчины и женщины, опытные бойцы, сражались друг с другом тренировочными, незаточенными саблями, прятались за мачтами, ловили друг друга на ошибке и смеялись.

Дрейкс выдал ей тренировочный меч и, особо не церемонясь, подтолкнул в самую гущу схватки. Первым противником оказался молодой алмарец, с которым они обменялись несколькими ударами. Но тут на парня налетела сзади рыжеволосая девица и два раза зарядила ему по спине. Парень выбыл из схватки, в шутку сетуя на нечестные действия соотрядницы.

Нарья сделала выпад, чтоб достать хотя бы кончиком сабли рыжую девушку, но получила по плечу сбоку и отвлеклась на нового противника. Приходилось вертеть головой туда-сюда, чтоб оценивать близость врага. Отступая, Нарья споткнулась о смотанный в бухту конец и плюхнулась на задницу.
— Осторожно! — Рыжая метнулась поддержать Нарью, попутно поднимая руку с саблей для блока летящего сверху удара. — Стоп! Пауза! — Она обратилась к пострадавшей, — Всё в порядке?
— Да… Спасибо, — Нарья потёрла отбитое место, — продолжим?
Девушки вернулись к «волчарне».

Благодаря тем или иным событиям и иногда удаче, Нарья «пережила» троих противников, но сломалась на четвертом. К тому моменту девушка основательно выбилась из сил, запыхалась и вспотела. Она не заметила, как Дрейкс, вначале смотревший на неё скептически, к концу удовлетворённо кивнул и сказал одному из помощников, что при правильном подходе из этой девицы выйдет толк.

Так, одиночку прикрепили к отряду Кастиль де Оретьен, ею оказалась та самая рыжеволосая девица, которая помогла Нарье встать. Она носила мужскую одежду, подогнанную по фигуре и элегантно украшенную: синюю рубаху с кружевами, вышитый серебряными нитями темно-синий жилет, жюстокор, ботфорты с цепями. И предпочитала не стоять в стороне, когда другие тренируются.

Ватажники на новенькую смотрели косо, разговаривать не хотели, в пару на тренировке не выбирали, присматривались. Нарью это не особенно волновало, она и сама старалась побыть в одиночестве, прежде чем находить друзей. Её больше волновал рыжеволосый капитан, о котором она вздыхала по ночам и в минуты отдыха.

Именно потому, что она держалась особняком от остальных абордажников, она смогла заметить то, чего не заметили остальные.

Уже на второй день пути в команде стали возникать нехорошие настроения. Недовольные начали сбиваться в небольшие компании, прятаться по укромным местам и перешептываться.

Такая реакция была понятна — им не дали достаточного времени прогулять свою добычу, кровью и потом заработанную в предыдущем рейде. Не дали позабавиться вдоволь с податливыми женщинами ахайосских борделей и залить трюмы отборным алкоголем. И нет на свете более злой силы, чем трезвые и неудовлетворённые пираты.

Но было и кое-что ещё.
Один из тихих, тайных разговоров Нарья случайно подслушала, когда отдыхала после очередной тяжёлой тренировки.
— Капитана пора менять, — говорил один мужской голос, растягивая шипящие. — Он так нам вс-сем с-скоро жиз-снь ис-спортит. Хоть в Ахайос-с не возвращ-щайс-ся. И вс-сё из-за какой-то девки.
— Кончить его, и все дела. Потом Сайфу скажем, что волной смыло, — чуть громче, чем следовало, произнёс второй. — Нам конфликт с ним не нужен.
— Шшш, что ты ме-елешь, идиот? — быстро зашептал женский слегка блеющий голос. — Хочешь, чтоб кто-то услышал и нам все-ем спины плетью вскрыли? Кончить, тоже мне. Не надо торопить события.
— А ш-што ты предлагаеш-шь? — прошипел первый.

Нарье показалось, она узнаёт голос. В команде рысина были не только люди, но и анималы, например, десяток анилитов — отличных лучников — с ярким красно-черным окрасом, змеиным телом, острыми зубами и раздвоенным языком. Один из них, Кссшатас, отличался большим количеством шрамов и более злобным нравом, нежели остальные.



Марита Вран

Отредактировано: 26.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться