Сказочница

Размер шрифта: - +

Глава 21. Часы, идущие назад

Лара ойкнула. Желание найти Николя меркло на фоне безрадостной перспективы остаться в музее в виде трупа. Может быть, тогда ее призрак тоже будет расхаживать по залам после закрытия и жаловаться на пропавшего мужа?

— Пошли отсюда, — она дотронулась до плеча парня. — Посмотрели на часы и все. Не хочу тут оставаться ни минуты, пропади он пропадом!

Она сделала шаг к выходу и тут сообразила, что Крот так и не двинулся с места, не сводя взгляда с тикающих часов. Они действительно шли назад и сейчас показывали десять сорок одну.

— Я остаюсь, — спокойно сказал тот. — У меня в печенках сидят эти дурацкие суеверия. Ждать недолго — в девять сорок шесть можно будет идти.

Теперь пришел черед Лары смотреть на него как на сумасшедшего.

— Ты что, спятил? — она перестала стесняться и говорила в голос, сама собой переходя на учительские интонации. — Ты понятия не имеешь, что здесь произойдет в девять сорок пять. Чем дальше мы успеем уйти, тем лучше. Крот… Кирилл, послушай.

Она встала напротив него.

— Ты никому ничего не должен доказывать, и тем более мне или себе. Понимаешь? Наверное, это просто дурацкая легенда. Наверное, ее придумали, чтобы пугать посетителей, я не знаю. Чтобы было, о чем писать в буклетах. Но мы тут не играем в Охотников за привидениями, ты же взрослый мальчик.

— Я в курсе, — Крот не улыбался. — Поэтому останусь. Полчаса почти. Никто нас не хватится.

В этом действительно заключалась главная странность. Музей словно вымер, хотя как минимум три человека точно знали, что после закрытия в здании остались посторонние.

— А если… — Лара запнулась.

«А если это правда?» — хотела спросить она, но не спросила. Безголовый скелет достаточно страшен, чтобы отпугнуть смотрителей и охрану. А если часы… Но ведь они стояли. Стояли, пока Крот не попытался их завести. Откуда об этом знать персоналу? Умрет только один, и она вовсе не собиралась становиться этим одним. Но если не она — то кто? Крот?

Лара села на стул смотрительницы у входа в зал.

— Хорошо, — покорно кивнула она. — Подождем.

Крот расположился на полу.

— Есть вероятность, — спокойно рассуждал он, — что имеется в виду реальное время, а не время на часах. Тогда придется ждать два с половиной часа, потому что сейчас только семь, без десяти минут. В суевериях всех так — можно вывернуть наизнанку любое, и доказать, что оно сбылось, просто все не так поняли. Идиотизм!

Он с силой ударил себя по коленке. Лара только вздохнула — у нее кончились аргументы. Надежда на то, что им удастся выбраться и ничего не случится, таяла с каждой минутой.

Она и сама не заметила, что ее пальцы судорожно сжимают ручку. Писать было не на чем — кроме билета, отпечатанного на твердом глянце. Крот погрузился в виртуальность — он держал очки на небольшом расстоянии от лица и время от времени пролистывал изображение на стеклах.

Если она действительно сделала так, что ключ появился из ниоткуда, то нельзя ли сделать так, чтобы Николя вернулся сам по себе, прямо сейчас? Поднялся по лестнице, прошел мимо стеллажей с экспонатами и просто улыбнулся — так, словно вышел из дома только этим утром?

Лара сосредоточенно смотрела на оборотную сторону билета, на которой не было ничего, кроме штрих-кода. Она могла бы написать короткую сказку, которая станет реальностью — и не придется разгадывать дурацкие шарады и ждать, пока товарищи Крота разузнают происхождение чертежей.

Не придется думать о том, что профессор Лодин прав, и в ее родном Петербурге действует шайка опасных преступников с магическими способностями.

Вопреки ожиданиям, первая строчка так и не приходила. Лара уже несколько раз опускала ручку, подложив под билет кошелек — но на белом глянце появилась только жирная чернильная точка. Потом еще одна. И еще.

Она попыталась начать с чего-то нейтрального, но лишь неуклюже вывела «Вечерело» — и все. Лара невесело ухмыльнулась — вот и доказательство, что ей лишь примерещились эти волшебные фокусы. Ключ она нашла там, где он вполне мог оказаться, а запахи, Шуша, ведьма Мариза — лишь плод расстроенного воображения. Нечего было принимать советы психолога за чистую монету.

Как же, сказкотерапия! Кому только в голову мог прийти подобный бред?

Лара бросила взгляд на часы, с изумлением обнаружив, что время почти истекло. Крот невозмутимо игрался с очками. Часы показывали ровно десять.

— Крот… — тихонько шепнула она. — Крот?

Он поднял глаза.

— Пойдем отсюда, а? Пожалуйста.

На секунду Ларе показалось, что парень сейчас дрогнет. Он не мигая смотрел на нее, прищурившись, потом покачал головой.

— Я должен знать наверняка.

— Должен знать что?

Крот моргнул, но ответил спокойно, как всегда:

— Что все это выдумки.

Спрашивать зачем не имело смысла, Лара навидалась таких вот подростков, запирающихся в раковину, стоило задеть за больное. Спросит как-нибудь потом — если они выберутся отсюда живыми.

Прошло еще пять минут. Не в силах ждать, Лара встала и начала прохаживаться вдоль окон, игнорируя заспиртованных уродцев и старательно не глядя на Крота и часы. Даже думать нельзя о том, чтобы эта чушь оказалась правдой!

Она прислушалась — не возвращается ли скелет, но в Кунсткамере стояла тишина, в которой особенно отчетливо выделялось тиканье часового механизма. Сейчас она бы с радостью схватила эту дрянь и грохнула об пол, лишь бы заглушить это назойливое, предвещавшее черт знает, что…

За окном сгущались сумерки, но белые ночи уже почти наступили, и город стоял погруженным в закатное марево. Неву подернула крупная рябь, под мостами скользили расцвеченные огнями катера. Начинался туристический сезон, когда на каждом углу зазывали на «катание по рекам и каналам» и очереди в музеи выстраивались задолго до открытия.



Claire Abshire

Отредактировано: 21.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться