Сказки волшебного леса

Размер шрифта: - +

Сороки

Грегори летел молча. Чудесный день, нужно просто найти Фердинанда и убедить вернуть волшебство летунам. Ни погонь, ни битв, ни приключений, писать в книге особенно не о чем. Вот разве что полет описать, как прекрасен лес, когда летишь над верхушками деревьев и речка сверху похожа на атласную серую ленту. Можно сделать важный вывод, ну скажем про летунов. Но какой… «Нужно быть внимательными и не задирать нос», или «всегда прислушивайтесь к другим, даже к белкам»?

Лес поредел, вместо сплошного зеленого ковра просматривались отдельные аккуратные елочки. Веселые речки, ручейки и болотца.

Сороки опустились на валуны покрытые комьями зеленого мха. Аккуратные елочки оказались огромными зловещими деревьями с вгрызшимися в землю корнями. Под широкими еловыми лапами укрылся бы не то, что хнужий дом, целая хнужья деревня.

Между поваленными ветром сосен у большого валуна скрывался неглубокий лаз. По хнужьим меркам огромный, но едва достаточный для приюта дракона-подростка. На ветке молоденькой ели, возле самого логова, сидел тот самый сороченок, что летел впереди всех. Ива ловко спрыгнула с сороки и побежала к драконьей норе.

Вслед за ней забрались Барти и Грегори, последний зашел Лумми. Но логово оказалось пустым. Только еловые ветви и мох.

– Фердинанд только-только покинул свой дом, – заметил Грегори, – видите прижатые ветки поднимаются.

– Нужно расспросить сороченка, не видел ли он Фердинанда, он раньше прилетел.

Друзья вышли из пустого драконьего логова. Сороченок по-прежнему сидел на ветке. Прочие сороки, разлетелись по своим птичьим делам. Ни дракона, ни сорок и лес чужой.

– Скажи-ка, пернатый друг, а не видел ли ты дракона, когда прилетел сюда. Он совсем недавно был здесь, – Лумми подлетел к сороченку и спросил, заглянув птенцу в глаза.

– Конечно видел, я и полетел вперед, предупредить о вашем приходе. Ну, что вы ищете украденное волшебство, и хотите отобрать. Фердинанд сказал, ничего никому он не отдаст, никого видеть не хочет и гостей к себе не приглашал. Потом улетел и велел не ждать. Я вам все передал, и пожалуй тоже полечу.

Захлопал черными крыльями, сверкнул белой грудкой и на поляне остались только хнуги и Лумми. Грегори много о чем хотел бы сороченка расспросить. Но уже не догнать. Летуны, хоть и умеют летать, но куда им против пернатых.

– Ого, смотрите черничные кусты, и ягоды поспели. Кто-нибудь видел подобное весной! Я нет! – Закричал Барталамео и кинулся обрывать чернику.

Да, ягоды станут прекрасным дополнением к желудевым лепешкам. Мастер Силин позаботился, дал в дорогу целый кулек. Ива поспешила к Барти, рядом с черникой росла брусника и несколько земляничных кустов с ароматными красными ягодами.

– Все очень плохо и даже хуже. Я не мог и подумать, что начнется так быстро, – Лумми побледнел и нахмурился.

– Ты о чем, – не понял Грегори, – это странно, среди весны, да спелые ягоды, но что в этом плохого. Нас ждет вкусный обед!

– Природа начала путать сезоны, мы следим за порядком, чтобы все происходило в свое время. А если где-то случается ошибка, тут же ее исправляем, смазывая природный механизм волшебством. Ягоды, это самое начало, боюсь, дальше будет только хуже.

– Что будет дальше? – Грегори стенания летуна скорее удивляли, чем пугали.

– Точно не знаю, но мир начнет рассыпаться на отдельные кусочки. За весь мир не скажу, но нашему волшебному лесу придет конец.

– Если мы ничего не придумаем! – Грегори попытался, что-нибудь придумать сходу, но ничего не вышло, только забурчало в животе. Пришло время обедать.

Летун сел на вывороченное с корнем дерево, обхватил голову руками и забормотал, - все пропало, теперь точно все пропало.

Барти и Ива насобирали ягод и к лепешкам и на компот.

Пока летун страдал, Барти развел костер. А Грегори отправился за водой. Ручья поблизости не оказалось, поэтому он вырыл в самой низине ямку и подождал пока та не наполнится водой. Набрал в чашу, закинул уголь из костра, дал отстояться и аккуратно слил в котелок через несколько слоев ткани. Все, можно варить компот, вкуснейший компот из ягод и листьев земляники.

После обеда Барти настроил лютню и начал подбирать мелодию и слова к саге о драконе - похитителе волшебства. Ива нашла подходящий камень и принялась править нож-пилу. Грегори открыл большую книгу путешествий, но глядя на летуна, не стал ничего записывать.

Лумми немного повеселел после обеда, но, видно, продолжал готовиться к неизбежному концу.

– Скажи, Лумми, а раньше волшебство никогда не пропадало? Вот ни за что не поверю, будто это первый раз.

– Такое случалось, правда, всего однажды очень, очень давно. Тогда мир также стоял на краю гибели.

– Ну вот видишь, один раз спаслись и сейчас спасемся.

Ветер теребил верхушки деревьев, но внизу под елью было тихо. Лумми молчал и расправлял складки на кафтане. Муравьи бегали по своим делам, костерок потрескивал. Летун вздохнул и начал рассказ.

– Начну с того, что мы – летуны, самые главные здесь. Если нас не будет, не станет и леса.

– Ого, – Барти от изумления перестал играть, – и без сомненья самые скромные. Прям, можно вырубить все деревья, разогнать белок и зайцев, переселить медведей с росомахами в горы. Лесу все нипочем. А исчезли летуны, лес пропал.

Барти рассмеялся, вслед за ним заулыбалась и Ива, только Лумми оставался серьезным.

– Мы – летуны, по всему лесу собираем волшебство. Немного используем сразу для порядка и красоты, а остальное складываем про запас в пузырь. Природное волшебство можно собирать только с конца весны и до начала осени. Потом лесу не до магии, он готовится ко сну. Зимой все спят и деревья и звери и летуны, словом все.



Екатерина Соболева

Отредактировано: 09.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться