Сказочница

Размер шрифта: - +

Глава 14. В розыске

— Лариса! — в трубку ворвался встревоженный голос Ксении Николаевны. — Ларисочка, ты где? На работе? С тобой все в порядке?

Крот, который волей-неволей слышал каждое слово, сочувственно пожал плечами.

— Я в центре, мам, — устало бросила Лара прежде, чем сообразила, что делать этого точно не стоило.

И как объяснить, почему она в рабочее время слоняется по центру? Сказать правду — получить часовую лекцию о собственной никчемности, соврать — вынудить себя держать в памяти еще одну ложь.

— Чего звонить, если все в порядке?

— Все в порядке? — чуть не взвизгнула Ксения Николаевна. — Это ты называешь все в порядке?

— Тебе что, Максим звонил? — догадалась Лара. — Участковый который?

— Звонил! — яростно подтвердила мать. — Звонил. А теперь изволь объяснить, что происходит? Ты хоть понимаешь, чем это может кончиться?

Лара прислонилась к стене дома, подозревая, что разговор затянется надолго. Мимо скользили туристы, ветер разогнал облака, и теперь весеннее солнце нещадно припекало голову. Охранник в будке у посольства недружелюбно косился в их сторону, но Лара ненавидела разговаривать по мобильнику на ходу — шум улицы поглощал большую часть сказанного.

— Это кончится установкой новых замков, мам. Вот и все. Не я первая, не я последняя.

— Какие замки, полоумная? Ты что, совсем перестала в эту реальность возвращаться? — бушевала Ксения Николаевна. — Они же тебя в тюрьму упекут, дуреха!

Лара ойкнула и едва не выронила телефон. Неужели в России сажают за то, что твою квартиру ограбили? Не стоило вчера уезжать, надо было дождаться участкового. Это теперь «сокрытие с места преступления» называется, что ли?

— Мама, я ничего не понимаю. Я просто не хотела там ночевать, замки и все такое…

— Какие замки, ты вообще о чем?

Лара ощутила, как по спине ползет очень нехороший холодок. Крот, заметив выражение ее лица, подошел ближе и прислушался.

— Мою квартиру ограбили. Вчера вечером, — медленно пояснила Лара. — Разве Максим не поэтому тебе звонил?

Теперь настал черед Ксении Николаевны молчать. Молчала она долго, потом тоже медленно рассказала свою часть:

— Нет, Лариса, он звонил не поэтому. А потому что хорошо к тебе относится, но ты не брала трубку дома. Ты только не волнуйся, хорошо?

Легче сказать, чем сделать.

— Кто-то подал заявление. О том, что Колька пропал и что ты можешь быть к этому причастна. Слышишь? Снова решили, что это не он сам деру дал, а кто-то ему помог. Думают, это ты.

— Но… — только и смогла пролепетать Лара. — Но ведь он же бумаги прислал! На развод.

— Ну что ты мне объясняешь? В суде придется говорить.

— Как в суде?!

— Максим сказал, давят сверху на оперов. Чтобы дело двигалось. Ты это, домой не суйся пока, — Ксения Николаевна помедлила. — И ко мне тоже, Максим сказал, что могут и сюда повестку принести. А пока повестка не вручена — на допрос ты не попадешь. Поняла? Ты где ночевала-то?

— У знакомых, — голос матери доносился откуда-то издалека.

Лара не сразу заметила, что держит трубку у самого подбородка, едва не роняя на землю. Кто-то снова разыскивает Николя. Кто-то думает, это она причастна к его исчезновению.

Если ее вызовут в суд… если…

Томагавк не потерпит, чтобы в школе преподавала учительница под следствием. Ей нужен малейший повод, чтобы выкинуть ее на улицу — а теперь дисциплинарную комиссию можно даже не собирать. Лара вернула мобильник к уху:

— Я позвоню, мам. Спасибо. Домой не приду, смени там замки, если сможешь. Еще позвоню.

Требовалось время, чтобы все обдумать. Колени подкашивались, руки несмотря на теплую погоду покрылись мурашками. Она поежилась и растерянно оглянулась — казалось, каждый встречный знал о том, что ее разыскивает полиция. Охранник вышел из будки и сделал несколько шагов в их сторону.

Лара быстро отвернулась и едва не столкнулась лбом с Кротом, который смотрел на нее в упор через темные стекла своих очков.

— Можешь переночевать у нас, — наконец, кивнул он. — Ты же слышала, ба сказала, они едут на дачу.

Лара чуть не бросилась ему на шею, но сдержалась.

— Спасибо, Кирилл, я…

— Поесть бы, — парень не дослушал поток ее благодарности и кивнул в сторону пельменной в самом начале Гороховой. — Вон там прикольно кормят.

Пельмени? Лара покорно кивнула — меньше всего ей хотелось думать о полезной и вредной пище. В тюремное меню пельмени точно не входили.

Когда им принесли заказ, аромат вызвал слюнотечение. Крот не соврал — в пустой пельменной, заполненной полумраком, деревянными резными столиками и украшениями вроде связок чеснока кормили очень вкусно и дешево, особенно в сравнении с пафосными ресторанами по соседству. Лара едва не поддалась искушению заказать еще порцию, но вовремя одумалась и вместо этого взяла чай.

— Все еще хочешь найти этого… бывшего? — внезапно спросил Крот. — Наверняка он сам это заявление и накатал.

— Глупость какая-то! — растерявшись, возмутилась Лара. — Он же не мог писать заявление о пропаже себя.

— Через подставное лицо, — пожал плечами парень.

— Но зачем?

— А зачем все остальное? Еще скажи, это просто совпадение. Сначала тебя грабят, потом это заявление… Спецслужбы так топорно не работают, можешь поверить. Они бы тебя давно по мобильнику вычислили, еще вчера.

— Правда? — Лара заморгала.



Claire Abshire

Отредактировано: 21.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться