Сказки волшебного леса

Болотные шумушки

Болотные шумушки

Грегори сразу согласился пойти странствовать. Но не потому, что Барти уговорил. Большинство хнугов, не задумываясь, срываются места, но не таков Грегори. Он давно собирался в путешествие, но не бездумно глазеть на новые места и диковинки, нет, его долг собрать знания и написать ценнейший ученый труд.

Мысль о книге воодушевила. Весь последний год Грегори перечитывал рукописи о путешествиях. Осенью подготовил листы бумаги, зимой сшил книгу и вырезал из деревянных щепок украшения на переплет. Когда снег сошел, начал готовиться еще основательней. Во-первых составил список вещей, затем сложил в сумку, перепроверил. Перечитал руководства бывалых путешественников. Убрал из сумки то, что вряд ли пригодится, добавил нужное. Осталось дождаться подходящего дня и найти компанию.

И вот сегодня, пробегающий мимо дома Барталамео на минутку остановился и сообщил, что юная Иветта, дочь Лермерика и Маривеллы отправляется в путешествие, и он идет с ней. Вот он подходящий день и компания.

***

К обеду добрались до края болота. На высоких кочках сидели шумушки. Исхудавшие и бледно зеленые после зимней спячки. Они поворачивались к солнцу большими лысыми головами с рожками и оттопыренными ушами. Время от времени приоткрывали водянистые глаза и хватали руками или сразу ртом зазевавшихся комаров. И снова блаженно вытягивались на зеленом мху.

– Теплого солнца, душистого багульника и кислых ягод!– звонко крикнула Иветта

– Пусть не переводятся комары в трясине, – добавил Барталамео.

– Вечно теплого и сырого болота, – сказал Грегори, и как бы ужасно такое приветствие не звучало для хнужьего уха, для шумушек лучше не придумаешь.

Шумушки повскакали на перепончатые лапки и быстро запрыгали по кочкам к хнугам. Старший шумушка, обошел друзей вокруг, внимательно разглядывая. Его коричневую рубаху украшала блестящая оловянная пуговица. Подошел вплотную и прошипел дружелюбно:

– Шшшш, хнуги – бродяжки, куда ж идете, что ж ищете, шумите?

– Я Ива, это Барти музыкант, и Грегори, поэт и ученый. Мы путешествуем и ищем приключения.

Шумушки зашептались между собой, поглядывая на путешественников: – шшш, глупые хнуги, бродяжки, путешествуют, смешные…сокровища есть ли.

Шумушка в зеленой рубашке обернулся к друзьям и прошипел:

– Шшш, ну коль зашли на болото, то поешьте с нами. Меня зовите Шмыш.

Шумушки чтут закон гостеприимства. Привечают путников, предлагают отобедать и переночевать. Такого на болоте не жди ни от трясунок, ни от жмоней-болотников, ни уж конечно от лягушек. Так что, если завела вас судьба дорожная на болото, ищите шумушку.

Ива, Барти и Грегори запрыгали по кочкам вслед за шумушками в плетеный домик. Издали он походил на гнездо ремеза или крапивника.

Из гнилой болотной почвы, то здесь, то там вырастали кривые, хилые деревья, у некоторых ютились плетеные домики. Возле каждого домика висел фонарь с гнилушкой, в темноте они будут светиться голубоватым светом. Все это Грегори давно прочитал в книгах.

Немного шумушке надо для счастья: домик-гнездо, бутылка с настойкой багульника и конечно сундук с сокровищами.

Это хнуги строят дома обстоятельно, на века, из кирпичей, камней и веток. Совсем не так у шумушек, дома плетут за один день, и больше из этого места всю жизнь не уходят.

Хнуги подшучивают между собой над шумушками. Как можно так жить, в сырости, в хилых домишках, и не помышлять о странствиях.

А шумушки смеются над хнугами, называют глупцами и бродяжками. Ну кто в здравом уме бросает нужные вещи и замечательные дома? И ладно бы ради чего, а то просто ноги потоптать!

Встав на корточки друзья заползли в дом-гнездо. Шумушки мельче хнугов, размером, примерно, с кошачью жабу или крупную лягушку.

В нос ударил запах перепрелого мха, багульника и забродившей черники. Сквозь окошко и щели между прутьями сочился свет, причудливо освещая жилище. С потолка свисали грозди завяленных ягод.

– Шшш, проходите уж, – пригласил Шмыш хнугов.

Друзья расселись вокруг плетеного стола, а шумушка достал ящик с посудой и бочонок с ягодами. Хнуги ягоды сушат или парят, но чаще варят варенье. А тут в бочонке брусника с клюквой и черникой. Моченая ягода, вкусная, язык к нёбу прилипает. Шмыш выдал ложки, положил гостям угощенья, и себя не забыл.

–Шшш, кушайте, хнуги-бродяжки.

Шумушка подкладывал и подкладывал добавку, пока гости не наелись. Щедрый хозяин плеснул в глиняные кружки настойку багульника.

Грегори сделал вид, что отхлебнул. Книги не врали, напиток из багульника отвратителен. Несравнимая ни с чем гадость, и на вкус и на запах. Иветта зашлась кашлем с первого глотка, а на глаза навернулись слезы. Она быстро съела полную ложку ягод и перевела дыхание.

Барталамео решил попробовать. Позеленел, почти как шумушка и попытался незаметно выплюнуть. Хуже оскорбления для болотных жителей не придумать. Грегори пнул музыканта под столом, тот вытаращил глаза, но проглотил. Шмыш ничего не заметил. Он выпил свою порцию, причмокивая и морщась от удовольствия.

Хозяин выдержал вежливую паузу и поинтересовался, не желают ли гости еще настоечки? Гости не желали.

Шумушка проворно сгреб со стола посуду, скинул в таз с водой и быстро вытер кусочками чистого мха.

Шмыш вытащил из-под кровати плетеный сундучок, откинул крышку. Хитро посмотрел на хнугов и достал разбитое фарфоровое блюдце с рисунком райской птицы. Сверху высыпал разноцветные пуговицы и бусины. Следом на столе оказалась шпора, заржавевшая гарда и дверная костяная ручка.



Екатерина Соболева

Отредактировано: 09.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться