Сказочница

Размер шрифта: - +

Глава 22. Ловушка

Лара не помнила, как они добрались до уютной квартиры Наины Романовны и Альберта Геннадиевича. Стариков дома не было — они уже уехали на дачу. Крот бросил у порога рюкзак и протопал в ванную, предоставив хозяйничать Ларе. Она не чувствовала под собой ног, и руки дрожали, пока в чайник лилась из фильтра холодная вода. Быть раздавленной толпой обкуренных кришнаитов, едва ускользнув от бандитов — можно ли придумать более постмодернистскую и более нелепую смерть? Не дожидаясь, пока вскипит чай, Лара села на диван, пытаясь ощутить хоть какую-то опору. Крот, выйдя из ванной, заварил что-то ароматное и разлил по чашкам, после чего молча присел рядом. Присутствие другого человека, пережившего то же самое, успокаивало и вместе с тем разрушало последнюю надежду на то, что все это был лишь страшный сон.

За первым чайником последовал второй. Растущий организм требовал еды, несмотря на поздний час, и Крот по пояс погрузился в холодильник, выискивая что пожевать. Ларе еда не лезла в горло — немного отдохнув, она смогла вернуться мысленно к тому, что произошло в Кунсткамере, и воспоминания о двухметровом скелете вытеснили на время мысли о громилах. Толпа, пусть и выглядела устрашающе, была реальной и состояла из самых обычных людей — скелет без головы, но при этом разговаривающий, назвать обычным не получалось.

И тем не менее она видела его своими глазами. И слышала. Такое нельзя придумать даже в самой страшной сказке.

— Массовых галлюцинаций ведь не бывает? — жалобным шепотом спросила она.

Уже в который раз они словно менялись местами — она оказывалась в положении растерянной маленькой девочки, которой так требовались утешение и сильное мужское плечо. И снова Лара презирала себя за малодушие — но по-прежнему отчаянно нуждалась в поддержке.

Крот, вернувшись от холодильника с добычей, ответил с набитым ртом:

— Бывают. Но только если кто-то воздействует на толпу. Гипнозом, например. Должен быть контакт — зрительный, слуховой, еще какой-нибудь.

— Но ведь на нас никто не воздействовал.

— Вроде нет, — он кивнул, дожевывая следующий бутерброд. — Я бы заметил.

Лара потерянно уставилась на цветастую скатерть. По ней вились тропические лианы сумасшедшего цвета морской волны, и в каждом изгибе пряталась, надежно укрытая изрезанными краями листьев, маленькая птица — красная, желтая и даже фиолетовая. Черные точечки глаз настойчиво следили за Ларой, которая никак не могла примириться с реальностью всего случившегося. Крот, потянувшись за ее спиной, нашарил пульт от телевизора.

— … погода за Уралом обещает дожди…

— … нет, Мария, мы не можем поступиться нашей любовью, не сейчас, когда мы только что обрели друг друга!

— … только начальный этап выздоровления. К сожалению, подобные психологические травмы…

Знакомый голос.

— Оставь тут, — попросила Лара, поднимая голову.

С экрана на нее смотрели мудрые водянистые глаза Дмитрия Аристарховича Лодина.

— Что это за хрыч? — повернулся к ней Крот, но она только махнула рукой.

— Администрация клиники находится в постоянном контакте с полицией. Я не имею права раскрывать детали, но безусловно, подозрения на ритуальный характер похищений можно обнаружить невооруженным глазом. Пока еще рано говорить о полной картине — и к сожалению, показания несчастных не проливают и капли света на судьбу остальных похищенных.

Начальник Николя сокрушенно покачал седой головой.

— Доктор Григорович творит настоящие чудеса, и мы все надеемся на лучшее. Со своей стороны, сотрудники института метафизики сделают все возможное, чтобы помочь следствию. Спасибо за внимание.

Лара вскочила с дивана.

— Я должна съездить к нему!

Крот, казалось, не сразу ее расслышал. Потом оторвался от поглощения очередного бутерброда:

— Не должна.

— Да нет же, — Лара вспомнила, что из них двоих она — учительница и давно не подросток. — Дмитрий Аристархович — начальник моего мужа. Из Института.

— Который тебя бросил, — безжалостно напомнил парень.

— Который пропал, — упрямо напомнила Лара. — Дмитрий Аристархович тоже за него волнуется. Он считает, что Николя похитили.

— Это его личные тараканы, — пожал плечами Крот. — Не каждый сбежавший мужик на самом деле похищен зелеными человечками.

Лара нетерпеливо помотала головой, оглядываясь в поисках домашнего телефона. Она могла бы выдать Кроту истинную причину, почему ей так важно найти Николя — но парень все равно не поверит. Тем более она поклялась больше этим не заниматься. Никогда.

— Я все равно ему позвоню. Это важно для меня.

Она вложила в эту фразу всю безаппеляционность, какую только смогла.

— Возражений ровно два, — Крот загнул указательный палец на правой руке. — Этот хрыч мне не нравится. Слишком мутный. Непонятно, зачем ему люди, которых похитили, и они нашлись. Это дело врачей и полиции, а он занимается совсем другим, я так понял.

— Твоя личная неприязнь… — начала было Лара.

— Второе — тебя саму разыскивает полиция. Идти туда попросту небезопасно — представляешь, сколько там сейчас дежурит фсбешников?

— Я же не в федеральном розыске, — она сообразила, что мальчишка семнадцати лет в очередной раз мыслит более трезво.

Но отступать было некуда.

— Дай, пожалуйста, телефон, — Лара прикусила губу. — Можешь со мной не ездить — разберусь сама.

Крот кивнул и вернулся к еде.

Лара нашла номер Лодина в памяти мобильного и набрала его на переносной трубке от домашнего телефона. Пальцы дрожали, и пару последних цифр пришлось исправлять, прежде чем она убедила себя нажать вызов. Крот прав — она вовсе не должна туда ехать и вообще совать нос в это дело.



Claire Abshire

Отредактировано: 21.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться