Сказки волшебного леса

Размер шрифта: - +

Фердинанд

Дракон недовольно фыркнул, пробурчал что-то под нос и вытащил голову из лаза. Снаружи раздалось хлопанье огромных крыльев.

– Держи его, – завопила Ива и бросилась вон из логова, друзья кинулись за ней, но увидели только удаляющийся драконий силуэт в небе.

Ива топнула ногой, посмотрев сквозь навернувшиеся слезы на сбежавшего Фердинанда. От удара ноги земля провалилась сама в себя вместе с валунами, деревьями и драконьим логовом. Ива едва успела отпрыгнуть. Сердце бешено заколотилось, она перевела дыхание и оглянулась. Грегори и Барти стояли рядом на краю обрыва, вниз сыпались камни, овраг ширился, поглощая куски леса. Лумми завис в воздухе, махая крыльями.

– Моя книга, – взвыл Грегори.

– Здесь она, – сказал Барталамео, он стоял обвешанный сумками, держа в одной руке плащи, а в другой лютню, куда же музыкант без нее.

– Но Барти, как ты догадался собрать вещи?

– Что тут не понятного, – музыкант пожал плечами, – Ива закричала, «Держи дракона», а я помню, чем это закончилось в прошлый раз – поездкой верхом на Кразявре. Вот я схватил вещи и выбежал. Ну, чтобы сесть на дракона, но вижу, вы его упустили.

– А лес разрушается, все быстрее и быстрее, – Лумми задумчиво почесал огромные уши, – нам нужно срочно что-то придумать.

– А, что если мы пойдем в ту сторону, куда полетел дракон? – предложил Барти.

– Ты думаешь мы пешком, перебираясь по завалам и обходя валуны сможем догнать его? Не смеши меня! – Ива занесла ногу, чтобы зло топнуть еще раз, но посмотрела вниз, на дно оврага и передумала.

Барти развел руками.

– А знаешь, Ива, может Барти и дело говорит, дракон только-только научился летать и вряд ли он летает далеко, может и догоним – неуверенно сказал Грегори.

– Да, и в любом случае нам все равно куда идти, пойдемте за драконом, найдем – хорошо, не найдем, может встретим кого-нибудь другого, только не спрашивайте меня кого, – пробурчал Лумми, – я думаю, Эсбард одобрил бы.

Идти по лесу, полному валунов, упавших деревьев, а теперь еще и испещренному оврагами не так легко. Но по счастью Лумми не шел рядом, а летел, показывая друзьям более удобный путь. Но все равно тяжело, и через поваленные деревья перелезать и перепрыгивать с камня на камень преодолевая ручьи. Некоторые даже пришлось переплывать раздевшись и держа одежду на вытянутой руке. И хуже всего, непонятно куда точно идти. Дракон-то давно скрылся из вида.

Высоко в небе кружились два ворона.

– Эй,- закричал Барти, – вы не видели дракона?

На удивление они услышали, ворон помельче спустился, мотнул головой и каркнул, – Туда! Близко!

Хнуги повеселели, а Лумми стал взлетать повыше, высматривать внимательней. Жаль вороны улетели сразу, могли бы и проводить.

 

Дракон спал, обернувшись калачиком вокруг вековой ели. При каждом вздохе грудь мерно поднималась и при каждом выдохе из ноздрей выбивались клубы пара. Синяя как верхушка неба чешуя переливалась на солнце. Из спины торчали огромные стрекозиные крылья.

– Вы когда-нибудь видели драконов с крыльями как у стрекоз? – вполголоса проговорил Грегори.

– Я вообще никогда не видела драконов, – отозвалась Ива, подошла к спящему Фердинанду и провела рукой по плотному прозрачному крылу.

– Это не стрекозьи крылья, а крылья летунов, только в сто раз больше и крепче.

– Ну, так что будем делать, если мы его разбудим, он опять улетит, – Грегори нахмурился и почесал кончик носа

– Мы можем забраться на него и оседлать, как Кразявра, – Ива достала из сумки веревку и с сомнением ее оглядела, – немного коротковата, но мы можем сплести новые

Дракон заворочался во сне, перевернулся на спину, распластав крылья на земле, когтистая лапа задергалась, отгоняя дурное сновидение. Теперь и думать нечего – оседлать.

– Ой, да что тут рассуждать, – Ива подошла вплотную к уху спящего дракона и что есть мочи заорала, – Фердинанд!

Дракон дернулся, длинный хвост одним движением сбил с ног Барталамео и Грегори, Лумми успел вспорхнуть. Фердинанд замотал головой и уставился на Иву, взгляд сфокусировался.

– Фердинанд, ты должен немедленно вернуть летунам волшебство! – закричала Ива, уперев руки в бока. Мама всегда так делала, когда ругала ее или Буви.

Дракон наклонил голову к Иве, раскрыл пасть и зарычал, обнажив острые клыки, каждый размером с хнуга. Ива зажмурилась.

– Как вы мне надоели, – голос у Фердинанда оказался густым и сладким, как липовый мед, – крылья я никому не отдам.

Подлетел Лумми:

– Ива права, нельзя брать чужое!

– Это вы хнугам расскажите, как нельзя брать чужое, и хватит ходить за мной, я с вами разговаривать не хочу и не буду. Будете меня преследовать, познакомитесь с моими зубами, – Фердинанд клацкнул пастью перед Ивой и Лумми, расправил прозрачные крылья и легко взлетел.

– Догоняй его скорей! – закричала Ива толкнув летуна в плечо.

– Я не хочу знакомиться с его зубами, – запротестовал Лумми, – и я не представляю, что нам теперь делать.

– Зря ты закричала на него, нет бы, спокойно объяснить, – подошел Грегори, потирая бок.

– Да и кому, кому, а не хнугам говорить, что нельзя брать чужое, – зло заметил Лумми, – всегда хватаете что хотите. Даже в чужой дом можете заселиться

Подошел Барталамео:

– Мы берем только то, что нам нужно. Если я хочу кушать, а у тебя есть еда, конечно, я возьму. Да и ты, Лумми, не захочешь, чтобы я умер с голоду! Или допустим у меня вдруг не оказалось теплого плаща, я зайду в хнужий дом и возьму, или башмаки, – Барти посмотрел на ноги, – вот эти, я взял у мастера Силина. Но и у меня любой может взять что угодно, кроме того, что надето или в руках. А в дом заселяемся, только если он семь дней пустует, значит хозяин не вернется.



Екатерина Соболева

Отредактировано: 09.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться