Сказки с крыш

Размер шрифта: - +

Последняя сказка с крыш

Феечка подоконников славилась острым зрением. Она легко могла разглядеть звезду в ручке ковша Большой Медведицы, видела кратеры на луне и считала шарики пыльцы на тюльпанах. Ей легко давалась самая филигранная вышивка, самая тонкая миниатюра, и если бы не непреодолимое отвращение к золе и саже, наша феечка могла бы заняться и ювелирным делом. Но есть занятия, совершенно не подходящие нежным натурам.

В остальном наша феечка ничем особым не отличалась – протирала от пыли и мусора уличные подоконники, еженедельно посещала балы, дружила с половиной крышных феечек, а со второй приятельствовала.  От ее внимательных ярко-голубых глаз ничего никогда не ускользало – где намечается свадьба, а где разлаживается, кто кому посвятил рондель и кого это возмутило, сколько котят собирается принести кошка Мама, сколько седых волос появилось в бороде у кошачьего ангела при этой новости. Впрочем, наша феечка отличалась неразговорчивостью и обыкновенно держала наблюдения при себе.

Когда она в первый раз заметила большую машину, подъехавшую к подъезду дома, то тоже промолчала. Все выглядело обыденно – суетливые люди вытащили на асфальт кучу серых коробок, кадку с фикусом, капризную крохотную собачку, погрузили вещи в кузов и укатили. Значит в опустелом жилище скоро снова появятся новые люди.

Однако квартира так и осталась бесхозной. А спустя неделю приехала новая большая машина. Хозяева спустили вниз фортепьяно, гарнитур в стиле ампир и фарфоровую супницу, перегрузили вещи, влезли в кабину сами и укатили восвояси.

В третью машину влез матрас, двадцать ящиков книг и одиннадцать кошек. В четвертую – сам хозяин, куча железных штук и большой холодильник. В пятую бережно перенесли сто восемнадцать пивных кружек со всего света, белую раковину и чучело рыбы-меч. Феечка подоконников все считала.

Однажды, когда она сидела на краю крыши и болтала ногами, любуясь закатным облаком, к ней спорхнула банная феечка. Устроилась рядом, поинтересовалась погодой и планами на грядущий бал. А потом пожаловалась:

- Знаешь, в доме остановили лифт. Такого раньше никогда не случалось – даже если сломается механизм, приезжают люди, гремят железом и налаживают кон-струк-ци-ю. А теперь колеса больше не крутятся. Что-то произошло.

Наша феечка взглянула вниз и предложила:

- Полетели!

Вдвоем они промчались вдоль фасада здания вдоль и поперек. Там, где раньше сияли огнями сотни окон, светилось по две-три лампочки на этаж. Больше не слышалась громкая музыка, не шумели дети, не распевался так, что дребезжали стекла, оперный баритон, не позвякивала посуда на кухнях. Дом словно вымер.

Однажды крышу (вместе со всем остальным конечно) уже собирались сносить, но тогда в дело вмешался Сказочник. А теперь беда пришла незаметно. Взявшись за руки, наши феечки помчались к флюгеру и подняли ужасный трезвон, собирая всех обитателей крыши. Когда последняя ворона выбралась из гнезда, и последний крысенок прискакал, догрызая на ходу сырную корку, феечки наперебой закричали:

- Кошмар! Ужас! Наш дом опустел! Люди уехали и больше не возвращаются.

- Как уедут, так и приедут, - каркнула белая ворона. – Не в первый раз.

- Нам без них лучше будет, - проворчал гном-сапожник.

- Заберем себе лестницы и подвалы, - обрадовались крысы. – И холодильники и шкафы тоже!

- А кто станет класть рыбку в миски во дворе? – возмутилась кошка Миу.

- И печенку, печенку тоже! – поддакнула белая кошка.

- Уймитесь все, - прошипела крысиная королевна. – Если люди уйдут, то и нам здесь не останется места. На одном волшебстве крыша долго не простоит.

- Дом действительно собираются сносить, - вышел вперед Волшебник и выпустил грустное колечко дыма из трубки. – Его время пришло, квартиры расселяют и с этим ничего не поделаешь. Я пытался бороться, поднял старые связи – тщетно.

- Я ходила в городскую администрацию, - призналась Хозяйка Лавки. – И по соседям на днях ходила. Многим дорог наш дом, люди не хотят уезжать и готовы бороться.

 - Давайте бороться! Отстоим нашу крышу, - закричал принц Забияка. – Кто со мной на войну?!

Феечки, принцы, кошки и прочие обитатели крыши загомонили наперебой. А потом единогласно приняли решение – стоять до конца. Почти единогласно… крысиная королевна незаметно исчезла, а наутро ее мастерская оказалась пустой.

На следующий день произошло самое необычайное событие за всю историю крыши – наверх поднялись люди. Художник Н., красавица Ангелина, хозяйка сиамки с седьмого этажа, многодетная семья Барабашкиных (дети сразу бросились тискать феечек и их с трудом удалось утихомирить), упрямый старик Панкратыч с фотокамерой прошлого века, дредастая парочка Джи и Джа с пухлым смешливым малышом Омчиком, немая дворничиха Маруся, баба Катя, которая когда-то въехала в дом студенткой… Феечки с принцами сперва чувствовали себя очень неловко, но вскоре перезнакомились, разговорились и подружились с соседями. Оказалось, что люди совсем не страшные и не скучные. И они тоже хотят отстоять дом – Панкратыч и Ангелина из принципа, Маруся потому что идти больше некуда, Барабашкиным полюбился двор с тополем и симпатичной площадкой, у бабы Кати свои резоны…  Совет затянулся надолго, споров хватало, но в итоге договорились действовать сообща и никому постороннему о феечках не рассказывать.

До утра обитатели крыши трудились, не покладая рук, клювов, когтей и крылышек. На рассвете к удивлению горожан весь фасад оказался расписан граффити – котята тянули к зрителям лапки и просили не лишать их жилища, нарисованные голуби кувыркались в безоблачном небе, радуги вставали над дверными проемами, а вдоль крыши тянулась надпись «Нам здесь жить!».

Жильцы дома сообща организовали пикет в сквере, вышли с шариками, плакатами, барабанами и тромбоном, скандировали «Дому дом» и распевали старые песни. Дворовые псы Чубайс и Куська болтались у людей под ногами и громко лаяли, наслаждаясь всеобщей неразберихой, дети гонялись за ними с задорным визгом. Приехало много-много машин – милиция, скорая, телевидение, журналисты и просто так любопытные. Снимали на камеры и гаджеты, подсовывали микрофоны, задавая самые феерические вопросы. Старика Панкратыча, как главного возмутителя спокойствия, попробовали арестовать, но наручники почему-то отказались защелкиваться, а машина заводиться.



Ника Батхен

Отредактировано: 30.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться