Сказки с крыш

Сказка двадцать третья

Новые феечки появляются на крыше не так уж часто. Дел там много, но каждую лесенку, флюгер, чердак или трубу опекает своя крылатая труженица. А феечки как известно не только бессмертны, но и не любят больших перемен – единожды занявшись чисткой стекол или содержанием в порядке замков, они не меняют привычек. Впрочем, некоторые выходят замуж за принцев, отправляются в поисках приключений на соседние крыши или находят себе другое занятие, подходящее для респектабельного, уважаемого создания. 

Наша феечка появилась на крыше после того, как на черной лестнице отремонтировали освещение. Много лет подряд страшные, пыльные голые лампочки на длинных шнурах озаряли обшарпанные ступени тусклым мертвенным светом, то одна то другая перегорала и ходить черным ходом опасались даже самые смелые из жильцов. Но все плохое кончается, симпатичные абажуры превратили черную лестницу в милое место, разогнали крыс с пауками, кое-где на подоконниках даже появились комнатные цветы. А вслед за ними завелась и ламповая феечка – вылупилась однажды из особенно крупного бутона китайской розы, отряхнула крылышки, улыбнулась и тут же занялась делом.

Она была прехорошенькой – золотые кудряшки, синие глаза, лицо сердечком и та особая простодушная милота, которую люди безуспешно пытаются нарисовать на открытках и коробках конфет. Другие феечки решили сперва, что новенькая окажется глупенькой или заносчивой – нет, она просто была хорошей. Славной, искренней, совершенно не замечающей ни насмешек, ни шпилек ни выразительных гримасок. Вскоре её полюбили на крыше и будь наша феечка хохотушкой-болтушкой, у неё завелась бы тысяча новых друзей. Но она любила молчать и смотреть в огонь.

В свободное время она сидела на пороге маленького уютного фейного домика и мастерила свечи. Добрые пчелы собирали для неё воск, приносили пыльцу и лепестки цветов, кошки сметали с крыши звездную пыль и кусочки лунного света, а крысы прикатывали настоящие апельсины – вкусную мякоть грызуны съедали сами, а из шкурок получались замечательные подсвечники. Ловкие пальчики феечки мяли воск, крутили тонкие фитили, добавляли то того, то сего – и свечи получались просто волшебные. Стоило зажечь одну – и отступали печальные мысли, таяли сумерки, разбегались пауки и усатые тараканы. В теплом свете огня феечки казались ещё красивее, принцы – мужественнее, сказки чудеснее и даже какао с корицей и взбитыми сливками становился еще вкуснее. Неудивительно, что свечи разлетались буквально из-под рук и порхали по крыше, пока не находили своих хозяев. Перед тем, как лечь спать, ламповая феечка открывала окно, смотрела как вокруг то тут то там вспыхивают и гаснут звездочки света, и тихо улыбалась. 

Когда на крышу пришла зима и жестяные скаты припорошило снегом, феечки и принцы начали мерзнуть в своих сказочных домиках. Они приглашали в гости кошек, чтобы стало теплее, но пушистые нахалки вылизывали все сливки, топтались лапами по розовым одеялам, а потом убегали резвиться, оставляя в гостях семейства несносных блох. Дрожащие феечки колдовали себе пушистые шубки из меха самых фантастических тварей, но волшебная одежка не спасала от русских морозов. Принцы прыгали, отжимались, фехтовали друг с дружкой и играли в футбол на льду, однако и это не помогало. Крысы притащили из подвала на крышу здоровенный старинный самовар, растопили его угольками и получилась печка, но погреться на всех не хватило. Банька тоже работала на износ. Самые нежные феечки начали поговаривать о том, что они сильные, гордые птицы и пора улетать на юг. 

Ламповая феечка услышала о будущем перелете и страшно расстроилась – ей нравилась крыша, красивая светлая лестница, цветок-мама. Она любила уютный домик с резными перилами, мягкими ковриками, чашечками тончайшего фарфора, серебряным колокольчиком и тысячей других милых вещей и вещиц, которые превращают обычное жилище в обиталище настоящей феечки. Что бы такого придумать? Положить в теплый воск щепотку листьев малабарской корицы, капельку смолы райского дерева, пол-ложечки лисьего лая, два поцелуя и самую чуточку пепла из настоящего вулкана, свернуть фитилек из единорожьего волоса и поджечь… поджечь падающей звездой! 

Ламповая феечка вставила новую свечку в старинный фонарь, который однажды подарила ей Хозяйка лавки ненужных вещей, закуталась в белую шубку и вышла из домика на замерзшую крышу. Там, где она проходила, страшный холод превращался в легкий морозец, грозная метель в новогодний снежок, огромные как драконьи клыки сосули в маленькие сосульки со вкусом мяты и птичьего молока. Теплый свет сделал суровую зиму мягкой и симпатичной. Феечкам и принцам сразу стало теплее. Они высыпали наружу, начали играть в снежки, кататься с горок, лепить белых кроликов и тут же оживлять их. Феечка водосточной трубы наколдовала музыку и тут же начался бал. Наша феечка тоже потанцевала, но немного – ей хотелось отмыть с пальчиков воск, выпить горячего какао и полежать в постели с красивой книжкой о дальних странах, где дуют ветра и корабли бороздят волны. Она выслушала все благодарности, поцеловала в щечки всех новых подруг и тихонько скрылась. 

Так и повелось – каждую зиму ламповая феечка делала особенную свечу, чтобы всем-всем стало теплее, вставляла её в фонарь и обходила крышу. На теплый свет слетались заплутавшие воробьи и вороны, выходили неосторожные путники. А однажды прилетел северный ветер, едва не задув огнь белыми крыльями. Он был храбрее, умней и сильнее всех принцев на крыше, он умел подыматься в небо так высоко, как ни одной феечке даже не снилось, и умел слушать сказки так тихо, что они не кончались. Он чудесно кружился в вальсе и кружил головы.
Неудивительно, что ламповая феечка и не подумала сказать «нет», когда ветер пригласил её на танец. А потом на ещё один, и ещё… Она чувствовала себя особенной, счастливой, самой-самой красивой на крыше – и ветер подтвердил «это правда, ты самая-самая», а соседские феечки только ахнули и захлопали крылышками. Но никто не удивился и даже особо не позавидовал – прекрасно, когда кто-то заслужил счастья!

Каждое утро ветер повадился прилетать к своей новой подруге, приносить ей хрустальные колокольчики, лунные яблоки и букеты живых эдельвейсов. Воск из ульев со всего света ветер тоже дарил – ему нравилось, как работает феечка, как ловко движутся её пальчики, как чудесно пахнут готовые свечи. Вот только пламя слишком горячевато – нельзя ли чуточку убавить огонь? Конечно, - улыбалась феечка, незачем обжигать пальцы и перегревать сердца. 
Свечи стали синими и зелеными, они вспыхивали фейерверками пестрых огней, рассыпались бабочками и даже стали иногда исполнять желания. Вот только тепла в них становилось меньше и меньше. Феечки повадились крутить носиками, а вот ветер радовался и хвалил за успехи, ему нравились тучи ледяных искр. 

Однажды днем к ламповой феечке прибежал расстроенный принц с дальнего края крыши.



Ника Батхен

Отредактировано: 30.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться