Сказки на ночь

Размер шрифта: - +

Сказки на ночь

- Слыхал я Черч от наших солдат, что ты еще тот массовик - затейник. Мол, сказки на ночь сочиняешь? - со смешком протянул капитан Фрагон, нахлестывая вожжами по взмыленному лошадиному крупу. – Может, расскажешь чего, когда разместимся в точке дислокации?

- Точно-точно, Фарлан, даешь сказку на ночь! - выскочила, словно черт из табакерки, смешливая рыжеволосая девчушка. Ее каурая кобылка лишь недовольно всхрапывала, когда наездница выпрямлялась на стременах и тянула за собой уздцы. 

- Магнолия, а ну не смей ломать строй! – гаркнул Шадис и попытался схватиться за повод норовливой лошади Изабель. – Следи за дымом, в будущем, возможно, это спасет твою драную шкуру!

- Бу, чертов старпер! Не ломай строй, бэ-бэ-бэ, драную шкуру…Сам ты, козел облезлый, вот! - перекривив мужчину и показав язык, девушка дала шпоры и резвая лошадка скорым аллюром унесла ее в конец строя, полностью скрыв из вида разъяренного командира.

- Ага, Шадиса тебе Изабель, а не сказка …- недовольно пробубнил Черч, внимательно следя за дымовыми сигналами. 
 

***



Вечером того же дня, когда Разведотряд разместился импровизированным лагерем на одной из возвышенностей; командиры раздав дежурным и караульным приказы, уединились в командирском шатре, обсуждая план подготовки солдат к предстоящей вылазке за стены, несколько солдат собрались около полевой кухни.

Рассевшись по лавкам и потягивая слабый и несладкий чай, они ожидали рассказов Фарлана, который к прочему и сам был не прочь еще раз «вильнуть хвостом» перед товарищами.

- Эй, а где Изабель? – подсел на соседнюю лавку Леви и хмуро оглядел толпу зевак.

- Я видел, как она тренировалась с трос - маневрами, - подал голос один из солдат, противно чакающий табачную жвачку.

- Вот как, контры с Жуткомордым командиром? 

- В точку! – кивнул Черч и отхлебнув безвкусной горячей бурды из кружки, отставил ее в сторону, прочистил горло. – Итак, пожалуй, начнем!

- Давай уж, сколько ждать-то можно, - хмыкнул Фрагон, усаживаясь рядом с Леви. 

(Несколько рядовых, отдыхающих после дневных бдений, затаив дыхание вслушивались в рассказ. Ну, не у всех в детстве были такие забавы, так почему бы не наверстать упущенное, коли есть такая возможность?!.)
 

История первая. Страшная.



Одной жуткой безлунной ночью, когда даже самые смелые звезды в страхе попрятались за густыми тучами, в старинную башню, которую жители близлежащего города называли проклятой, постучалась одинокая путница. Завывающий ветер, трепал хлипкие ставни, от чего те жалобно скрипели. 

- О, впустите меня, пожалуйста! – жалобно взмолилась девушка, и дверь тут же приоткрылась ровно настолько, что бы путница могла втиснуться. – Благодарю...э? Эй, здесь есть кто-нибудь?! – девушка недоуменно огляделась, но никого не увидела. Спустив все на ветер и переутомление в дороге, она прошла по круглой каменной лестнице в старую, полуразвалившуюся опочивальню, где во всю стену висело огромное, покрытое паутиной старинное зеркало в овальной оправе. 

Брезгливо оглядев запыленную перину девушка расстелила свой плащ в который она куталась, странствуя по бескрайним дорогам. Кое-как умостившись на полу, подложив сумку под голову, девушка погрузилась в сладкую дрему. 

Часы пробили полночь. Девушка тихо посапывала, завернувшись в теплую накидку, как после двенадцатого удара часов поверхность зеркала покрылась рябью и вновь застыла.


(Мимолетно зыркнув по сторонам Фарлан поднялся из-за стола и прошел к догорающему костру, слушатели застыли в шоке, кто-то попытался что-то спросить, но его быстро заткнули и Черч продолжил, уже более воодушевленно.)

Отражение девушки встало с пола и неспешно приблизилось к зеркалу, тогда как сама же путница крепко спала. Отражение обезобразилось, появились клыки и когти. Рыжие волосы удлинились и растрепались, но гостья башни все так же спала. Отражение легко переступило раму и проникло в комнату, сверкая изумрудными глазищами и щелкая пастью. 

(Сидящий поближе к Фарлану солдат нервно икнул, а его соседствующий товарищ, покусывающий все это время ноготь, характерно хрустнув, явно откусил больше, чем сможет проглотить.)

Оно тихо подкралось к девушке, склонилось около шеи, оскаливая слюнявую пасть… и…

(Трагическая пауза.)

- ГАВ!!!

(Самые мнительные по-хватались за сердце, и в глубоком обмороке свались под стол. У кого-то слишком живое воображение.)

- Эй, Изабель ты чего так поздно? – подпирая щеку ладонью, осведомился Леви, окидывая взглядом помятую фигурку девушки. В рыжих хвостиках запутались маленькие сучки и листики, а на лице полным-полно ссадин… 

- Да чертов старпер, гонял меня по полигону полдня, а потом еще полдня я провисела на УПМ, словно мартышка на лианах.

- Скорее уж как сопля на ниточке…- раздалось за спиной у Изабель. – Магнолия, ты чего это здесь делаешь? Я же тебе приказал, что бы ты чесала в лазарет и до окончания учений сидела там!

- Тц, иду я, иду! Вопит, будто вожжей яйца защемило.

Если бы Кид Шадис умел одним взглядом расчленить человека, то его бы уже сегодня отдали под трибунал за зверское преступление против одной маленькойй рыжей бестии, которая прошла мимо него и даже усом не повела. Но на этот счет командир имел небольшой туз в рукаве, который без зазрения совести и использовал:

- Остаешься без ужина и завтрака Магнолия! – сказав это, Шадис быстрым шагом двинул в сторону командного шатра, абсолютно игнорируя побелевшие лица всех присутствующих, включая Леви, который, только и склонил голову, закрыл ладонью глаза. 

- Серенады под луной! - многозначительно улыбнулась девушка своим мыслям,и скрылась за соседней палаткой.

- Чем там хоть история то закончилась? – поднимаясь на ватные ноги и разминая затекшую шею, спросил капитан Фрагон.

Фарлан слегка откашлялся.

...Оно тихо подкралось к девушке, склонилось около шеи, оскаливая слюнявую пасть… и…получив увесистым сапогом путницы с сонным причмокиванием : «Дышат тут всякие, спать не дают!» прямо по зубам. Потеряв все клыки, бросилось обратно к зеркалу, но первые рассветные лучи солнца превратили чудище в горку серебристого пепла. 
Конец.


(Солдаты, дослушав рассказ до конца, поблагодарили Фарлана и разбрелись по палаткам, оставив мнительных на свежем воздухе. И лишь им в ту ночь, громкие вопли голодной Магнолии, были глубоко до неоновой лампочки.)



Shiro Yukio

Отредактировано: 12.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться