Сказки волшебного леса

Размер шрифта: - +

Поселения беглых людей

Ливин проводил хнугов до границ королевства дивов. Впереди простирались северные холмы поросшие зеленым лесом. Барти вздохнул полной грудью. Даже воздух другой, лесной, свежий, душистый. Над головами в пронзительной синеве кружили два ворона. Высоко, не докричишься. Самая макушка лета, когда еще бродить по свету если не сейчас. В лесах полно земляники и морошки, уже на подходе черника.

Барти оглянулся на друзей.

– Знаешь, Ива, а о северных холмах я только слышал от твоей мамы.

– И что ты слышал чего я не знаю? – спросил Грегори.

– Достаточно для того, чтобы захотеть посмотреть, – Барти встряхнул отсиженные ноги.

– Может вас отвезти к поселениям? – спросил Ливин глядя вдаль

– Не стоит, что мы за хнуги, если уже совсем отвыкли ходить пешком, – Грегори закинул на плечо сумку.

– Да уж, – хохотнула Ива, – то на драконах летаем, то на лошадях скачем, – не хнуги, а неизвестно кто.

– Ну, удачи вам, маленькие друзья, берегите себя.

– И ты, Ливин, будь внимателен, разделители никуда не ушли! – сказал Грегори.

Попрощавшись с дивом, хнуги двинулись к холмам. Вот зря не попросили дива подвезти дальше. Коню три скачка сделать, а хнугам полдня топать. Хорошо хоть гроки дали в дорогу целый мешок печенья.

Барти посмотрел по сторонам и приметил трясогузку.

– Эй, птица, привет! Мы путешествуем и в ваших краях впервые. Ты все здесь знаешь. Вот и скажи, где ближайший хнужий дом.

Трясогузка не самая умная птица, но хнужий дом от камня отличить в состоянии. Ближайший дом стоял в полудне пути на восток. В нескольких минутах полета, как сказала трясогузка.

Следуя за птичьими приметами к вечеру и впрямь добрались до хнужьего домика. На дверной ручке Барти насчитал семь зарубок.

– Однако, здесь давно никто не живет, – Грегори обошел вокруг дома, – и странно дом стоит, на платформе какой-то.

– Ну и ладно, сегодня заночуем, а завтра двинемся дальше, – Ива вскарабкалась на платформу и открыла дверь.

Действительно, какая разница. Главное сегодняшнюю ночь хнуги проведут в уютных кроватках, а не среди корней деревьев. Завтра напекут лепешек на настоящей кухне, и позавтракают сидя за столом и болтая о приключениях.

Поужинали и разбрелись по комнатам. Грегори прав, здесь давно никто не жил, дом так и пахнет пустотой. Половицы должны поскрипывать радостно, а эти стонут. Вещи валяются на полу, вот это совсем не правильно! Даже мебель опрокинута. Может глупые мыши полевки набезобразничали. Впрочем, кровати стояли в спальнях, а значит можно выспаться.

На Барти упала картина со стены. Собственно от этого он и проснулся, и еще от грохота – упал стул, что такое, пол и стены дрожали. Землетрясение? Так вот оно какое!

Барти вскочил с кровати и первым делом схватил лютню, кто его знает, может придется бежать. Выглянул в окно, это не землетрясение, а земледвижение. Лес за окном двигался! Мимо плыли камни, кусты, травы и деревья. Шишки зеленые! Да нет же, это дом движется!

– Ива, Грегори, просыпайтесь!

Выскочили на крыльцо. Дом двигался и довольно быстро. Ива выглянула в окно:

– Ха, с той стороны дом тянет человек.

Грегори и Барти обошли по платформе на другую сторону дома. Впереди шел человеческий ребенок и за две лямки тащил за собой платформу.

– Эй, человек, – Барти закричал и замахал руками, – куда ты нас тащишь?

Ребенок услышал крики и обернулся.

– Ого, хнуги, малыши, как вы здесь оказались-то? Дом давно пустой стоит, а сестренка моя в куколок уж больно играть любит. Это ей подарок, третьего дня спилил с фундамента, а сегодня подарить хотел. А вы что же заселились?

– Нет, мы путешествуем и остановились переночевать.

– Ну, тогда погостите у нас, сестренка хнугов страсть как любит! Меня зовут Триша.

Хнуги тоже представились кто они и откуда. Сидя на крылечке и поедая печенье из запасов Барти, хнуги доехали до поселения людей. С холма вся деревня видна как на ладони. Три десятка деревянных домов росли между лесом и рекой. По лугу бродили коровы и овцы. На реке мужчины ставили сети, а женщины занимались огородами.

– Трифон, что ты там волочешь? – из-за дерева вышла старая женщина с охапкой трав. Барти сразу узнал зверобой, тысячелистник и иван-чай.

– Вот, баба-Грая, сестре подарок, домик для кукол, – у Триши задрожал голос. Он стоял перед старухой и переминался с ноги на ногу.

– Пошто, хнужий дом уволок! Мало бед у деревни! Али не знаешь, что коли маленький народец осерчает, то наворожит сто болезней и тебе и сестре.

– Чего нам злиться, да и болезни мы не насылаем! – закричала Ива, – надо больно.

– Лесные хнуги, что творится-то, – всплеснула руками старуха, травы упали на землю, она кряхтя принялась их собирать, а Триша поволок дом дальше.

– Ох, что творится, что делается.

Барти посмотрел назад, старуха глядела неодобрительно им вслед и качала головой.

Триша приволок домик под двери большой избы. На завалинке сидел старичок и вырезал деревянную ложку из баклуши.

– Тришка, ну и подарочек ты принес Малашке, вот уж девка обрадуется, только куда мы его поставим. Знаешь что, тащи под навес, раз козы нет, пущай домик стоит!

– Дедушка Михей, познакомься, это хнуги Ива, Барти и Грегори, они у нас погостят. Я не знал, что они в домике, когда поволок его.

– Ух ты фу ты ну ты, – расхохотался дед Михей, – хнуги, смотришь ты! Пускай погостят, как не погостить. Только чур вещи без спроса не брать, знаю я вас озорников!



Екатерина Соболева

Отредактировано: 09.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться