Скитания души неприкаянной

Размер шрифта: - +

Глава 8. Ушла в себя, вернусь не скоро

М-м-м, я отвлеклась...Прошло две недели со дня моего последнего общения с человеком не в реальности. Вроде эмоции подуспокоились и я снова жаждала действий. Оказывается надолго меня не остановить. Это я так себя хвалю. В-общем, я пошла...

 

Мне покоя не давал тот факт, что я утопила жителей прибрежной деревушки. Я корила себя и корила, костерила распоследними словами и вообще, была жутко расстроена. И я решила быть вместе с ними в момент их гибели, разделить их страх и боль, наподдать себе, так сказать, тем же сапогом. Так что я направилась туда, куда тянуло меня чувство вины. Это я так высокопарно, потому что понятия не имею, куда именно меня тянуло — я снова положилась на чувства, а не на память и логику — уж слишком сильны они были, чувства мои, поэтому опасаться промаха не приходилось. Как я и думала, занесло меня опять в тело. В-общем, здорово, живем. Осторожно, едва почувствовав привычные осязательные ощущения, недоступные мне в виде души, я открыла глаза и осмотрелась. Я гуляла по высокому берегу и, напевая, собирала цветы. Кружилась, танцевала, плела венки. Никаких мучений, никаких ступоров — счастье полной чашей. Не поняла? А, впрочем, какая разница, главное, что эта душа меня впустила, за что ей огромное человеческое спасибо. Понаслаждаюсь-ка я снова такими редкими чувствами. Что я, кстати, с успехом и проделывала несколько часов, любуясь на действия той, кто был так со мной приветлива. Мы вместе собирали цветы и плели, гуляли, бегали по травке, лежали, смотря в небо и вдыхая аромат летних, разгоряченных солнцем трав. Вечерело.

«Катерина-а-а-а» - призывно раздался голос откуда-то снизу и я повернула голову на звук

Снизу по тропинкке поднимался на вершину плато молодой, весьма симпатичный мужчина, я бы сказала — очень симпатичный. Я бы потупилась и покраснела, да девушка, счастливо взвизгнув, кинулась со всех ног к нему на шею и он, захохотав, закружил ее по полю.

«Пора домой, Катерина» - ласково сказал он и взяв за руку повел вниз.

Внизу был городок, вернее деревенька, прилепившаяся у самого моря и находящая спереди скалистого берега, который как-то ступеньчато от моря отступал. Мы прошли с самых высоко расположенных домов, спустились чуть ниже и зашли в обычный такой, ничем не примечательный дом. Мужчина разул Катерину и подтолкнул в комнату, а сам остался разводить огонь в лампе. Девушка зачарованно прошла в комнату и остановилась. Тут только я обратила внимание, что она особенно-то и не заморачивается тем, что вокруг нее находится, так, на своей волне, вся внутри себя. Как то стало не по себе — уж слишком ощущения внутри были отличны от нормальных. Я подтолкнула ее к окну и она, ничуть не сопротивляясь, подошла и бездумно уставилась на улицу. Я смотрела наружу, любуясь домами в лучах заходящего солнца и сердце щемило чувство вины и жалости. Скоро тут все будет разрушено...

«Вы все умрете» - громко сказала Катерина

Звуки, раздававшиеся сзади — стук, звон, шаги — замерли и сзади меня ухватили мужские руки и развернули:

«Что ты сказала?» - на меня с тревогой смотрели карие глаза мужчины

Катерина же безучастно смотрела перед собой. Мужчина встряхнул ее и требовательно спросил - «Что ты сказала, сестренка?»

Сама я все это время пребывала в удивленном ступоре — она меня слышала? Как? А потом посмотрела на мужчину. Не хочу, не хочу я, чтобы он умирал! Ну вдруг не всех та волна убила, вдруг я, ослепленная ужасом не увидела спасшихся? Вдруг хотя бы они — выжили? Ведь возможно такое? Подумала еще мгновение и выпалила на одном дыхании - «Там в море  извергается вулкан, от него пошла большая волна — она тут все сметет, уходите». И услышала задумчивые слова девушки, неспешно водящей пальчиком по узору на рубашке мужчины.

«Здесь буль-буль... А там -бах! Большой бах...»

Не поняла? Я возмущенно огляделась, чтобы высказать этой слабоумной все, что о ней думаю и уронила челюсть на пол. Там, в физическом мире, Катерину трясли и требовали более связного ответа, а я, замерев, разглядывала то, что видела впервые в жизни. Передо мной была душа — но не в привычном понимании — вот прямо душа, не-е-е-е-ет, эта душа была совершенно не обычная. Она начиналась в теле, повторяя ее контуры и кристальной ледяной голубизной уходила ввысь, теряясь вдалеке. Это как? Душа должна быть вся в теле, вся, а не частично — она выглядела, словно растянутая между руками жвачка — такая же плоская, вытянутая, изгибающаяся от неосторожного движения, пластичная. Занятно, а где она начинается? Я выскользнула и устремилась по ее контурам. Долго лететь не пришлось — я снова была в темноте пустоты (как то странно прозвучало...). Здесь находилась остальная часть души Катерины, что растянулась между двумя мирами и безучастно глядела прямо в звездное скопление мерцающих душ. Появилось смутное ощущение, что такие, как она могли сказать, что при рождении человека на небе загорается новая звезда — но это были неприятные мысли, потому что я все равно хочу здесь встретить адекватных людей, а не вот эту непонятную размазню, непонятно в каком мире находящуюся. Что же случилось с ней, если ее душа осталась в таком неопределенном положении? Во всяком случае, мне такое положение вещей не понравилось и я ухватилась за ее душу, потянула за собой, к приютившему меня телу. Душа послушно сокращалась, с некоторым усилием втягиваясь в свое вместилище. Блин, нет, совсем не с некоторым — я прямо пыхтела, утягивая ее за собой — пустота тянула ее обратно, а сама она не сопротивлялась ни мне, ни силе притяжения пустоты. Бестолочь!!! Чем ближе оставалось до тела, тем сильнее было сопротивление — это словно сводить однополярные стороны магнита. Наконец, порядком выдохнувшись, я втолкнула душу на место и всякое сопротивление прекратилось. Девушка охнула и остановилась, присев на корточки и обхватив руками голову. Я, больше не находящаяся внутри, не знала, что там происходит. Мне страшно, если честно, подходить к нормальным, насильно вламываясь в их душу — вдруг сломаю? - потому они мне и не грозят. А вовсе не потому, что не могу. Я еще не проверяла. Мне-то ведь совсем не понравится, если ко мне кто сунется.



Юлия Абрамова

Отредактировано: 26.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться