Сказки Речного края

Размер шрифта: - +

Глава 1

Темная вода окончательно слилась с небом, очертаний берегов уже не различить. Видны только мелкие огоньки  — теплые, желтые… А в моих историях  по большей части другие огоньки светят: таинственно-зеленые, зловеще-красные или мертвенно-фиолетовые. Они  мерцают  и манят, привлекают и внушают страх, в зависимости от сюжета. Во всяком случае, обещают всевозможные приключения в призрачных мирах. Что скрывает летняя ночь? Да все, что угодно. Хранители лесных кладов пробираются тайными тропами, намереваясь откопать зарытые сундуки и положить в них новые сокровища? Эльфы  отмечают помолвку своего короля с принцессой из страны туманных долин? Или  разбойники делят дневную добычу  и заодно точат ножи, чтобы расправиться с захваченными в плен путешественниками? Ну, и прочие, и прочие, и прочие привычные эпизоды, по десять раз распоротые, перелицованные и сшитые заново в попытках сотворить нечто увлекательное (хотя бы на первый взгляд). Еще совсем недавно все это мне нравилось...

Однако в реальности существует лишь свет обычных электрических лампочек в частных домах, построенных на берегах Волги. Внутри домов люди ужинают, смотрят телевизор, скандалят, целуются, моют посуду. Все нормально, как и положено. О жизни этих людей тоже можно написать что-то интересное и даже захватывающее. Хотя  реализм не мой жанр, к сожалению.

Итак, обитатели прибрежных коттеджей занимаются своими повседневными делами. Я тоже недурно устроилась. Ведь не каждому выпадает шанс провести уикенд на яхте, тем более, совершенно бесплатно. Повезло, что Генке приспичило похвастаться своим  свеженьким, выстраданным и долгожданным приобретением. Собственно говоря, это скорее яхточка, размеры у плавсредства скромные, однако сам факт впечатляет. С утра на борту тусовалась компания Генкиных коллег. Теперь, когда они нас покинули, высадившись в  соблазнительном для праздных  туристов городке, который славится  сувенирами и особнячками с резными наличниками, поездка стала вообще шикарной. Можно  наслаждаться  тишиной, покоем, влажным речным воздухом. Яхта неспешно скользит по воде…

— А, вот ты где. Генка ужинать зовет.
— Без меня начинайте. Неохота уходить отсюда, такая лепота ведь вокруг…
— Ну да,  Генке счастье привалило, — отзывается Борис.

В течение дня мы с Борисом практически не пересекались, и даже хорошо, что все время находились на публике. Это избавило от неловкости, которая вдруг  возникла между нами, несмотря на прожитые вместе почти семь лет… Да, ему не стоило закручивать роман с Регинкой,  моей   худшей подругой (раз есть лучшие подруги, худшие ведь тоже встречаются). А мне не надо было уводить из семейной копилки полученный за сценарий гонорар. Инициаторшей романа, безусловно, оказалась Регинка, да и я имела полное право приберечь честно заработные денежки, дабы не рухнули в очередной безнадежный бизнес-проект Бориса. И адюльтер был не первый, и припрятанный гонорар тоже далеко не первый. Однако именно они стали последними двумя каплями. Чаша переполнилась, терпение лопнуло, и мы, наконец, развелись, если не к взаимному удовольствию, то хотя бы к взаимному облегчению. От проведенных вдвоем лет осталась только пустота...

Фонарь эффектно освещает профиль Бориса, длинные ресницы, нежные, почти как у женщины, губы. Слишком моложавый для мужчины тридцати четырех лет от роду… Многие представители сильного пола в этом возрасте уже выглядят изрядно потрепанными, словно жизненные обстоятельства  проехались по ним катком. Связываться с ровесниками больше не стану. Ни за что. Следующий спутник жизни будет (если в принципе когда-то появится)  гораздо старше, основательней, солидней. И внешность у него будет самой заурядной, возможно, даже с легкой примесью уродства. Мужчине красота ни к чему. Лучше не слишком привлекательная физиономия, чем очарование вечного подростка, который без устали влезает в отчаянные авантюры.

— Ладно, приходи потом.

Разворачивается и исчезает из поля зрения. С Генкой им наверняка есть о чем побеседовать, не зря ведь Борис столько лет дружит с моим бывшим одноклассником. А я   остаюсь  со своим драгоценным одиночеством и ночным пейзажем... Словно какой-то продвинутый декоратор затянул небо полупрозрачной черной тканью, через которую едва проглядывают звезды. До берега далеко, а из-за темноты и вовсе кажется: это даже не река, а настоящее море.

Вдруг яхта, которая плавно двигалась по спокойной воде, притормаживает. Такое впечатление, будто задела днищем обо что-то огромное. Неужели на мель наскочили? Похоже так. Только вот мель крайне странная. Яхта подскакивает, замирает, снова подскакивает, словно  ее толкают снизу. Пора бы уже экипажу взволноваться. Но никакой суеты не наблюдается... Совсем рядом с бортом всплескивает мощный фонтан,  поднимается ввысь столбом, рассыпается брызгами. Вокруг вырастают все новые и новые водяные столбы, окружают  сплошной стеной, так что даже неба теперь не видно.

Яхту еще раз встряхивает, она резко кренится, вот-вот завалится набок.  Только бы не свалиться!..

Я уже в реке, черной, глубокой, бездонной... Вода затягивает будто воронка,  еще немного, и все, раздавит... Выныриваю на поверхность. Воздух... какое это счастье, просто воздух... пусть вокруг творится черт-те что, зато снова можно нормально дышать. Кричу и зову на помощь, ведь кто-то же должен помочь. Но сейчас этот «кто-то» вряд ли услышит. Неизвестно, что творится на другом конце яхты и внутри. Скорее всего, остальным  не до меня. Идиотка, как могла поскользнуться и улететь? Слава богу, хоть на дно не ушла с концами. Подтянуться на руках и вскарабкаться обратно… Не смогу, точно… Целая череда фонтанов выскакивает из воды, обдает холодными струями. Нет, спасать меня никто не собирается. И что делать? Наверное, всего несколько минут прошло, а кажется,  весь этот кошмар длится бесконечно, не закончится никогда. 



Лара Вагнер

Отредактировано: 11.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться