Сказки с крыш

Сказка тридцать седьмая

Сказка про хорошего принца 

Удача в любви – вещь загадочная. Кто-то может родиться красавчиком, потряхивать пышными волосами, играть мускулами – и сидеть на скамейке запасных до седой бороды. Кто-то выглядит тощим помойным котом – и влюбляет в себя с первого муррка. Кто-то красив и успешен, кто-то некрасив и неуспешен, кто-то находит единственную любовь и плюет на успех… 

Наш принц везунчиком явно не был. Выглядел он обыкновенно – не высокий, но и не низкий, не худой, но и не полный, не сутулый, но и не горделивый. Замечательные глаза цвета темного янтаря прятались за ресницами, улыбка сверкала радостью, но ее мало кто замечал. Фехтовал принц неплохо, но ни разу не побеждал на турнире. Танцевал прилично, но без огонька – ни пируэтов, ни головокружительных фигур. Стихи писал по учебнику. Особенных талантов не проявлял. 

Феечки между собой называли его «хорошим принцем». Если требовалось принести что-то тяжелое, передвинуть что-то громоздкое, изгнать страшного паука, шмеля или (о, ужас) длинноусого таракана – феечки знали, кого позвать на помощь. Если требовалась консультация по поводу нового бального платья, салатика или подарка для жениха – наш принц оказывался незаменим. Любовался, пробовал, советовал и хвалил или молчал так выразительно, что феечки все понимали сами. 

Хороший принц лучше всех на крыше умел выслушивать любовные истории, кивая в нужный момент, сочувственно похлопывать по плечу и обещать, что дела наладятся. Он навещал больных и опечаленных феечек, приносил апельсины, и не обижался, если в приступе мизантропии недужная грозилась обратить визитера в гадкую свеклу. Пару раз так и случалось, но соседские феечки тут же расколдовывали принца назад, стряхивали с него землю и обдирали мелкие корешки. Вот еще – портить хорошую вещь! 

Конечно же нашего принца приглашали, ждали и радовались ему как родному. Самые вкусные кусочки сами собой возникали на его тарелке, самые удобные кресла придерживались свободными, самые красивые феечки соглашались с ним танцевать. Впрочем, другие принцы не ревновали: друг есть друг. И сами поверяли товарищу свои секреты. 

А наш принц мечтал о любви. И категорически не понимал, почему его, такого хорошего, никто не любит. Сам он влюблялся регулярно и от души. И ухаживал по всем правилам. Носил цветы и конфеты, сочинял серенады, поднимал на турнире флажок в честь прекрасной дамы, поливал цветы, пока любимая летала к морю. Восемь раз он делал предложения – и каждая феечка отказывала ему, вежливо, но целеустремленно. «Ты же друг! Чуткий, добрый и преданный. Но разве можно влюбиться в друга?» - подытожила однажды феечка телеантенны. Хороший принц кивнул головой и смирился. 

…Феечка хрустальной люстры появилась на крыше внезапно. Она умела протирать сверкающие подвески и наигрывать на них удивительные мелодии. И сама была звонкая как хрусталь – тонкие черты лица, невесомая походка, переливчатый нежный голос. Красота новенькой ослепила всех принцев. А вскоре выяснилось, что и нрав у нее милый и руки золотые – феечка хрустальной люстры вышивала и охотно раздаривала поклонникам сумочки и кисеты. Немудрено, что наш принц пал жертвой прозрачно-серых искристых глаз. 

Для начала он попробовал приодеться. В портняжной мастерской, коей заведовала хлопотливая феечка дверных петель, хороший принц заказал зеленый сюртук. Щедрая швея добавила бархатный берет с пряжкой. Посмотрев в зеркало, хороший принц не узнал себя – одежда придала ему благородства. Две знакомые феечки захлопали в ладоши, увидав его новый костюм, а принц Забияка перепутал с заморским гостем и попробовал вызвать на дуэль. Даже кошки завистливо мурлыкали. А феечка хрустальной люстры сдержанно похвалила наряд… и все. 

Хороший принц не собирался сдаваться. Он сделал новый заказ – и феечка дверных петель исколола все пальцы, сооружая фрак, а гном-сапожник, ворча на всяких торопыжек, стачал легчайшие танцевальные туфли. Три недели хороший принц каждый вечер старательно разучивал фигуры вальса. И на балу Середины Лета пригласил возлюбленную на танец. Зрители обомлели, глядя, как красиво кружится пара, как развеваются пышные юбки дамы… А феечка хрустальной люстры дотанцевала тур, сделала книксен – и отправилась танцевать со следующим кавалером. 

Может быть красавицу обрадует достойный ее подарок? Хороший принц перерыл всю Лавку Ненужных Вещей и в резной шкатулке обнаружил изумительной работы колье с раух-топазами – аккурат под цвет глаз феечки. Бесполезный фрак остался в Лавке, а принц, прижимая к груди сокровище, поспешил к хрустальному домику. Окна светились – у феечки были гости. Хороший принц остановился перевести дыхание и услышал беседу: 

- Он, бедняжка, ужасно скучный! Правильный, добрый, заботливый, всегда поможет и выручит. Но ни искорки, ни огонька – сплошное бланманже. 

Принц узнал голос возлюбленной. 

- Но ведь принц и вправду хороший, - возразила невидимая собеседница. – И так искренне чувствует… 

- Вот ты его и люби! – фыркнула феечка хрустальной люстры. – А я поищу принца поинтереснее! 

От обиды у принца опустились руки. Колье свалилось с крыши, упало под ноги одной печальной девочке и оказалось ей впору (любая волшебная вещь подстроится под владельца). Крысы, подслушивавшие под окнами, разбежались с писком и топотом. В хрустальном домике загомонили. А хороший принц повернулся и отправился восвояси. 
- Значит я слишком хороший? Слишком правильный? Слишком заботливый?! Ну держись, теперь я стану плохим! 

Принц подумал, не заказать ли костюм пирата или разбойника, но потом решил – много чести. Чтобы быть плохим необязательно наряжаться. До глубокой ночи он разгуливал по домику и лелеял коварные планы. А поутру начал действовать. 

Сначала получалось не очень – хороший принц не здоровался с встречными феечками, не открывал перед ними двери и не уступал дорогу. Но никто особенно не заметил демарша. Он уронил на пол большущий кремовый торт прямо в кондитерской – феечка большого гербария взмахнула палочкой и моментально убрала брызги. Он прошелся по бальной зале в грязных башмаках – но и это не составило проблемы. 

Однажды вечером принц прогуливался по крыше, грыз яблоки и дулся, полный мрачных мыслей. Он считал себя неудачником – феечки не любят, принцы смеются и даже поступать плохо выходит как-то не очень. От злости принц швырнул яблоком куда ни попадя. И попал. Раздался громкий звон, из Лавки выбежала встревоженная Хозяйка: 

- Кто разбил витрину? 

- Я, - заявил принц и гордо задрал голову. 

- Но зачем? – удивилась Хозяйка. 

- Захотелось, - фыркнул принц и добавил: - Старая ящерица! 

Лицо Хозяйки исказилось от обиды, на глазах выступили слезы. Ни разу за долгие годы житья на крыше никто не разговаривал с ней так грубо. А принц уже шел дальше. Ему понравилось поступать плохо - в крови играют веселые пузырьки, и улыбка сама рисуется на лице. Пятнистый кот дремал у водосточной трубы – принц ловко пнул его и увернулся от выпущенных когтей. В палисаднике у феечки черной лестницы красовался стол, накрытый к вечернему чаепитию – принц опрокинул его. Принц-художник попробовал урезонить дебошира – наш герой поколотил его и бросил, даже не протянув руку, чтобы поднять. Я – плохой и могу делать что захочу! 

На следующее утро обитатели крыши только и говорили, что о хорошем принце. Неужели он проглотил капризку, был укушен бешеным мотыльком или наступил себе на ногу? Вдруг настоящего принца заперли в темном подвале, а вместо него по крыше разгуливает подменыш или гомункулус? Феечка дверных петель собралась навестить бедняжку, напекла булочек и вернулась в слезах. Принцы, собравшись в кружок, решали, что делать и никак не могли решить – два принца поочередно вызвали хулигана на бой и оказались побиты. Враг ставил подножки, плевался и кусался. А бить скопом казалось как-то не комильфо – принц все-таки, плохенький, но свой. Вот и сидели жители, охали да вздыхали. 

Тем временем хороший принц развлекался как мог. Швырялся камнями в окна, писал на стенах гадости, дергал феечек за косички, накормил крыс сыром с сиятельным порошком, и бедные грызуны стали лучиться переливчато-голубым светом. Безнаказанность оказалась невероятно приятной, прибавляла сил и уверенности. Узковатые плечи принца расправились, улыбка заблестела во всю ширь, глаза сделались наглыми. И вскоре нашлись жители крыши, которым понравились перемены. Принц Забияка первым пришел мириться: 

- Ты храбрый и сильный! Хочу с тобой дружить. 

- Ладно, - согласился хороший принц. – Вместе веселей хулиганить! 

Следом в дверь постучались принцы-близнецы, рыжий кот Вредина, ворон Бамс... Спустя несколько дней по крыше разгуливала целая банда плохих парней. Больше не было вечерних посиделок во двориках, пикников и уличных концертов. Феечки перемещались исключительно по воздуху, принцы ходили по четверо, держа наготове шпаги, воробьи и кошки попрятались, а кое-кто и переселился подальше. На дверях Лавки Ненужных Вещей красовалась табличка «закрыто», а сама Хозяйка коротала дни в городском парке. Феечка хрустальной люстры больше не приглашала принца на чай, а при встречах бледнела и опускала взор. У принца щемило сердце… но он вовремя вспоминал «я плохой!» и гордо проходил мимо. 

Приближался день Большого Осеннего бала. Поговаривали – не отменить ли праздник, но феечки уперлись – бал это святое. Принц с друзьями подготовился к торжеству. И плохие парни явились на бал такими нарядными, что от хороших не отличишь. Фраки с иголочки, бутоньерки с кленовыми листьями, аккуратные прически и начищенные башмаки. «Неужели исправились?» подумали гости, а феечки даже заулыбались. Зазвучал первый вальс, кавалеры расхватали партнерш, закружили по залу… и на пятой фигуре плохие парни со смехом оттолкнули своих дам, выхватили водяные пистолеты – и ну палить по залу противной грязной водой! 

Облитые феечки разбежались по углам, громко плача - они так огорчились, что волшебство перестало работать. Приглашенные кошки зашипели и повыскакивали в окошки. Прочие гости стояли молча, опешив от наглости. И лишь старенький гном-сапожник (гномы вообще бесцеремонны) сообразил, что делать. Он засучил рукава, подхватил первый попавшийся стул и отправился наводить порядок. Глядя на старичка, и принцы взялись сперва за ум, а потом за подручные предметы. Плохие парни дрались отчаянно, но их было куда меньше. Хулиганов вязали по рукам и ногам и сдавали под присмотр крысиной королевны, свирепо скалившей все три морды. 

Хороший принц остался последним. Он отмахивался сразу двумя мечами, так что подойти к нему не представлялось возможным. Принц-охотник предложил изловить негодяя сетью, принц-стрелок – подстрелить из лука, подоспевшая феечка черной лестницы уже взмахнула волшебной палочкой – гадкой свеклой ты у нас не отделаешься! …И тут феечка хрустальной люстры выбежала на середину зала: 

- Стойте! Стойте! Хороший принц испортился из-за любви. Это я виновата, не разглядела, какой он на самом деле интересный, решительный и отважный! Я люблю тебя, милый принц, и хочу стать твоей дамой сердца! Согласен? 

Принц посмотрел на порозовевшее личико феечки, на восторженные глаза, на покорные плечики - и вдруг вспомнил Хозяйку Лавки, которую он обидел, недоуменную круглощекую морду кота, звон фарфоровой чашечки, разлетающейся на сотню осколков… 

- Нет! Прости пожалуйста, но я тебя не люблю. 

Хороший принц громко уронил мечи и медленно вышел из зала. Останавливать его не стали. 

До первого снега принц трудился, исправляя все, что успел натворить. Чинил, склеивал, убирался и извинялся. Хозяйка Лавки приняла его, но простить так и не простила, ее теплая улыбка стала лишь вежливой. Феечка хрустальной люстры два раза стучалась к нему в дверь, подсовывала на порог вышитые кисеты и надушенные записки, потом собралась и насовсем исчезла с крыши. А феечка дверных петель (больше некому) подложила к калитке удобный рюкзак, а в нем – теплый походный плащ. Вставив последнее разбитое стекло, наш принц собрал вещички и отправился в долгое путешествие. 

Целую зиму он бродил по далеким лесам в полном одиночестве. Ночевал в шалашах и снежных домиках, молчал вместе со спящими деревьями, глядел в огонь, писал стихи угольком на поленьях, а потом бросал поленья в огонь. Случалось и мерзнуть и прятаться от метелей и спасаться от голодных волков, но принц не боялся. Ему казалось, что самое плохое в жизни с ним уже произошло. 

Когда хороший принц возвратился на крышу, весна вступила в свои права. В домике никто не жил, пыль и затхлость царили там. Большая уборка ненадолго подбодрила принца, но друзья к нему больше не стучались и на помощь не звали. Когда он предлагал выгнать шмеля или перенести ящик с тяжелыми инструментами, феечки робко смотрели на принца и отмалчивались. Может он зря вернулся? 

Неприкаянный принц бродил по крыше, помогая бездушной кровле и молчаливым стенам – подлатывал штукатурку, ладил ступеньки, смазывал и счищал ржавчину. За чердачной трубой обнаружился закуток, куда ветром не один год наносило листву. А из нее проросла чахлая береза. И тоненькие стебли гороха жадно цеплялись за жизнь – не иначе крысы притащили запас и позабывали в соре. По уму следовало пересадить деревце и выкорчевать растения, но принц решил иначе. Несколько ящиков, пара мешков земли – и вскоре на крыше появился свой садик. 

Сперва там росли незамысловатые одуванчики, ромашки и астры. Но феечек радовала и такая малость, к тому же принц всегда разрешал нарвать букет или сплести венок. К осени он построил оранжерею, собственноручно соорудил сложную систему обогрева – и вскоре на ухоженных грядках распускались самые экзотические растения. Крысиная королевна захаживала к принцу-садовнику (так теперь его называли) за редкими травами для своих снадобий, феечка замочной скважины дожидалась урожаев клубники – выращенная на грядке ягода оказалась вкусней наколодованной. Да и принцы вскоре стали заглядывать за букетами для подруг. 

У вечно занятой феечки дверных петель тоже находились поводы навестить крышный садик. То полюбоваться лилией или орхидеей, чтобы вышить узор на платье, то отыскать цвет увядающей розы или свежего лотоса, то собрать бутоньерку жениху или добыть флердоранж для невесты. Знаете, живые цветы пахнут куда лучше волшебных! Принц-садовник с ней соглашался. Стараниями искусной портнихи, его снова начали приглашать в гости, угощать булочками и звать на помощь. Но не злоупотребляли. И сам садовник научился отказывать, если бывал занят или не в настроении. 

Понемногу наш принц разглядел и блеск внимательных черных глаз феечки и застенчивую прелесть улыбки и точность движений пальцев, вечно исколотых и натруженных. Принц готовил к ее приходу особенные букеты, добывал семена редкостных цветов и надеялся, что на Весеннем балу ему хватит смелости объясниться… 
 



Ника Батхен

Отредактировано: 30.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться