Сказки с крыш

Сказка тридцать четвертая

Сказка про некрасивую феечку

Все мальчишки любят собираться мальчишником. Даже самым прекрасным и нежным принцам порою хочется собраться тесным кругом и поболтать о своём о принцевом без оглядок на нежные ушки и острые язычки. О способах заточки мечей, например, приемах драки на кулачках, билетах в театры военных действий, лучших способах увильнуть от прививки или визита к зубному врачу. Потягивая сок из высоких бокалов, принцы хвастались, кто из них больше раз подтянется на турнике, дальше всех заплывет в море, дольше всех бранится без передышки. И, конечно же, кто очарует самую красивую феечку. Обсуждая достоинства милых дам, они били себя кулаками в грудь, били посуду, кое-кто под шумок пошвырялся перчатками и уже обнажил шпаги. И тут один принц (страшный дуэлянт и лучший танцор на крыше) заявил несуразное. Мол, не бывает некрасивых феечек, бывает мало любви. Если сильно-сильно полюбить феечку, и каждый день говорить ей, как она хороша, умна и красива, то любая замухрышка сравняется с титулованными красавицами.

Принцы постарше пожали плечами – они и так знали, что все феечки по-своему хороши. А молодые встопорщились и пустились в горячий спор. Одни говорили, что главное это задорные кудряшки, румяные щечки и звонкий смех. Другие были уверены – самые красивые феечки те, кто изящней всех может кружиться в танце и не замечать, что партнер наступает им на ноги. Третьи считали, что самое главное в феечках – умение печь пирожки и варить варенье. Один принц (он был не очень хорошо воспитан) заявил, что всякая феечка время от времени превращается в бабу-ягу и поэтому самой красивой окажется та, что превращается реже всех.

Исчерпав аргументы, принцы почесали в затылках и заключили пари. Общим голосованием выбрали самую-несамую феечку на крыше (ей оказалась курносая, толстенькая феечка печных труб) и предложили принцу-теоретику доказать свои слова на опыте. Вот тебе, милый, дама, вот тебе год сроку – и посмотрим, удастся ли сделать красавицу из унылой простушки. Принц зарделся, как маков цвет, и пари принял.

Сперва он пробовал ухаживать так, как принято на крыше. Пел серенады под окнами, присылал букеты цветов, исполнял прекрасные рондели, лэ и баллады посвящая их некоей Ф., дрался на дуэлях в её честь, но феечку это почему-то не трогало. Она пряталась под кровать, затыкала ушки берушами (будем честны, с голосом принцу не повезло), не прикасалась к букетам и не выглядывала в окошко. Она была очень скромной и к вниманию не привыкла.
 

Некрасивых феечек, как вы уже давно выучили, не существует, но милашки, красавицы, прелести, прекраснейшие и бесподобные встречаются в равной пропорции. Симпатичных веснушек, серых веселых глаз и трудолюбивых пухлых ручек феечки печных труб на крыше частенько не замечали – рядом всегда рисовался кто-то поинтереснее. Наша феечка отлично умела делать из ничего салаты и шляпки, вышивать звездочкой по облакам узорчатые полеты и в мгновение ока превращать затхлый воздух в свежий – и только. К тому же волосы у неё были рыжими, как морковка, да и росточком она не вышла. Принцы приглашали её, только если всех дам уже разобрали, а на фигурный танец нужна была пара. Другие феечки сочувственно шептались за спиной, давали поносить самые лучшие платьица и знакомили с новенькими принцами – им было искренне жаль подружку. Но ничего не выходило – наша феечка оставалась одна. И внимание принца она поняла как насмешку, неудачную шутку.


Время шло, принцы уже втихую подсмеивались над неудачливым спорщиком (посмеиваться громко решались немногие – как вы помните, он был отчаянным дуэлянтом). Зима сменилась весною, на мягких лапах к крыше подкрался апрель, а с ним и пора Большого Турнира и Весеннего Бала – праздников, к которым полгода готовятся, а ещё полгода потом обсуждают. Принцы скакали на деревянных лошадках, рубились почти всамделишными мечами, кидались мячом в кольцо и кувыркались на трапеции. Самый сильный, отважный и ловкий принц выбирался королем бала и приглашал на первый весенний вальс свою королеву – самую красивую феечку в самом нарядном платьице. Сколько иголок ломалось, сколько шелка рвалось впустую, сколько бабочек, птичек и рыбок позировало для портних и соглашалось украсить прически – словами не передать. Говорят, некоторые феечки к весеннему балу даже вылезали из кожи вон, чтобы моложе выглядеть, но это, наверное, уже сказки.

Наша феечка не старалась особенно – её платьице было зеленым, словно болотный мох, в котором прячутся золотистые светлячки, а в прическу она приманила бирюзовую стрекозу. Танцевать она все равно любила и с удовольствием предвкушала, как помчится в кадрили, застучит каблучками в польке. Да и турнир был не самым противным зрелищем.

Все собрались, как только вышла луна, ни одна феечка не опоздала занять местечко. Самый маленький принц протрубил в горн – вперед, во славу любви. Много было сломано копий, палок от швабр и грандиознейших планов. Победил на турнире наш принц – он всегда был хорошим спортсменом, а обида на вредных насмешников подбавила ему сил. Под приветственные крики и звонкие тру-ту-ту герольдов он трижды объехал ристалище на верном деревянном коне. Феечки замерли в предвкушении Самой Главной Минуты, но победитель упрямо заявил, что назовет королеву только перед началом бала. От волнения некоторые феечки растеряли бабочек и щеглов с причесок и успели тихонько поплакать в укромных уголках. Принцы шептались – кое-кто думал, что победитель, позабыв про пари, пригласит одну из блистательных первых красавиц. А тем временем в бальной зале волшебной страны уже зажгли свечи, и музыканты расселись на хорах.

Распорядитель бала вывел нашего принца на середину и прошептал что-то ему на ухо. Принц откашлялся и звонко-звонко сказал:



Ника Батхен

Отредактировано: 30.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться