Сказки с крыш, часть вторая

Размер шрифта: - +

Сказка 2, о красоте

Сказка о красоте

Феечка первого этажа считалась самой красивой на крыше. Все феечки очень милы, жителей крыши сложно удивить маленькой ножкой, золотым локоном или нежным румянцем. Однако феечке первого этажа – удалось. Тонкая талия, покатые плечи, изящные кисти рук, легкий румянец на фарфорово-бледных щечках, пышные волосы цвета осенней листвы, большие глаза оттенка весеннего неба – и это еще не все. К красоте прилагался живой ум, легкий характер и хорошее воспитание. Наша феечка грациозно танцевала, любила готовить, писала дивные акварели, сочиняла возвышенные стихи. Казалось бы, с чего жаловаться?
Красота ужасно осложняла жизнь нашей феечке. Во-первых, в нее все влюблялись – и если бы только принцы. Она разбила сердце гному-водопроводчику, задела за живое старого волшебника и очаровала крысиного короля. Каждое утро на ее крыльце оказывались подарки, включая ненужные, нелепые и опасные – один пчелиный улей со злобным роем внутри чего стоил, а о плененном в ее честь некрупном драконе наша феечка предпочитала даже не вспоминать. Для красавицы складывались баллады и серенады (и все приходилось слушать!), ее портреты рисовали на стенах домов (вы бы их видели!), выкладывали марципаном по торту и высаживали маргаритками на клумбе.
Где бы феечка ни оказывалась, на нее обращали внимание. Глазели, всматривались, обнюхивали, норовили потрогать или подсесть поближе. Обсуждали ее наряды, кружева и носовые платочки. Повторяли ее манеру завязывать бантики и шнурки, выспрашивали, чем она умывается, какую зарядку делает и сколько булочек ест на завтрак. И постоянно куда-нибудь приглашали – бедняжка едва успевала отказываться.
Подруг у нашей феечки почти не завелось, лишь независимая феечка замочной скважины, веселая рыжая феечка (та, которая писала письма дракону) и застенчивая феечка чердачного окна любили ее совершенно искренне. Остальные крылатые прелестницы, увы, завидовали – кто белой завистью, а кто и черной. От обиды порой говорились совершенно ужасные вещи.
- Твои стихи хвалят только потому, что ты красотка!
- Твои печеньки едят только принцы, и то из вежливости!
- Твои акварели похожи на фантики от конфет!
…С последним завистницы точно переборщили. На феечкиных рисунках вспархивали с ветвей живые птицы, распускались пестрые орхидеи, плыли кораблики под белыми парусами и ползали смешные божьи коровки с пятнистыми спинками. Но влюбленные принцы и правда готовы были на все, лишь бы привлечь внимание первой красавицы. Чтобы удостовериться, наша феечка однажды угостила кавалеров пирожными, щедро посыпанными солью. И долго ждала – кто сморщится и заявит «фу, гадость!». Принцы давились, кашляли, плевались в вазы с гортензиями, но съели все и осыпали кулинарку щедрыми комплиментами, выхваляя ее искусство. 
Обидно, да? Наша феечка страшно расстраивалась – никому не хотелось всматриваться в ее картины, вслушиваться в стихи и вглядываться в глаза. Для поклонников не имело значения, что происходит внутри пленительной оболочки, а завистницы не сомневались в счастье красавицы – ведь ей достается самое лучшее. 
Наша феечка пробовала одеваться скромнее, прятать локоны под берет, носить валенки, не ходить на пикники и балы. Однажды, огорчившись из-за драки трех принцев прямо под окнами, она отрезала свои прекрасные волосы и неделю щеголяла взъерошенной прической «под принца». Поклонники пришли в лютый восторг, а остальные феечки тут же начали стричься. И лишь Хозяйка Лавки качала головой – ты б еще голой ходить удумала, милочка. Красота страшная сила, с ней просто так не сладишь. 
Чашу терпения крыши переполнил скандал. 
У феечки чердачного окна завелся жених, принц из тридесятого королевства. Сам он на крыше не появлялся, но по рассказам влюбленной невесты был самым лучшим, красивым, добрым, и замечательным. Наша феечка искренне радовалась за подругу и ее избранника. Помогала испечь свадебный торт, исколола все пальцы, расшивая свадебное платье жемчужинками, самолично нарисовала герб жениха на каждой столовой салфетке. И вот, наконец, принц на крылатой лодочке пришвартовался к краю крыши.
Феечки увидели его и ахнули – он был сказочно прекрасен! Рыжеватые кудри, тонкие усики на мужественном лице, белозубая сияющая улыбка, смелый и прямой взор. Невзрачная худенькая невеста смотрелась рядом с ним серой мышкой – чем только очаровала? Влюбленные не выглядели хорошей парой – не то, что… Взоры жителей крыши раз за разом устремлялись в сторону нашей феечки. И, будем честны, прелестница впервые в жизни почувствовала что-то теплое и щекочущее, словно в животе запорхали весенние бабочки. Она прекрасно помнила, что у прекрасного принца есть невеста, и эта невеста – лучшая подруга. Она не хотела ничего дурного и не делала ничего. Лишь улыбалась красавцу чуточку чаще, чем остальным, танцевала с ним чуть охотнее и в минуту задумчивости написала его портрет на пластинке слоновой кости. Но художник на то и художник, чтобы рисовать кого вздумается – хоть соседского принца верхом на единороге, хоть китайского императора в виде древесной жабы.
До свадьбы оставалось всего три дня, уже были заказаны угощения, начищены туфельки и приглашены музыканты. Наша феечка засиделась допоздна, сочиняя поздравительную балладу для молодоженов. И когда в дверь постучали, открыла не задумываясь. На пороге стоял тот самый прекрасный принц, с букетом цветов и виноватой физиономией:
- Давай сбежим!
- Откуда? – удивилась наша феечка.
- Куда, - улыбнулся принц. – В свадебное путешествие. Только ты и я.
- У тебя уже есть невеста! – возмутилась феечка.
- Ничего не знаю, - хихикнула принц. – Я красив, ты невозможно красива – мы заслужили счастье. Я же вижу, что нравлюсь тебе, дорогая!
На крохотную долю секунды наша феечка вообразила себе побег, вольную свадьбу посреди леса и счастливую жизнь рядом с самым-пресамым… жуликом и обманщиком, да! Взмах палочки – и морщинистая перезрелая брюква покатилась по крыше – даже свекла для такого прохиндея показалась чересчур хороша. Наша феечка брезгливо ухватила овощ за дряблый корешок и полезла на трубу собирать народ.
Собрание вышло шумным и склочным. Превращенный обратно чтобы дать объяснения принц утверждал, что наша феечка все выдумывает, сама к нему липла и вообще дура. Феечка чердачного окна три раза падала в обморок, а потом заявила, что разрывает помолвку и знать не хочет ни изменщика ни изменщицу. Возмущенные жительницы крыши требовали крови, изгнания или хотя бы бойкота. Хозяйка Лавки пошутила насчет смолы и перьев, кое-кто воспринял шутку всерьез. Нашей феечке оставалось лишь краснеть, бледнеть и трепетать крылышками. Если бы не один любопытный крысенок, отиравшийся под окном в надежде спере… позаимствовать несколько цукатов с торта, дело бы кончилось скверно. Но хвостатый свидетель высказался однозначно и виновника безобразия попросили больше никогда не появляться на крыше. Невеста отправилась в свадебное путешествие в одиночку – лечить душевные раны. Нашей феечке никто ничего не сказал, но даже прежние поклонники посматривали на нее так выразительно, что бедняжка вскоре собрала чемодан и тоже отправилась куда глаза глядят. Ей хотелось к теплому морю, на уединенный остров с беломраморной виллой, садом южных цветов и огромными ночными звездами. Ах, мечты!
Стоило нашей феечке взлететь с крыши и старательно махая крылышками подняться ввысь, как бедняжка столкнулась с веселым дррррроном – близнецы с десятого этажа получили игрушку в подарок на день рождения и тут же опробовали. Тяжелый чемодан помешал увернуться от столкновения. Феечка повредила крылышки, уронила ношу и чудом сумела спланировать вниз, в какой-то незнакомый двор. Волшебная палочка осталась в чемодане вместе с теплыми вещами, вкусным завтраком и всеми полезными мелочами, которые облегчают жизнь любой порядочной феечке. Что же делать?
С неба начал накрапывать дождик. Феечка спряталась под скамейку, закутавшись в поломанные крылышки, но вода достала ее и там. Бедняжка промокла, промерзла, упала в лужу, и когда непогода унялась, выглядела совершенным гадким утенком. Она вызывала жалость, но у жителей большого двора хватало своих забот. Наконец одна пестрая кошка обратила внимание на несчастное существо:
- Потерялась?
- Ага, - ответила феечка и чихнула.
- Кушать хочешь?
- Ага.
- Котят нянчить умеешь?
Нашей феечке в жизни не приходилось никого нянчить, но выбора у нее не оставалось. Она спустилась в подвал к пыльным и теплым трубам и получила на руки четыре рыжих комочка. Пока кошка бегала за едой и обществом, детишек надлежало обихаживать и беречь. Сперва котята не требовали особенного ухода – лежали себе и попискивали в тряпочку. Вскоре у них открылись глазки, прорезались зубки, отросли острые коготки и появился характер. Феечка день-деньской гонялась за ними по подвалу, купала в корыте, расчесывала хвосты, разнимала драчунов и утешала обиженных. Она пробовала учить малышей читать, считать и рисовать на грязных стеклах, но ученики отвечали ей «мяу» и учиться ничему не хотели – им куда больше нравилось выслеживать мышей и гоняться за солнечными зайчиками. А потом котята выросли. И кошка сказала няне «извини, до свидания».
Наша феечка кое-как выбралась в заснеженный двор, зябко поежилась, попробовала взлететь и тяжело плюхнулась оземь – крылья еще не зажили. Но отчаиваться она больше не стала – кому-нибудь да понадобятся помощники, не пропаду. Главное, что никаких принцев в округе не водится!
Работы во дворе и вправду хватало. Наша феечка считала ворон для одного студента (как зовут, сколько лет, любит ли сыр и готов\а ли им делиться), смазывала замки и петли на подъездной двери, консервировала снежинки для отправки в жаркие страны, а чтобы развеяться рисовала на заборах веселые сказочные картинки. За этим занятием ее и застукала семейка подзаборных троллей. Похожие на мохнатые картофелины с большими глазами и длинными цепкими лапами, ворчливые и сварливые, они отличались добрым сердцем. Услышав историю нарушительницы порядка, они приютили ее, накормили и поселили в отдельном отнорке здоровенной тролличьей норы. Там царил фантастический бардак, пахло старыми носками и мокрой шерстью, но наша феечка уже усвоила, что в чужую нору со своим уставом не лезут, и прибираться не стала. 
Если вы думаете, что обязанности подзаборных троллей исчерпывались сдиранием объявлений и закрашиванием известных математических формул, вы ошибаетесь. Заборы поддерживают границы, мешают детенышам разбегаться и расползаться, защищают от буйства стихий, пакостных духов, диких городских гоблинов и прочих неприятных созданий. И тролли бдили изо всех сил. Наша феечка сперва подавала тряпки и таскала ведра с краской, но вскоре научилась заделывать щели между мирами, рисовать антивандальные мандалы и узнавать слова, требующие закрашивания, с первых двух букв. Тролли оказались заботливы сверх меры, они баловали гостью, сажали на самые целые табуреты, закармливали вкусными вещами, не ругали за пролитую краску и продырявленные доски. Наша феечка долго недоумевала, доискиваясь причин щедрого гостеприимства, пока самый маленький тролленок не проговорился однажды:
- Ты некрасивая! Тощая, бледная, безволосая, без когтей, дома и денег. Кто позаботится о такой замухрышке, если не мы?
Что такое деньги и когти феечка знала, обзаводиться ими не торопилась. Дом ждал ее на крыше. Но некрасивая?! Я?!!!
Конечно без слез дело не обошлось и тролленку здорово влетело от старших за то, что расстроил гостью. Но наша феечка, хорошенько умывшись, даже обрадовалась – значит можно спокойно возвращаться домой. К маю месяцу переломы окончательно зажили. Наша феечка в последний раз отмыла ограду вокруг заборостроительного техникума, перецеловала троллей в мохнатые щеки и встала на крыло. 
На крыше ее не узнали. Пришлось рассказывать обустройство первого этажа, перечислять по имени всех жильцов, их собак, кошек и хомячков. Лишь после этого феечки, потупив глаза, вернули ключи и быстро-быстро разлетелись. Причина была налицо, точнее на лице. Нет, у нашей феечки не выросло ни рогов, ни усов, но из внешности ушло что-то неуловимое. Из самой красивой она превратилась в обычную феечку, миленькую – и только. 
Несколько дней бедняжка плакала и отказывалась выходить на улицу. Она поняла, что на самом деле дорожила своей красотой, гордилась ей и, если честно, порой использовала. Но жизнь продолжалась, работа звала, и из домика пришлось выйти. К чести остальных феечек надо заметить, что они не дразнили нашу, не жалели и не поминали историю с невоспитанным принцем. Кто старое помянет, тот ящерица фуфу.
Вскоре выяснилось, что стихи нашей феечки не то, чтобы хороши. И пирожные… даже крысы, кроме самых голодных, воротили от них усатые морды. А вот акварели после превратностей дворовой жизни стали еще лучше. На них кувыркались и топали лапами смешные пузатые тролли, крались темные духи, распускались ромашки посреди залитых асфальтом дворов, танцевали джигу-дрыгу рыжие котики и рассыпался по улице чемодан с волшебной дребеденью. Картины в серебряных рамках украсили все бальные залы, феечки с принцами собирались полюбоваться, и даже с других крыш начали приезжать экскурсанты, охочие до искусства.
Среди гостей оказался принц из тридвенадцатого королевства. Он когда-то считал рассматривание живописных полотен самым скучным в мире занятием, но, увидев феечкины акварели, изменил свое мнение. Отыскав домик художницы (феечка увидела, как красив гость, и наотрез отказалась выходить) принц четыре часа рассказывал, что увидел, что понял, какую дивную экспозицию можно составить в главном зале королевского дворца и какую свадьбу устроить в королевском саду, с хрустальными колокольчиками и колесницей, запряженной белыми лебедями.
Наша феечка долго сопротивлялась, угощала принца пирожными, читала ему поэмы и встречала в халатике. Тщетно – влюбленный оказался упорен, настойчив и не-по-ко-ле-бим, стихи он воспринимал как причуды творческой личности, от пирожных отказывался, а заляпанный краской халатик просто не замечал. Наконец феечка сдалась и прошептала «да» - если принцу нужна некрасивая невеста, она согласна.
Свадьбу сыграли тут же, на крыше. Двенадцать феечек (включая феечку чердачного окна – она давно все простила) шили подвенечный наряд, украшали его лепестками жасмина и белой розы, ткали вуаль из осенней паутины и ловили падающую звезду, чтобы украсить прическу. Наша феечка поблагодарила подруг, нарядилась, увидела принца в окошке… Феечки ахнули хором. Навстречу жениху полетела самая красивая на крыше невеста. Тонкая талия, покатые плечи, изящные кисти рук, легкий румянец на фарфорово-бледных щечках – и любовь, которая делает любую красоту совершенной. 
Принц не ожидал такой перемены, но заметил ее и по счастью оценил вовремя, иначе быть бы ему до скончания дней гадкой свеклой. А так все кончилось хорошо, лишь подзаборные тролли порой вздыхали по своей старательной и доброй помощнице, и посматривали на небо – не падает ли чемодан, а следом славная феечка.

…Красота там, где ты ее видишь…



Ника Батхен

Отредактировано: 01.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться