Сказки Пятиречья

Размер шрифта: - +

Глава 18. Сай

На следующее утро они продолжили свое путешествие. В том направлении, которое указал им старик, пролегала широкая дорога, и идти было легко и приятно. Лаони от всей души наслаждался привычным пейзажем, а Винсент даже решил собрать себе на память гербарий из листьев тех растений, которые уже давно не росли вокруг Тэллы: ностальгия проснулась. Время от времени они встречали джаффов. Те явно ездили по дороге по делам: кто в гости, кто с товаром, кто на дальние покосы. Иногда друзей обгоняли дребезжащие телеги. На одной их даже прокатили до ближайшего селения. Лаони все больше проникался симпатией к народу джаффов, Винсент же – наоборот, становился все язвительнее.

- Да ты просто чувствуешь, что они на вас похожи, вот и бесишься, - сказал ему Лаони. - Оглянись: мы как будто снова оказались в Тэлле, только не нынешней, а той, что была при Томи.

- Нисколько не похожи, - упрямился Винсент, но развить свою мысль не мог: аргументов не было. И от этого раздражался еще сильнее.

- Смотри – настоящий город, - сказал Лаони, остановившись и обведя рукой открывшийся их взору пейзаж: в небольшой низине расположилось крупное селение. Дома были в основном деревянными, желтевшими относительно свежими срубами, но попадались и каменные – в основном, в центре города. На восточной стороне был пруд, а за ним расстилались пашни. «Вот и земледельцы нашлись», - подумал Лаони.

- Деревня, - презрительно фыркнул Винсент.

- Думаю, нам туда, - Лаони махнул рукой в сторону двухэтажного особняка в центре города, проигнорировав его язвительное замечание. – Это наверняка дом томи.

Но им не повезло: томи в этом городе не было. После долгих расспросов они выяснили, что Сай сейчас живет еще дальше к востоку, но один мужчина посоветовал им ехать не на восток, а строго на юг: он как раз недавно видел томи и слышал, что она снова собирается переезжать, так что они рискуют с ней разминуться. Друзья обсудили это и решили последовать его совету.

До южного селения они добрались только к вечеру. Искать томи на ночь глядя они не стали и попросились на ночлег в ближайший дом.

Хозяин пустил их без лишних вопросов. В прайде томи Сай люди были куда более добродушными. Из очень познавательной беседы со словоохотливым джаффом Лаони сделал вывод, что такова политика самой томи. В отличие от Раг или Гары она предпочитает держаться от своего прайда на расстоянии, допуская к себе только любимчиков, и не терпит, когда остальные из-за этого ссорятся. За ссоры с соседями Сай может и выставить задиру, вернув ему серьгу. Лаони так и не понял, что же тогда держит всех этих людей в ее прайде, если они порой месяцами не видят свою хозяйку. Но задавать такой щепетильный вопрос эльв не стал.

За ужином их ждал сюрприз. Радушный хозяин усадил гостей за большой дубовый стол, а потом позвал… сыновей. Их было много, человек пятнадцать, и друзья поняли, что стоящие впритирку два соседних дома тоже принадлежат этому человеку. Не все дети были его родными, большинство оказались приемными.

На самом деле удивляться было нечему: могли бы и сами догадаться, что джаффы не сами по себе говорить учатся, и что их кто-то воспитывает. Сорен (так звали хозяина дома) подбирал своих будущих сыновей в лесу: дикие томи заботились о потомстве около года после рождения, а потом теряли интерес к малышам. Лаони выразил свое беспокойство по поводу жизни столь маленьких детей в лесу, но джафф только посмеялся над ним: не смотря на свою неприязнь к обществу, томи никогда не уходили далеко от людей, и малышей всегда забирали у них вовремя. Более того, некоторые дикие томи осознанно приносили детей в деревни, оставляли там и уходили. Сорен гордился своей семьей: Сай приняла в прайд каждого из старших сыновей, а это высокий показатель.

Младшие дети были в основном родными. После ужина гости познакомились и с их матерью – Сорен кормил ее отдельно, чтобы шум и гам не раздражали дикую томи. Впрочем, дикой ее назвать язык не поворачивался: она была чистенькой, ухоженной, носила красивое платье, умела пользоваться ложкой. Она даже помогла Сорену помыть посуду, а когда из колыбели раздался детский крик, побежала на зов и принялась укачивать малыша, ничем не отличаясь от обычной матери. Разве что говорить не умела. Сорен ее очень любил и заботился о ней уже много лет. Как понял Лаони, эта томи родилась и выросла в деревне джаффов, так ни разу и не побывав в лесу. «Городских» томи было много, но друзья не встречали их, потому что те всегда избегали общества и предпочитали прятаться в домах. Напротив, настоящих «лесных» томи было очень мало.

- И все-таки, джаффы ненормальные, - тихо, чтобы хозяин не услышал, проворчал Винсент, когда они уже легли. – Это ж надо: подбирать по лесу брошенных годовалых детей. Я бы на их месте отловил бы всех этих «лесных», посадил под замок, и дело с концом.

Лаони не стал спорить, хотя ему было что сказать. Его снова терзала жгучая боль – на этот раз в сердце. Он никак не мог найти ее причину, но предполагал, что дело в передвижении мертвых частиц.

- Тебе опять плохо, да? – спросил Винсент. Лаони снова промолчал. Он не говорил другу о своих проблемах, но и скрыть их не мог. Полуэльв положил ладонь на лоб Лаони.

- У тебя жар, - прокомментировал он.

- Убери, - хрипло ответил эльв, отталкивая его руку. – Когда меня трогают, только хуже становится.

- Прости, - сказал Винсент. – Тогда может принести тебе…

- Ничего не нужно, - перебил его Лаони и повернулся к другу спиной, притворившись, что очень хочет спать. Полуэльв не стал ему докучать.



Екатерина Бунькова

Отредактировано: 27.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться