Скелеты в шкафу и другие провинциальные развлечения

Размер шрифта: - +

Часть 4. О зрительных галлюцинациях и первых ошибках

 

В Управление мы добрались ближе к концу рабочего дня. Я никак не могла отделаться от мысли, что госпожа Тристр мастерски притворялась чудачкой, а на самом деле имела ясный ум и просто феноменальную память, вот только делиться своими воспоминаниями с нами не пожелала.

К несчастью, зациклиться на идее вселенского заговора мне не дали – личный мучитель не пожелал ехать прямиком домой, сопроводив меня на работу, и продолжал методично воздействовать на нервы.

– Ириада, а какое за вас дают приданое? – внезапно заинтересовался Инспектор, хитро поглядывая в мою сторону.

Я мигом вышла из оцепенения, привычно ощетинившись:

– Да какое вам до этого дела, лэр Рикс? Неужели в столице не нашлось богатой наследницы, внешность и состояние которой пришлись вам по вкусу?

– Отчего же, нашлась, – с усмешкой ответил молодой человек, педантично поправляя бриллиантовую запонку на манжете. Я проследила за показушным жестом и ядовито протянула:

– Так желанная наследница оказалась не только красивой, но и умной, и не пожелала связывать свою жизнь с вами?

– Ну что вы, Ириада, как так можно – а вдруг неосторожным словом вы раните мои нежные чувства?

Да вы настолько толстокожий, господин Рикс, что ваши чувства даже из дробовика не получится оцарапать! И настолько наглый, что распаляете мужское внимание на всех дам в округе! Вон, даже с престарелой дамой ворковали, пижон!

Все эти мысли вихрем пронеслись в голове, наверняка вспыхнули во взгляде, но губы безмолвно сложились в вежливую улыбку, отточенную до совершенства.

– Неужели вы сомневаетесь, что у меня могут быть искренние чувства к даме? – продолжил настаивать Рикс.

Ну, разве что искренняя любовь к деньгам. Или титулу. Я, слава богу, ни того, ни другого предложить не могу.

Так что попросту промолчала в ответ, да и вопрос скорее был риторическим. В любовь в высшем свете не верил, пожалуй, даже прожженный романтик. Вместо стрел амура будущих супругов поражали лишь стрелы алчности. В столице испокон веков всем заправляли деньги и связи, чувствам при дворе нет места, это всем известно. Тот же Рикс будто бы между делом интересовался состоянием моей семьи, оценивая шансы обогатиться с помощью богатой наследницы. Я его не осуждала – так поступало подавляющее большинство аристократов, ничего нового. Просто столичные джентльмены действовали напролом, в отличие от более предприимчивых провинциальных собратьев.

Хотя считать меня завидной невестой... Ну, у него же глаза на месте? Как можно увидеть в персоне шерифа девушку на выданье? Скорее это мне следует устроить охоту за женихами, пока возраст не перевалил опасную границу, после которой дорога одна – к кошкам и будущности госпожи Тристр. Вот оно, ретроградство во всей красе. Кругом прогресс, промышленная революция, магические открытия, а высокородные леди по-прежнему бегут замуж, страшась в двадцать лет остаться в одиночестве и не передать свой богатейший генофонд и семейное состояние многочисленным потомкам.

Возможно, я бы тоже побежала, проникнувшись чувством толпы, однако без громкого титула и богатого приданого даже завидной красавице не стоит рассчитывать на удачную партию. А неудачной я себе, понятное дело, не желала. Дядюшка, правда, периодически пытался сосватать мне сыновей и племянников своих друзей и знакомых, но... падкие на деньги исчезали при первой же встрече, профессиональным взглядом оценив скромные повседневные туалеты и отсутствие украшений, а ищущие искренних чувств натыкались на циника в моем лице и столь же споро отказывались ото всех притязаний.

Чего я хотела? Кого ждала? На что надеялась? Не знаю. Лично мне с одиночеством прекрасно помогала справляться работа и дядина семья. А мужчина? А так ли он нужен, в сущности?

***

С Инспектором мы распрощались до понедельника – единственный выходной я решила в кои-то веки провести дома, а не на службе. Стоило успокоить нервы и подумать над ходом расследования.

Третье преступление аналогично двум предыдущим уверенно шло в тупик, из которого я не видела выхода. Наш городок мал, но устроен так, что в нем никто-ничего-никогда-не-видит. Удобная тактика – ты не следишь за соседом, и он в ответ не интересуется твоей тайной жизнью. Красота. Никаких слухов, никаких сплетен, никаких перешептываний за спиной. Всё прекрасно. До поры до времени. В нашем случае – аккурат до появления маньяка.

Я уверенно шла в направлении к особняку – два квартала всего, тут извозчик ни к чему, – когда прямо перед носом будто из воздуха появился ярко-красный автомобиль. Ни марка, ни номер, ни тем более водитель за рулем не отпечатались в памяти – только глянцевый алый капот, неумолимо приближавшийся к моему бренному телу.

Среагировала чисто на инстинктах, иначе набравшее высокую скорость авто просто размазало бы меня по мостовой, испачкав кровавым месивом чистейшую брусчатку. Перекатилась, уходя от возможного столкновения – обдирая ладони и ощутимо треснувшись затылком о неровно пригнанный булыжник. А когда поднялась, кряхтя от саднящей боли и тряся звенящей головой, красного авто и в помине не было. Неужели почудилось? Игра света и тени на вечерней улице, подсвеченной газовыми фонарями, сыграла со мной злую шутку? Да, переработки до добра не доводят – даже самая крепкая психика сбоит от переутомления.

Оглянулась по сторонам, но наткнулась лишь на высокие заборы домов побогаче и плотно задернутые шторы строений победнее. Любопытство местным не свойственно, это я усвоила давно. Но всё равно было бы обидно бесславно погибнуть посреди пешеходной улицы под колесами показавшейся мне столь реалистичной галлюцинации.

Словно в насмешку, на груди с опозданием раскалился один из защитных амулетов. Сунув руку под воротник, достала камешек. Горррячий. Видимо, неудачный дядюшкин эксперимент – и не сработал, как полагается, и не остывает ни в какую, хотя опасности – даже призрачной, ха! – не имеется. Фыркнув, сорвала с шеи ремешок и прицельно бросила в урну.



Анастасия Мамонкина

Отредактировано: 05.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться