Сказки с крыш

Размер шрифта: - +

Сказка сорок девятая

Сказка про идеального принца

В одной далекой стране жил-был принц. Пригожий, смышленый, смелый и замечательный. Король с королевой гордились им, подданные восхищались – и было чем. Как изящно он танцевал вальсы, как ловко управлял белым конем, крепко держал шпагу, талантливо сочинял стихи и непринужденно читал их облакам и драконам. Другой бы загордился или избаловался, но у нашего принца даже характер оказался хорошим. И жить бы ему долго и счастливо, но в дело, как это часто случается, вмешалась любовь.

Принцесса соседнего королевства, которую мать-королева пригласила провести лето в гостях, выдающейся красотой не блистала. Загорелая, тощая и стремительная она обожала ездить верхом – ее лиловую амазонку замечали и на тенистых аллеях парка, и в окрестных лесах и даже на склонах единственной на всю округу горы. Наш принц тоже предпочитал прогулки на свежем воздухе придворным увеселениям. Он охотно сопровождал гостью, переходил с ней вброд реки, перескакивал через поваленные деревья, штурмовал перевалы и сам не заметил, как серые глаза девушки затмили ему целый свет. «Принцесса - чудо» - шептал принц на ухо белому коню, расседлывая того по вечерам, и получал в ответ сочувственное ржание.

На большом августовском балу наш герой вознамерился предложить избраннице руку с сердцем. Заказанное у гномов колечко с аккуратным бриллиантом прибыло в срок, король-отец одобрил выбор сына, прекрасная баллада в честь дамы сочинилась легко, музыканты играли одни лишь вальсы. И принцесса стояла у стенки, нарядная и застенчивая, теребя шарф цвета увядшей розы. Оставался последний шаг.

- Позвольте пригласить вас на вальс, дорогая, - выпалил принц и протянул руку.

Принцесса зарделась как маков цвет и мотнула головой:

- Нет! Не позволю!

Принц опешил:

- Как же так? Я мечтал об этом танце все лето, я надеялся на вашу… Почему вы отказываете мне?

- Потому, - отрезала принцесса и, расталкивая придворных, вышла из бальной залы.

В ту же ночь оскорбленный в лучших чувствах принц оседлал белого коня, прихватил шпагу и умчался куда глаза глядят. К зиме конь вернулся без всадника, и король с королевой решили, что они навсегда потеряли сына. Но он всего лишь поселился на небезызвестной крыше – куда еще податься принцу с разбитым сердцем?

Приняли нашего героя неплохо, обеспечили домиком, пусть и не таким роскошным, как королевский дворец, но вполне симпатичным. Феечки охотно окружили заботой новенького, восхищенно поглядывая на пышные кудри и выразительные глаза красавца. Принцам понравилась меткость его руки, твердость духа и некоторая бесцеремонность суждений. А крышные кошки оценили по достоинству роскошный бархатный плащ цвета вечерней сливы. Так приятно дремать вразвалку на мягкой ткани, мурчать и улыбаться во сне, зная, что принц хорошо воспитан и никогда не скажет «брысь» одинокому бессо… бесприютному созданию.

На первый взгляд принц не выглядел опечаленным – он охотно посещал балы и турниры, таскал корзинки и рассказывал анекдоты на пикниках, напевал чувствительные романсы и вышивал крестиком. Но тоска переполняла душу. Почему принцесса отвергла его, за что была так жестока? Неужели он слаб, некрасив, бездарен и не заслуживает любви? Принц вздыхал и утирал слезы, ночами бродил по комнате и даже (никому не рассказывайте!) складывал пасьянсы, тщась отыскать ответ. Наконец, яростная мужская натура возобладала над мерехлюндиями. «Я стану самым лучшим на свете!» решил принц. «И найду себе самую замечательную невесту. А она… она… глупая она, вот! Пусть жалеет, что упустила лучшего в мире принца».

Сказано – сделано. Для начала наш принц заделался победителем всех крышных турниров. Он всегда был неплохим фехтовальщиком, а усердные тренировки дали ему серьезное преимущество – прочие принцы обыкновенно занятиями не утруждались. Наш же не менее часа в день посвящал финтам и батманам. Он был так хорош в своей муслиновой белой рубахе, так изящно делал выпады – фьюйть-фьюйть! – что феечка восьмого этажа прилюдно объявила принца сэром сердца и тут же наколдовала ему вкуснейший пирог с клубникой.

Затем наш принц посетил гнома-портного и гнома-сапожника, навестил фею-модистку на одной из соседних крыш, и вскоре заделался таким модником, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Камзолы бархатные, парчовые и атласные с вышивкой. Штаны, кюлоты, лосины и буфы самых модных фасонов (жаль, что гульфик фея-модистка наотрез отказалась шить). Сапоги из мягчайшей кожи, фигурные башмаки с серебряными пряжками, домашние тапочки из пуха птицы Рок. Береты с аграфами, шляпы с перьями, сафьяновые ермолки. И самый шик – носовые платки из тончайшего батиста, с монограммами и узорами, пахнущие заморскими духами и благовониями. Когда наш принц, принарядившись, проходил по крыше, дамы краснели, бледнели и долго пялились ему вслед. И сразу три – феечка оконных стекол, феечка парадной лестницы и феечка замочной скважины – начали носить его цвета и ленты.

Следующим пунктом программы оказались танцы. Вальсы на крыше всегда любили, но одними вальсами сыт не будешь. Принц стер все ноги и заработал головокружение, но спустя небольшое время выучил и менуэт и гавот и польку с кадрилью и новомодные пляски под ужасно громкую музыку. Он буквально порхал по бальной зале, стремительно крутил и вертел партнерш, томно плыл под медленный ритм, заглядывал в глаза и вздыхал так нежно, что после каждого бала к свите поклонниц прибавлялись одна-две феечки.

Но и этого принцу показалось мало. Нелюдимый городской эльф обучил его виртуозной игре на гитаре, арфе и эльфийской свирели, призрак старого регента занялся с ним вокалом и вскоре наш герой запел не хуже настоящих менестрелей из сказок. Даже Хозяйка Лавки приходила послушать дивные серенады, улыбалась и промокала глаза платочком.



Ника Батхен

Отредактировано: 30.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться