Сказки Пятиречья

Размер шрифта: - +

Глава 9. Крутой Курт

- Ты, похоже, не слишком удивлен, - заметила она, когда Атуан справился с волнением и спокойно вернул ложку на место. Фергюс что-то сказал Илигану, тот согласно покивал, и вместе они увели сонную Тюлли наверх, в отведенную для них комнату. Хозяйка, которую, как узнал Атуан, звали Тонильи, последовала за ними, хлопоча о благоустройстве гостей.

- Дядя Марк говорил, что где-то в Элве должна быть моя родня по материнской линии, - ответил Атуан, когда они остались втроем. – Просто я не ожидал, что найду вас так сразу. Думал, придется колесить по всей стране, не зная толком, о чем спрашивать и кого разыскивать. А как вы поняли, что я – ваш внук?

- Ты похож на своего деда, Амаддариэла, - ответил ему Сайлус. – Как две капли воды, совершенно не отличить, если б только не голубые глаза. Ну и, пожалуй, по ушам можно различить: он их предпочитал складывать.

- Складывать? – удивился Атуан. – Это как?

- Не знаю, - пожал плечами лекарь. – Я же не носферату. Тебе лучше знать.

Атуан попробовал сложить уши. Вертелись они с легкостью: двигались и вперед, и назад, и вверх и вниз. Можно было даже кругом поводить. Но складываться не желали никак. Атуан наморщил лоб, вспотел и запыхтел от напряжения. Даже язык высунул. Эйри наблюдала за ним, едва сдерживая улыбку. Наконец, мышцы обнаружили, что могут изломать ухо в нескольких местах, и Атуану действительно удалось сложить уши в два странных объекта, которые, если не приглядываться особо, вполне напоминали уши эльвов. Это была интересная и наверняка полезная способность: так звуки казались тише, и не слишком резали слух. Но нетренированным мышцам было очень тяжело это делать, Атуан позволил им расслабиться и потер уши, разминая их.

- Так, выходит, я наследник семьи правителей? – задумался Атуан. – И я могу сменить господина Тирру?

- А ты хочешь? – прищурился на него Сайлус.

- Нет, - подумав, сказал Атуан. – Не люблю ответственность. А вы не знаете, кто мой отец?

- Нет, - покачала головой Эйри. – Твоя мать, Сарана, была такой же дерзкой, как и я сама. Когда-то я потратила несколько лет, чтобы уговорить Амаддариэла на ребенка: он очень тосковал по Томи и не собирался строить семью, ведь он не мог по-настоящему привязаться хоть к кому-нибудь. К тому же, он боялся, что я умру от родов, не сумев выносить такое тяжелое дитя. Ты похож на него, так что на всякий случай имей в виду, что производить на свет таких как ты – тяжкий труд. Если не ошибаюсь, именно поэтому Сарана и погибла. Она была дерзкой девчонкой. Ей не сиделось на месте, и она вечно влипала в неприятности.

Атуан усмехнулся. Оказывается, эта черта характера у него семейная.

- Она побывала везде, обшарила каждый кусочек известной миру земли в поисках интересного, - продолжала рассказывать Эйри. – Нам приходили известия о ней из Армара, из Тросварда, из Русальего Залива. Амаддариэл, который поначалу ни на что не обращал внимания, даже заинтересовался ею. Я была рада, наконец, познакомить их. Когда Сарана вернулась, я проводила ее в горы, где он жил последние годы. Они встретились, поговорили. Тогда-то Амаддариэл и подарил ей этот кулон. А потом попросил нас обеих уйти и больше никогда не возвращаться. С тех пор никто не слышал о нем.

- И вы не пытались снова с ним поговорить? – спросил Атуан.

- Пыталась. Но его дом оказался заброшен, - печально улыбнулась Эйри. – Мне кажется, подарив этот кулон, он попрощался с нами. Сарана очень берегла кулон, хотя много раз теряла по неосторожности, но всякий раз ставила дом с ног на голову, чтобы его найти. Потом мою дочь снова потянуло на путешествия, и еще несколько десятков лет ее мотало по свету. Однажды она уехала в Тросвард и больше не вернулась. Мы пытались ее разыскать. Выяснили, что до Тросварда она-таки добралась. Но это было последнее, что мы узнали о ее судьбе. С тех пор прошло больше тридцати лет. И твое известие о том, что она приезжала после этого в Тэллу – новость для нас. Поэтому мы тоже не знаем, кто твой отец.

- Если мой отец – эльв, то зачем она родила меня в Тэлле? Почему не вернулась к вам? - удивился Атуан.

- Думаю, просто не успела, - ответила Эйри. – Мне кажется, она хотела навестить своего отца, сообщить ему, что он скоро станет дедушкой, но, так же как и я, обнаружила там лишь заброшенный дом. А потом просто не смогла вернуться в Элву: это, знаешь ли, довольно трудно - путешествовать, будучи на последних месяцах беременности. Тем более, если у нее был такой тяжелый ребенок, как ты. Наверняка, она просто приехала в ближайшее селение и попросила о помощи, а твой дядя ее приютил.

Атуан задумался, оглядывая новоприобретенную родню: если в Тэлле рассказать, что у него такие шикарные родственники, ему же никто не поверит! Один только возраст его прадеда чего стоит. Да такой длинной косы, наверное, во всей Элве не сыщется! Он еще и известный, судя по тому, что его весь город знает и все близлежащие селения. Чего уж говорить о дедушке-правителе. Нет, Атуан и раньше верил в предположение дяди Марка, но тогда этого никто не мог подтвердить. А теперь перед ним сидят сразу трое человек (хозяйка успела вернуться и тоже села за стол), способных доказать, что Амаддариэл – его дедушка. Просто феноменальное везение!

- Простите, - робко обратился к ним Атуан: его вдруг начали смущать эти слишком взрослые и слишком аристократичные люди, - а у меня есть еще родственники? Или вы единственные?



Екатерина Бунькова

Отредактировано: 27.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться