Сказки волшебного леса

Размер шрифта: - +

Мир отражений

Солнце просвечивало сквозь листья деревьев, пели птицы. Рядом журчал ручей. Чудесный денек, до чего же хорош август. Барти потянулся, Ива и Грегори еще сладко спали, укрывшись плащами. Нужно сегодня выйти к реке. Вот угораздило забраться так глубоко в лес. Может вернуться в город и еще раз попробовать найти корабль. Пешком идти в зловещие угодья, так пожалуй только к зиме выйдем, а там и так места, по слухам, не слишком дружелюбные.

– Доброе утро, – Ива вылезла из под плаща. Растрепанные кудри торчали во все стороны, на щеке отпечаталась травинка, – Грегори, вставай, вставай, солнце то уже смотри как высоко!

Грегори резко сел и нахмурился, – мне приснилось что-то очень важное, но я никак не вспомню что.

– Ой, да брось ты, сон это сон, – Ива подошла к ручью и ополоснула лицо, – вот когда мне приснилось, что я летаю, это да, здорово.

– Хочешь еще водички хлебнуть из озера? – поинтересовался Грегори.

– Ну уж нет, – Ива улыбнулась, – ладно, пойду ягод насобираю, позавтракаем и пойдем.

Барти принялся настраивать лютню:

– Слушай, Грегори, а чего мы вообще в лес-то забурились, хотели же напроситься на корабль. Может, вернемся к реке? Я все утро об этом думал.

Ива вернулась без ягод, но зато в компании незнакомого хнуга.

– Эй, хнуги в лесу везде, мы чуть-чуть не дошли до дома, пойдемте. Зиновий приглашает нас на завтрак!

Хнуг широко улыбался:

– Эх, да я смотрю у вас и музыка с собой, может остановитесь у нас на денек? А завтра вместе в путь отправимся. Мы с братом засиделись на одном месте.

Дом стоял недалеко под старой березой, кирпичные стены первого этажа, деревянный второй и покрытая дранкой крыша. На крылечке стоял упитанный бородач.

– Вот, познакомьтесь, это мой брат – Юрел.

– Ну и куда вы собрались идти, – спросил Зиновий после того, как с ореховыми лепешками было покончено.

Ива достала из сумки карту и разложила на столе, – вот мы хотим попасть в зловещие угодья!

– Говорят, это жуткое место, – Юрел почесал подбородок, – вам-то туда зачем?

– Как зачем, чтобы узнать, чем же оно такое жуткое, – Ива вздернула носик, – мы не боимся.

– Но идти больно далеко, вот мы сейчас где-то здесь, – Грегори показал на карте, – а идти нам через все эльфийские земли, потом через лютые пустоши, да еще непонятно как через реки перебираться.

– Вот-вот, – подтвердил Барти. – Не лучше ли вернуться к Большой Рогонде или вовсе в город, да разыскать корабль, который нас подвезет к Малой Рогонде. А там уж подумаем, как добираться дальше.

– План хорош,– усмехнулся Юрел, – только мы не в королевстве семи ручьев, а на южной окраине эльфийских земель. Если идти на юг, как раз выйдем к Транегерити. Так что вы ближе к лютым пустошам и зловещим угодьям, чем думаете.

– Ага, и по притокам малой Рогонды вы быстро доберетесь до зловещих угодий. Хотя я не понимаю, что там делать, – поддакнул Зиновий

– Что-то вы, ребята, путаете – Грегори еще раз ткнул в карту пальцем, – мы вчера вышли из портового города. Конечно мы быстро идем, но пересечь за день эльфийские земли нам не под силу.

Братья хнуги переглянулись,

– Мы что так далеко ушли? Вот это да, что значит идти без карты, – присвистнул Зиновий.

– Да брось ты, – отрезал Юрел, – это вы что-то напутали. Завтра вместе пойдем к Транегерити и сами убедитесь.

-Нет, завтра мы выйдем самое большее к Веренке, а до Транегерити нам идти и идти, – не сдавался Грегори.

– Все, хватит спорить, Транегерити, Веренка, – Барти постучал по столу,– идем на юг, значит, идем на юг.

Барти вышел из дома и сел на крыльцо. Лютня выпрашивала внимания и новой песни. Барти прислушался к пению птиц, – какое разноголосье! Стал наигрывать, поймал мотив, теперь слова:

– Под пенье птиц и шорохи ветвей

Я вижу как растут деревья…

– Слушай Барти, – рука Грегори легла на плечо, – что-то тут не так.

-Брось переживать. Ну думают братья, будто мы в эльфийских землях. Не бери в голову, они долго шли без карты, сами же признались.

– Ладно, пойду за ягодами, в доме полно желудевой муки, а вот меда нет совсем. Братья говорят, что здесь они живут только неделю, пчел пока не нашли, а мука осталась от прежних хозяев.

Грегори ушел, стало грустно просто вот так сидеть, да и песня перестала сочиняться. Барти закинул лютню за плечо и тоже пошел в лес, красивые здесь места, а уж птицы. Иволга просто надрывается, но где? Барти поискал глазами, ничего не понятно. Хоть бы кто из певунов спустился поболтать, о, вон жаворонок летит, но высоко, а уж как поет! Ладно лети.

Среди сосен Барти увидел красные ягоды припозднившейся земляники. Собрал и пошел обратно к дому.

Весь день ничего не делали, кроме Ивы, она пекла лепешки и стирала одежду. Остальные гуляли, а потом сидели на крыльце и болтали о приключениях. Хорошо отдохнуть, после этих событий с озером. Тогда Ива увидела себя летящей, как птица, интересно, что бы привиделось Барти. Он закрыл глаза, самое прекрасное, это звуки флейты, лютни и скрипки вместе, и чтобы под эту музыку в небе кружили летуны или… ну например эльфы.

Наутро еще раз все оценили Ивины лепешки, попили чай. Братья закинули на плечи сумки и впятером отправились на юг. Направление определяли по солнцу, на небе не облачка. Остановились перед большим завалом деревьев. Обходить бесполезно, нужно переползать. Помогая друг другу с трудом, но перебрались. Но полдня потратили не меньше.

– Тропинка-то как запетляла,– воскликнула Ива, – только посмотрите.



Екатерина Соболева

Отредактировано: 09.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться