Сказки с крыш

Размер шрифта: - +

Сказка тридцатая

Одна феечка была безнадежной лентяйкой. Настолько безнадежной, что по утрам у неё пропадал аппетит, портилось настроение и опускались крылышки. Она вечно опаздывала, зевала и порой превращала будильник в крысу – лишь бы подольше проваляться в постели и ничего не делать.

Обычно феечки старательны и работящи. Балы балами и чудеса чудесами, но дому, на крыше которого завелись волшебные жители, сказочно везет. Стекла там всегда чистые, трубы целые, замки смазаны, кровля не протекает и кошмарные сны никому не снятся. У одних феечек много дел, у других мало, одни порхают, не покладая крылышек, от зари до зари, другие не пачкают руки грязной работой, обходясь палочкой и заклинаниями. Но у всех – полный порядок.

Наша же феечка считала, что она занимается абсолютной бессмысленной ерундой. Считать ворон – что может быть глупее? День за днем, зимой и летом, переписывать серых неряшливых скандалисток и заносить наблюдения в Красную книгу. Даже собирать мусор или чистить воздуховоды куда приятней!

«Птица Жар есмь создание скрытное и застенчивое» утверждал Бестиарий дивных созданий. «Семью раз семьдесят семь лет она живет в обличье Corvus vulgaris и лишь почуяв приближение старости поднимается ввысь и вспыхивает огнем. Пламя птицы Жар затмевает луну и солнце, искры с её крыльев прожигают железо и камень. А когда птица гаснет, то рассыпается пеплом. Но перед тем она подобно кукушке подбрасывает яйцо в гнездо Corvus и в свой срок на свет вылупляется Жар-птенец».

Считальщице ворон надлежало проявить бдительность и загодя предупредить жителей крыши о надвигающейся беде. Ведь случиться преображение могло в любой день – сегодня, завтра… или лет, скажем, через пятьсот. Ни одна из феечек этой крыши не видала живой Жар-птицы. И когда-нибудь – слишком большой срок.

Неудивительно, что наша феечка все ленивей относилась к своим обязанностям. Но воспользоваться священным правом «не хочу и не буду!!!» у неё не хватало духу. Поэтому феечка с отвращением просыпалась, кое-как одевалась и ползла на работу вялая, словно осенняя муха. В записях Красной книги царил совершенный хаос, подзорная наблюдательная труба скрипела как несмазанное колесо, а вороны, издевательски каркая, по мере сил уворачивались от наблюдений. Но нашу феечку это не смущало – кому есть дело до глупых птиц? Кое-как заполнив очередную страницу, она забиралась с ногами в старое кресло, заводила музыкальную шкатулку и доставала пяльцы. Вышивание всегда грело ей душу.

Лишь к вечеру наша феечка оживала, крылышки расправлялись, сонная мордашка превращалась в любопытное милое личико. Тщательно заперев наблюдательную мансарду, считальщица ворон торопилась в домик, наряжалась и летела на бал или в гости. Танцы и развлечения радовали её, но куда больше нашей феечке нравилось тихонько сидеть в углу, наблюдать за танцующими и придумывать про них фантастические истории. Вот этот принц – победитель Поддиванных Чудовищ и хранитель Меча Зари – верен принцессе Майе из чужедальнего царства. А вот эта красавица заколдована, страшное проклятье лишает ловкости её крылышки, и лишь голубая лента из небесного шелка, что хранится в пещере Соленых Скал освободит бедняжку… Грезы уводили нашу феечку так далеко, что когда принцы приглашали её покружиться в вальсе или мазурке, она не всегда успевала ответить «спасибо, мне очень приятно» и оставалась сидеть в углу одна-одинешенька.

Дома, в уютном креслице лентяйка продолжала грезить, машинально покрывая канву несуществующими цветами. Однажды она совершит подвиг, потушит потоп или пожар, спасет беспомощного котенка, изгонит дракона как рыжая феечка или победит ужасного Дядькотопа как феечка мусоропровода. И все поймут, какая она хорошая, полюбят и захвалят. А противных ворон начнет считать кто-то другой. От приятных мечтаний нежные веки феечки тяжелели, она сворачивалась поудобнее, складывала крылышки и улетала в сладкие сны до утра… А с рассветом просыпалась сердитая, обиженная и ленивая – работать ей совсем не хотелось.

Ей казалось, что никто не замечает небрежности. Но другие феечки и принцы конечно же видели это. И шептались в углах, качали головами, осуждающе фыркали и бурчали. Все знали, что лень так же заразна, как и уныние, скука, хандра и привычка к умным словам. А ни одной феечке не хотелось прослыть бездельницей или занудой. Если б бедняжка считальщица ворон болела или пережила беду, к ней конечно кинулись бы на помощь. Но вытаскивать из болота лентяйку? Фи! Ни. За. Что.

Нашу феечку начали избегать, но она не замечала – фантазии уводили её все дальше. Удивительные путешествия ждали её во сне, белые горы и радостные моря, таинственные плоды незнакомых деревьев, быстрые кони и мудрые волки. И конечно же прекрасные принцы, способные разглядеть чуткую, нежную и возвышенную душу феечки, одарить её цветами, комплиментами и волнительными признаниями. Ах, где же они? Дневной мир так жесток, холоден и бездушен! Опьяненная ленью наша феечка спала все дольше, перестала следить за нарядами и порядком в уютном домике и пару раз даже не вышла на работу. Вороны в отместку перепачкали стекла считальной мансарды, но ссориться с ними никто не стал.

Однажды, ясной и теплой ночью незадолго до осеннего полнолуния наша феечка уснула в креслице у открытого окна. Ей привиделось, будто она обратилась в прелестную саламандру и танцует в алхимическом тигле с тремя дружными сестрами. Искры летят во все стороны, пламя вспыхивает и гаснет, а она кружится, кружится, счастливая и сверкающая. Жаркий огонь охватывает её, пахнет горелым деревом, паленым волосом и жженой бумагой... Ой! Ай! Помогите!



Ника Батхен

Отредактировано: 30.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться