Сказки времён года

Font size: - +

Сентябрь

В лесной сторожке жила семья: два брата и сестрица. Первый был златовлас, другой имел длинные светло-русые с рыжеватым отливом волосы, а сестра - серые, как осеннее небо. Первый печально глядел в окно. Второй готовил чай. Дева сидела в полудрёме.

— Брат Сентябрь? — спросил длинноволосый.

— Да?

— Отчего ты так печален?

— Точно, будто ждёшь чего. И так изо дня в день, пока власть твоя, — очнулась дева.

— Не поймёте вы, — грустно улыбнулся Сентябрь, спрыгивая с подоконника. — Вы не любили. Пойду-ка я порисую...

Златокудрый ушёл, оставив Ноябрь с Октябрём гадать, кого смел полюбить их брат. Ведь смертных любить запрещено, ну а другие Духи их обходили стороной.

Лес вокруг состоял из вечнозелёных деревьев разного рода, но недалеко от края сего леса стояла единственная в нём лиственница. К ней и направился Сентябрь и вместо своего любимого занятия — рисования на листьях — запел:

- Ой да не далече, ой да рядом:
Скоро Лето к нам придёт!
Ты моя красавица, прятаться не надо,
Твой любимый тебя ждёт!
Ждёт у дома, поджидает,
Ждёт, как гибели герой,
Как река - когда растает,
Берега как ждут прибой!
Солнце светит, ай да светит,
Но ещё пока не Лето,
Ай как жду, приди, молю!
Знаешь, я тебя...

 

— Зачем ты звал меня? — не дала докончить певцу тихо подошедшая дева. — Я же просила, не надо... Я слабну, когда выхожу на свет, сам знаешь...

 

— Прости, — улыбнулся Сентябрь. — Я не сдержался. Слишком хотелось увидеть тебя, но твоё время... почти истекло, да? Прости-прости, я помню: ты говорила: «Коли правда любишь, то меньше времени будь рядом и дай продлить моё время...» Я всё помню. Но я не могу без тебя.

 

— Я рада... рада, что ты помнишь каждое слово, но... Ты обещал. И не сдержал слово. Ты ведь... Эй, ты чего? - обеспокоенно спросила Лето, заметив, как пристально Сентябрь разглядывает её.

 

И, собственно, было что разглядывать: длинные каштановые косы, огромные зелёные глаза, вечно живое и весёлое лицо – лишь рядом с ним дева не могла смеяться и быть счастлива, ибо знала: близится её сон. Долгий, страшный сон. Потому-то все Духи времени и стремятся побольше успеть за свой краткий срок. Ибо, если хоть что-то оставить на потом, то другой месяц сделает по-своему, хотя и будет стараться как лучше. А тому, кто не успел, снятся все последствия его промаха: плохие урожаи, голод и другие несчастья людей. Так уж заведено, и иначе никак.


Давным-давно появились на свет Месяцы – духи, отвечающие за время Природы. Их было четверо сперва. Четыре девы, символизировавшие детство, юность, молодость и пору мудрости. Но трудно было равномерно распределять правление по году, и иногда времена путались между собой. Тогда Высшие Духи решили разделить каждую пору на три части. Тогда и появились на свет двенадцать Месяцев.
Три старших из них родились первыми, в доме Зимы: Январь, самый задумчивый месяц, ибо начинал чистые листы, Февраль, к слову, самый безжалостный (потому-то его власть высшие Духи сократили на несколько дней – слишком боялись его люди) и Декабрь, самый весёлый из братьев, ибо по его искристым снежинкам люди судили о скором обновлении мира. Затем в доме Лета появились Июнь, Июль и Август - месяцы, временами очень похожие друг на друга, особенно бронзой кожи, но на самом деле очень разные. Практически одновременно с летними появились осенние месяцы, уже знакомые читателю. Дети весны оказались последними. Они отличаются друг от друга больше других: Март, молчаливая, сильная духом дева, привыкшая бороться с нападками Февраля, и сама немного похожа на зимний месяц; внешне грубоватые её черты, в прочем, весьма придают ей симпатии. Апрель - совсем юный мальчишка, обожающий цветы. А Май страшно любит праздники и волшебство.

— Просто хочу запомнить тебя... — ответил Сентябрь. — Клянусь, отныне я больше не потревожу тебя. Властвуй, сколько хочешь, слышишь? Я буду сидеть дома, и моё время – твоё. Согласна?

Лето взглянула на свои руки – полупрозрачные, едва осязаемые, затем на визави. Сентябрь взял её за руку.

— Какой же ты холодный... — сказала она и отошла. Лицо осеннего духа скривилось от горечи, и дева поспешила исправиться, положив руку ему на плечо. — Прости, я тоже... люблю тебя. Но нам не быть вместе. Мне не нужно твоё время, но я не хотела бы терять своё. Мне осталось два дня. Когда выходишь сам, не зови меня, хорошо?

В том дело, что если два разного времени духа оказываются в одном месте рядом, то время, отпущенное им в этот год, уменьшается. Читатель мой может удивиться, что у Лета ещё осталось время, когда как почти во всю хозяйничал Сентябрь, однако время Лета было нынче прохладным, потому она могла уйти на отдых позднее, дабы баланс тепла и холода был соблюдён.

— Когда-нибудь я придумаю способ, чтоб это исправить, веришь?

— Верю.

Вторая рука её легла на его плечо, и Сентябрь с надеждой воззрился в её пронзительные зелёные глаза. Вместо ответа Лето сама коснулась его губ, и юноша жадно припал к ним, словно уставший путник к источнику.

Пошёл дождь. Холодный, осенний - Сентябрь в сравнении с ним был совсем тёплым, и Лето, став ещё более прозрачной, невольно прижалась к нему, дрожа.

— Брат Октябрь, выходи! — крикнул златовласый, и его родич, спешно вытирая слёзы, вышел на свет.

— Как же это мило – полюбить ту, с которой никогда не сможешь быть... — сказал он.

— Ты зачем следил за мной?

— Затем, что ты странно себя вёл (теперь я понимаю, почему), и мы с Ноябрь решили, что нужно выяснить всё. Вдруг ты попал в беду...



Айседора Солнцеслава

Edited: 10.01.2019

Add to Library


Complain