Сказки волшебного леса

Размер шрифта: - +

Колдун

Колдун

Шумушка сжался у гребня, вцепился в шерсть и зажмурил глаза. Глупые, глупые хнуги, не понимают, произошло самое ужасное из всего возможного. Злой волшебник их съест, как шумушки едят комаров. А если не съест то бросит в темницу, или заколдует, или отдаст на растерзание Кразявру . Но если этого и не произойдет, все равно жизнь не станет прежней. Родные болота где-то далеко и не вернуться самому. Ну вот зачем, зачем, связался с хнугами бродяжками. Только чтобы выпросить сокровище… выпросил, а теперь ни сокровищ, ни дома, ни болота, и жизнь вот-вот закончится. Шмыш тихонько завыл.

Кразявр забрался на холм и приблизился замку. Ворота со скрипом распахнулись. Монстр не останавливаясь двинулся дальше, по широкому двору, ко вторым воротам открывающим путь к главной башне.

– Сейчас Кразявр потащит нас по ступенькам на самый верх, к облакам – крикнула Ива и ошиблась.

Кразявр свернул в какой-то коридор, потом в еще один и еще. Шумушка разволновался еще больше, ох не к добру все это. Монстр вбежал в сумрачную комнату с запахом колдовства и лягушек, остановился, принюхался и завыл на своем кразяврском языке, потом потерся головой обо что-то огромное и непонятное. Огромное и непонятное зашевелилось. Монстр еще раз потерся об него головой, сел и гулко застучал хвостом.

Шумушка прищурил глаза, соображая, где они оказались. Кразявр, вроде двигаться больше не собирался.

Ива достала из заплечной сумки нож-пилу и разрезала веревки. Кразявр резко мотнул головой и хнуги с шумушкой кубарем скатились с теплой мохнатой спины на холодный каменный пол. И стукнулись головами прямо о большое и непонятное. Шумушка отпрыгнул на несколько шагов и присмотрелся. Непонятное оказалось огромными ногами в сапогах с отворотами.

– Что ты приволок, разбойник? – раздался рокочущий бас с высоты, сапоги заскрипели, и пошевелились. Волшебник наклонился и довольно рассмеялся.

– Малыши хнуги и трусишка шумушка! Ну, и чего это вы прицепились к моему Кразявру, да ко мне в гости пожаловали?

Тут нервы у шумушки не выдержали. Он грохнулся на каменные плиты пола, скрючился, закатил глаза и высунул язык.

– Не прикидывайся мертвым, – огромная рука подхватила Шмыша и унесла на высоту, шумушка приоткрыл один глаз, обомлел от страха и снова зажмурился.

– Эй, куда ты его тащишь? – закричала Ива снизу, – он ничего плохого не сделал.

–Так ведь и я ничего плохого не делаю, – волшебник наклонился еще раз. Через мгновенья хнуги оказались на столе рядом с шумушкой и большой стеклянной колбой. В ней окруженная голубоватым светом висела здоровенная лягушка. Страшно и непонятно.

– Ну, – прямо на них смотрел старик великан, – рассказывайте, кто вы такие и что здесь делаете.

– Я Грегори, ученый и поэт, Барталамео – музыкант и Иветта, у нее первое путешествие. А Шмыш – болотный шумушка.

– Да, знаю, знаю вашу традицию дня зеленой дороги, хнугов я часто встречаю, но признаться шумушку–путешественника вижу впервые. Хватит я тебе говорю притворяться дохлым, а то и впрямь, скормлю Кразявру!

Шумушка подпрыгнул, как укушенный осой, и вытянулся в струнку.

– Ну, он не совсем путешествует, мы пытаемся вернуть его сокровища! Ты, колдун не знаешь, но твой Кразявр разоряет болотных шумушек! – прокричала Иветта с вызовом.

– Почему же не знаю, знаю! Я его за этим на болото и послал, – волшебник улыбнулся и погладил длинную седую бороду.

– Я так и знал, злодей! – прошептал шумушка, попытался еще раз упасть, но вовремя одумался.

– Но… зачем тебе, такому огромном и могучему весь этот… хлам, – изумился Барти.

Старик рассмеялся:

– О, это долгая история, а я не вежливый хозяин. Позвольте сначала представиться, меня зовут Силин, и да, я волшебник. Ну и не такой уж я огромный, скорее это вы, храбрецы, маленькие. Сейчас вам нужно привести себя в порядок, помыться, а за обедом я все расскажу.

Путешественники посмотрели друг на друга. Да, в таком виде по гостям не ходят. Грязная одежда с налипшими кусками тины, испачканные в болотной жиже лица и волосы. Не дав опомниться, колдун снова подхватил их на руки и в несколько шагов пересек комнату. Прошел по длинной веренице коридоров. Факела вдоль стен, пульсировали то голубоватым, то зеленоватым светом. «Ох, не к добру это, – думал Шмыш, – ох, не к добру».

Великан распахнул одну из дверей.

– Так, ну, пожалуй, здесь, есть все, что нужно. Я пришлю Кразявра, он привезет вас в столовую.

Посреди комнаты расположилась лужайка с цветами, веселым ручейком и небольшими елочками. Возле одного деревца приютился самый настоящий хнужий дом, с кухней, ванной, спальнями и шкафами забитыми одеждой. Хнуги смыли грязь, расчесались и переоделись в чистое. Одежду постирали и повесили сушиться. Барти принялся пощипывать струны. Грегори достал книгу и заскрипел пером. Иветта примеряла наряды и выходила показаться то в одном, то в другом.

Только Шмыш сидел на лужайке перед домом и не радовался ничему. Подходящей по размеру одежды в хнужьем доме не оказалось. Он помылся не раздеваясь и сушил рубашку со штанами прямо на себе. Но, это как раз не страшно, шумушки всегда так делают. Теплый колдовской свет разливался по поляне, но шумушку не обманешь, это не солнце. А еще пугал обед с коварным колдуном, похитителем сокровищ.

В дверь поскребся и вбежал радостный, чистенький и расчесанный Кразявр. Побегав по полянке он улегся на живот. Ива почесала монстра за ухом. Шмыш сжался: сейчас Кразявр откусит ей голову, но он только лизнул хнуженку в лицо. Хнуги и шумушка забрались на спину, и чудище потрусило прочь из комнаты по коридорам.



Екатерина Соболева

Отредактировано: 09.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться