Сказки о русалках

История четвертая

История четвертая (заключительная),  

в которой открываются все тайны и заключаются браки 


    - Сережа, а ты в русалок веришь? – спросила Маша, оторвав глаза от компьютера.

    Маша была крупная, но красивая девушка – 100 кг живой русской красоты и стати. Косы светло-русые, румянец – кровь с молоком, глаза голубые, как у новорожденного младенца, а ресницы длинные, густые, чернющие. 

    Сережа, её бывший жених, а ныне хороший друг, был, напротив, долговяз, черняв и в очках. 

- Какие русалки, Машенька? – рассеяно пробормотал свежеиспеченный кандидат естественных наук. – Выдумаешь тоже… Есть!

Умная машина, наконец, выдала генетический анализ страшной находки – одного из двух тел, мужского и женского, найденных в болотистой заводи речки Смородины. Некогда там и вовсе было болото, но когда лес вокруг частично вырубили, широкую раньше речку пустили по другому руслу, а на прежнем месте, где были заливные луга, построили колхоз. Колхоз простоял недолго, потому что творилась там всякая чертовщина – мужики пропадали, бабы пропадали, рождались только одни девочки, даже у скота домашнего – сплошь особи женского пола. Поговаривали, что в лесном озере, откуда брала начало речка Смородина, водятся русалки, водяные, черти и прочая дребедень. Словом, этакий Бермудский треугольник рязанского разлива. Ученые и впрямь выявили какие-то геомагнитные аномалии, и часы у них в некоторых местах неправильно ходили, и приборы все ерунду показывали. Однако думалось и работалось здесь, на речке, необычайно плодотворно, и на все сложные вопросы находились простые ответы. А уж как гладко и красиво излагались мысли на бумаге! И еще один парадокс – не уживались здесь недобрые, испорченные люди. Кто без вести пропадал, кто в ужасе уезжал, бормоча молитвы против нечистой силы. 

Как-то так повелось, что сначала один ученый муж отстроил себе здесь дачку, потом приятеля зазвал, тот своим знакомым рассказал… А поскольку работалось тут привольно, большинство отдыхающих постепенно поднимались по карьерной лестнице и места эти не забыли. Это еще в те времена было, когда наука нежно оберегалась и всячески поощрялась, и у руля держались люди честные, умные и ответственные, коим на Смородине был рай земной. Выстроили на берегу Чертова озера базу отдыха для ученого люда, а на самой речке, в овражке среди лесов, где некогда болото было, несколько современнейших (по тем временам, конечно) зданий с уникальной аппаратурой. Конечно, обнесенных забором, с охраной и на карте местности не обозначенный. И назвали НИИ паранормальных явлений. А местные его называли просто «Парадокс». А работало в НИИ чуть больше ста человек постоянно проживающих, да все время вертелось под ногами полсотни гостей, за ответами приехавших. Проживали все, естественно, на базе отдыха Сосновый Бор.

Несколько лет назад сверхсекретный объект едва не засветился в прессе, когда два сбежавших из зоны заключенных в Чертовом озере утонули. Еле-еле дело замяли. Стыдно сказать – доктора наук, академики под покровом темноты двух утопленников в грузовике на другое озеро перевозили и затапливали обратно. Не потому, что такой объект секретный. Просто внимание прессы к чудесному озеру представлялось невыносимым. И милиция, и следователь местный, что дело расследовал, всеми силами ученым в этом помогли. 

Для местных речка Смородина – вообще святое место. Сюда девки бегают, кто счастья личного просить, кто деток, кто мужнего вразумления. И как только проникают на охраняемую территорию – Бог весть. Сама-то речка невелика – от озера до Волги, а волшебные места и того меньше – километра три длинной.  

Местные, кстати, поговаривали, что в войну здесь целые полки немецкие терялись, что, к сожалению, теперь подтверждалось фактами. Черные копатели большой могильник разрыли – не меньше двухсот тел. И это только начало. Копателей, понятно, шугнули – нечего им тут делать, да и сами они место проклятым теперь считают. Из десятка только трое вернулись домой, остальные утопли. В речке Смородине, где глубина весной, в половодье, максимум метра три, а в июле так и вовсе проплешины, ага.

А недавно в болотце, где росли чудные водяные лилии, где Ольга Дмитриевна Миронова, жена директора НИИ, брошку с брильянтом утопила (подарок американских коллег в благодарность за подсказанную гениальную идею по поводу излечения рака, за которую они на Нобелевскую премию метили), вместо брошки два тела выловили. Вполне прилично сохранившиеся благодаря болотным газам.

Не то, чтобы после могильника это была сенсационная находка, но в воздухе запахло романтической историей. А в НИИ все люди сплошь чувствительные и счастливые в браке работали (другие не задерживались), и находку немедленно принялись исследовать с небывалым энтузиазмом.

Только Маша, старшая дочка директора Миронова, как-то настойчиво советовала тела не тревожить и на место возвратить, но после скандала с её свадьбой и всеобщего неописуемого счастья, когда сестра директора, тетя Соня из Одессы, наконец-то покинула НИИ, на Машу внимания не обратили.

Вот теперь компьютер, на удивление отработавший без сбоев, выдал результат генетического анализа. Мужчина был немцем в возрасте от 35 до 40 лет, а женщина – да и не женщина вовсе, а девочка совсем – лет 16-18 (не более 20, это однозначно) с явными признаками семитского происхождения. Странная пара – чистокровный ариец, судя по обрывкам мундира, офицер, и молодая еврейка. Кто кого убил, по останкам было не ясно. Следователь Жуков, что из деревни Малые валуны (к слову сказать, ни Больших, ни каких либо иных валунов в окрестностях не было), утверждал, что девушка умертвила офицера, воспользовавшись своей молодостью и красотой, а её утопили немцы в отместку. Сергей, напротив, считал, что немец девушку снасильничал и убил, за что его русские утопили, предварительно к телу привязав. Дескать, не таковы русские люди, чтобы девиц немцам подкладывать. Однозначно было только одно – тела были вместе связаны, накрепко, так что после шестидесяти с гаком лет с огромным трудом разделились. Сергей и следователь Жуков крепко поругались, выясняя правду, но не потому, что это было так уж важно, а потому, что оба ухаживали за Машей. 



Марианна Красовская

Отредактировано: 01.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться