Сказочница

Размер шрифта: - +

Глава 19. Интервью

— Дмитрий Аристархович, скажите, какие надежды возлагает сейчас руководство конкретно на экспериментальный отдел, как самый передовой в Институте? В связи с недавними похищениями?

Маэстро, лучась оптимизмом и бодростью, восседал за рабочим столом и смотрел сверху вниз на трех репортеров «Комсомолки» — самой крупной газеты из тех, что когда-либо удостаивала его вниманием. Сейчас это внимание было очень кстати.

Журналисты расположились на стульях полукругом: у самого окна сидела тучная дама лет сорока, с объемной сумкой поддельного бренда и в теплой кофте крупной вязки. Она то и дело вскидывала на Маэстро немигающие глаза в больших круглых очках, которые невольно вызывали в памяти сказку о Мухе-цокотухе. Ближе к окну располагался молодой юноша, не старше Василича — в его обязанности входило держать длинными неловкими пальцами диктофон и периодически делать снимки кабинета и его владельца на камеру телефона. Между Мухой и держателем диктофона в единственном гостевом кресле расположилась «дамочка», которая и сыпала вопросами: стройная брюнетка в чрезвычайно обтягивающей юбке ниже колен, с яркими ногтями и накладными ресницами. Она старалась не задерживать взгляд ни на чем, кроме собственного блокнота, отчего у Маэстро то и дело появлялось неприятное ощущение трагикомизма происходящего.

— Вы очень правильно подметили, — он хотел назвать дамочку по имени, но понял, что даже не потрудился его запомнить. — Наш исследовательский отдел, как и производство в целом, располагает самым современным оборудованием и проводит максимально широкий спектр исследований. Прямых указаний подключиться к расследованию нам не поступало — но это не значит, что работа не ведется. Мы стремимся насколько возможно дезавуалировать…

— Простите, что сделать? — перебила его Муха, одергивая кофту.

Маэстро было нахмурился, но тут же взял себя в руки.

— Дезавуалировать. Раскрыть, разоблачить. Сделать совершенно понятным и прозрачным для общества.

— Спасибо, — дамочка торопливо застрочила в блокноте, бросив в сторону коллеги презрительный взгляд.

Маэстро потерял нить повествования и нахмурился снова.

— Итак, мы стремимся к прозрачности, — он попытался вернуть прежний кураж. — Термин «метафизика» еще совсем недавно считался сугубо философским — первым его придумал сам Аристотель! Но теперь мы им пользуемся в совершенно обыденных ситуациях. Наши исследования направлены на борьбу, — да-да, я не боюсь употреблять столь громкое слово — с шарлатанством, наживой, покушениями на психическое и даже физическое здоровье наших сограждан. Мы надеемся убедить общественность в полной несостоятельности многих суеверий не с помощью жалоб или публичной ругани, а подведя научную базу под явления, которым совершенно напрасно приписывается сверхъестественный характер. Так называемой «магии» не существует — все это лишь отдельная область физических явлений, до сих пор малоизученная.

Это на некоторое время их загрузило. Дамочка перелистала блокнот и энергично тряхнула идеально уложенной прической:

— Что, по-вашему, удастся сделать в ближайшее время? В этой вашей… борьбе, как вы ее называете? Сможете ли вы помочь разоблачить негодяев?

Скепсис не укрылся от внимания Маэстро. Его охватил азарт, инстинкт хищника, который почуял слабое место у хорошо затаившейся добычи.

— Во-первых, мы усилим работу в печати. Слово было вначале, и слово просвещения мы должны нести в массы постоянно, — гремел голос Маэстро, отскакивая от стен маленького кабинета. — Мы не побоимся назвать конкретные фамилии, конкретные адреса — разумеется, при наличии доказательств. Также я надеюсь, что в самое ближайшее время будут обнародованы результаты проекта, который идет не один год и, наконец-то, близок к завершению. Тем, кто угрожает спокойствию нашего города, нашей страны, — самое время как следует задуматься. Науку нельзя заставить повернуться вспять.

Он широким жестом махнул в сторону отвернутого к стене кульмана.

— Поверьте, эпоха волшебных порошков давно позади. Мы стоим на пороге эры, когда устройства, созданные человеком, смогут разоблачать даже самые хитрые его фокусы. Все эти колдуны, знахарки, ведуньи — больше никто из них не сможет безнаказанно продолжать водить за нос наших сограждан.

— Очень интересно, — кисло прокомментировала дама в тесной юбке. — Что бы вы хотели сказать непосредственно нашим читателям?

— Что они должны быть очень осторожны, — Маэстро добавил в голос озабоченности. — Сейчас, когда любой человек в толпе может оказаться совсем не безобидным прохожим, люди должны внимательно смотреть по сторонам и не поддаваться на провокации. Если вы видели что-то необычное, если вы сомневаетесь, если вас гложет тревога — пишите, звоните, трубите во все колокола. Поверьте, мы живем не в пустыне, где иллюзии на почве теплового удара — рядовое явление. В нашем климате люди гораздо реже видят галлюцинации, чем им кажется. Если вы не уверены в том, что видели — обратитесь к специалистам и не при каких условиях не бегите к различным кудесникам. Это — дорога в темное прошлое, в то время как мы здесь строим дорогу в будущее, где все загадки будут решены. Спасибо, на этом все.

Репортеры откланялись и вышли, недовольно бурча. Судя по всему, они жаждали сенсационных технических подробностей, которые могли бы снабдить звонкими заголовками — а вместо этого получили материал, который не нуждался в дополнительных пояснениях. По требованию Маэстро, Василич не предложил им ни кофе, ни конфет. Сначала пусть отработают то, за что взялись — тогда можно сменить кнут на пряник. Кстати, о конфетах.

— Василич, чайку завари.



Claire Abshire

Отредактировано: 21.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться