Сказочница

Размер шрифта: - +

Глава 18. Кунсткамера

— Кунсткамера? — повторяла Лара, пока они почти бегом неслись по Дворцовому мосту. — Это такая шутка, да?

— Да не шутка! — в сотый раз терпеливо ответил Крот. — Нам рассказывали про эти часы на экскурсии. Они из красного дерева.

Над учителями принято издеваться — это Ларе объяснила Томогавк вместо напутствия перед первым самостоятельным уроком два года назад. Необходимо всегда проверять стулья, столы, не оставлять журнал на время перемены без присмотра, а про личные предметы и говорить нечего. Через месяц параноидальной слежки за своими и школьными вещами, Лара сдалась — но издевательств пострашнее спрятанной коробки с мелом так и не дождалась, в то время как физику регулярно запускали вирусы на старенький ноутбук, а химичке то и дело срывали уроки неприличными звуками на мобильниках.

Отправить ее на поиски в музей уродцев было бы достойной местью.

— Мы не успеем до закрытия! — выпалила Лара в отчаянии.

Они уже добрались до Васильевского острова, но автомобильная развязка напротив Зоологического музея не предполагала быстрого перехода на противоположную сторону. Часы показывали половину шестого.

— Проберемся как-нибудь, — спокойно, словно речь шла о простой прогулке, бросил Крот. — Нам ведь только часы посмотреть да спросить, не пытался ли какой-то мужик их украсть пару месяцев назад, верно?

Лара ахнула, но в боку закололо от бега, и она промолчала. Как часы могли помочь в поисках Николя, даже если они успеют? Они добрались до Кунсткамеры очень быстро, несмотря на бесконечную вереницу лимузинов, все пассажиры которых страстно желали выпустить голубей, прислониться к Ростральной колонне или просто сделать пафосное сэлфи. Крот буркнул что-то неприличное, когда очередной горе-фотограф едва не сбил его с ног. Лара, глядя на расфуфыренных девиц, испытала приступ сочувствия, который тут же подавила. Она ни за что не превратится в подобие Томогавк.

Охранник как раз возвращался с перекура, когда Лара и Крот едва не врезались в него у входной двери.

— Касса уже закрыта. До шести работаем, — угрюмо осадил их мужчина.

— Мы не в музей! — выпалила Лара.

Охранник удивленно поднял брови.

— Нам книгу надо купить! — умоляюще продолжала она. — Это для моей тети, она с Камчатки и завтра улетает. Она — этнолог, ей так нужна эта книга! Пожалуйста, вот — я даже деньги приготовила. Очень, очень вас прошу. Касса закрыта, но ведь музейный магазин еще работает?

Кажется, она еще никого в жизни так не умоляла, как этого охранника. Хотя нет, она умоляла мироздание вернуть Николя — и не сработало. Но охранник оказался более человечен.

— Сейчас посмотрю, — дверь захлопнулась у них перед носом.

Вернувшись через пару минут, охранник поманил их за собой.

Лара уже не помнила, когда сама бывала в Кунсткамере. Как и учительница Крота, она водила школьников на экскурсии: квартира Пушкина на Мойке, музей-квартира Достоевского, и вот уже два года она безуспешно пыталась выбить у Томагавка разрешение на поездку группы старшеклассников в «Ясную поляну». Завучиха упорно отказывала под предлогом загруженности учебных планов и срыва домашнего задания по другим предметам.

В холле было тихо, и каждый шаг по паркету отзывался гулким троекратным эхо. Похоже, последние посетители успели разойтись, хотя официально музей был еще открыт. Лара растерянно оглянулась и направилась к зарешеченной кассе, рядом с которой располагался большой прилавок с книгами. Дальше по коридору она увидела закрытый на лето гардероб, туалеты и проход в кафе, отделенное стеклянной стеной. На мгновение ей показалось, что за крайним столиком кто-то сидит, она пригляделась — но там никого не было.

— Вы за билетами что ли? Касса уже закрыта, — невысокая, тепло одетая женщина торопливо вытирала пыль с прилавка, даже не взглянув на Лару и Крота.

— Но мне очень надо, пожалуйста, — затянул жалобно Крот прежде, чем Лара успела среагировать. — Работу задали, на завтра. Записать и сфотографировать, обязательно лично. Я вот сестру даже притащил, нам только на второй этаж, где редкости… мы уродцев смотреть не будем. Пожалуйста.

— Двадцать минут осталось, — буркнула женщина уже тише.

Лара поймала взгляд Крота, который стащил очки, щурился и действительно выглядел беззащитным и растерянным полуслепым подростком. Она достала кошелек и вытащила несколько сотенных:

— Этого за двоих хватит?

Женщина, торопливо кивнув, выхватила у нее деньги, сунула руку в карман халата и выдала два уже надорванных билета.

— Через двадцать минут он вас выкинет за шкирку, если не поторопитесь, — она кивнула в сторону маячившего на улице охранника.

Крот уже бежал вверх по лестнице.

Гороскоп все-таки не врал. Стоило принять трудное решение, и удача снова к ней вернулась.

В Кунсткамере было красиво. Не заспиртованные уродцы, разумеется, но сам музей внутри выглядел очень хорошо. Лара со стыдом поняла, что стоило прийти раньше. Они шли по залам с высокими расписанными потолками и рядами стеклянных витрин. Кое-где даже стояли погасшие интерактивные экраны.

— Далеко еще? — шепотом спросила она Крота.

— Не помню, — ответил тот, мучительно теребя волосы. — я даже не помню, видел ли я их. Запомнил только рассказ.

Он остановился и снял очки, быстро водя пальцем по стеклам.

— Я нашел всего одну фотографию, плохого качества. Они красного дерева, большие. И они…

Он сглотнул.

— Тут написано, они обычно стоят.

— Как стоят?

— Стоят. И только в редких случаях внезапно сами по себе начинают идти назад, — Крот виновато понурился. — Я не помнил, что…



Claire Abshire

Отредактировано: 21.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться