Сказки с крыш

Размер шрифта: - +

Сказка тридцать первая

Все феечки приятельствуют между собой, обнимаются, мило щебечут, хвалят платьица и прически. Но настоящая дружба у них случается редко – чересчур независимые создания. Феечка пятого этажа и феечка телеантенны являли собой исключение из всех правил. Они были совершенно разными – и тем крепче связывала их дружба.

Полноватой и простоватой феечке пятого этажа редко приходилось задумываться о вещах, выходящих за рамки чистых лестниц, мытых полов и нарядных платьев с кружевными воланами – она обожала кружева и даже сама выплетала на досуге чудные воротнички. Элегантная, худенькая феечка телеантенны любила часами рассуждать о силлабо-тонике, темперированных клавирах и других непонятных вещах – хорошо если пара принцев могла поддержать беседу, не вывихнув себе язык. Феечка пятого этажа была румяной блондинкой, феечка телеантенны – белокожей брюнеткой, феечка пятого этажа теряла волю при виде медовых пряников и какао, феечка телеантенны ела как птичка и одинаково безразлично относилась к любым лакомствам. И тем не менее, они не могли и суток прожить друг без друга.

Каждый вечер перед закатом солнца добрые сплетницы садились рядком на остром коньке крыши, колдовали над собой зонтик, если шел дождь или снег, и с удовольствием болтали час или два, делясь всеми подробностями прошедшего дня. Феечка пятого этажа упоенно внимала новостям городского радио, феечка телеантенны внимательно слушала байки из жизни суетливых людей, любознательной таксы Мони и чванливой сиамской кошки. И обе чувствовали себя счастливыми.

На памяти жителей крыши наши феечки ни разу не ссорились – никакие оплошности, сплетни, интриги, пролитый чай и порванные наряды, никакие прекрасные принцы и свирепые чудища не могли разлучить подруг. Они делили поровну все – лакомства и украшения, кавалеров и танцы, веера и перчатки. И когда феечка телеантенны увидела, что незнакомый добрый волшебник (только добрые волшебники прилетают на голубых вертолетах) дарит всем-всем удивительной красоты розы, она тут же полетела вниз звать подругу.

Корзина цветов выглядела и пахла чудесно. Розовощекий седобородый волшебник зазывно улыбался, рассказывая, что розы никогда не завянут, одинаково преданно украшая и королей и фей. А ещё их волнительный аромат позволяет различать красоту и уродство, добро и зло, правду и ложь. Половина цветов алела словно закат, половина сияла как снежное утро. Феечка пятого этажа выбрала самую пышную красную розу, феечка телеантенны предпочла безупречную белую. Подруги прикололи цветы к волосам и почувствовали себя неотразимыми. Рука об руку они пролетели по крыше – все принцы и феечки украсили себя розами, необычайно похорошев. Феечка пятого этажа восхищалась, как алый цвет подчеркивает румянец, феечке телеантенны нравилась благородная белизна.

По случаю щедрого дара на крыше конечно же организовали внеочередной Розовый бал. Играли фиалковый вальс, лилейный полонез, яблочную мазурку и другие цветочные танцы, феечки осыпали друг друга душистыми лепестками и порхали как бабочки. Прекрасные принцы с белыми розами в петлицах белых жилетов, приглашали на танец феечек с белыми розами в волосах, принцы с алыми розами выбирали красноцветных кокеток. И все остались довольны.

Следующим вечером подруги как всегда встретились на коньке крыши, принаряженные и улыбчивые.

- Спасибо за розу, дорогая, -  сказала феечка пятого этажа. – Она волшебная – сразу видно, кто хороший, а кто не очень.

- Неужели? - томно улыбнулась феечка телеантенны.

- Конечно! Вот смотри – надевает кто-нибудь красную розу и сразу видно, какой он умный, добрый и честный! А от белых роз портится характер и цвет лица.

- Неужели? Красные розы невыносимо вульгарны, дорогая, их способны носить только те, кто не имеет ни вкуса, ни совести!

Феечки поглядели друг на друга, пожали плечиками и продолжили разговор о других вещах. Каждая ощутила обиду – впервые подруга не понимала её.

На следующее утро жители крыши проснулись от шума драки. Близнецы-принцы засучив рукава и закрепив получше белые розы, сосредоточенно лупили гнома-сапожника, изрядно помяв его красный цветок.

- Подлецы! Нахалы! Двое на одного! – зашумела половина жителей крыши.

- Так его, краснорозочника, тузи его! – закричала другая половина.

Гном-сапожник сдавал позиции, но сдаваться не собирался. Достав из одного кармана шило, он ткнул одного нападавшего в средоточие мудрости, а другого, ничтоже сумняшеся, перемазал хорошим густым гуталином. И воспользовавшись замешательством противников, сам начал отвешивать им тумаки.

- Ура! Наши бьют! – закричала половина жителей крыши.

- Нечестно! Позор! Удар в спину! – зашумела другая половина.

Страсти кипели, буря крепчала и вдруг жители крыши ахнули – гном-сапожник разбил одному принцу нос и по кровле потекла настоящая голубая кровь. А другой принц подставил гному подножку и дал пинка по направлению к краю крыши – если б не расторопные феечки, сапожник разбился бы. Как такое возможно?

Перепуганные жители крыши растащили драчунов. Белорозочники сочувственно обихаживали пострадавших принцев, краснорозочники удерживали за обе руки боевитого гнома, который рвался отмстить. Никогда ещё жители крыши не дрались по-настоящему друг с дружкой и никому в голову бы не пришло пинаться или бить в спину.



Ника Батхен

Отредактировано: 30.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться