Скользящие. В погоне за Тайной

Размер шрифта: - +

3

Человек из разряда тех, кому не отказывают, объявился в конце апреля. 
Бэй уже привык время от времени пользоваться позывными полиции, что спасало его от штрафов на дороге, и пару раз поковырялся в разных базах данных, облегчив себе работу. Просто так частного сыщика к информации не допускали, его запрос отправлялся человеку по имени Н. Келли, и через какое-то время приходили коды доступа. До сих пор Кобейну не отказывали.
Необычных заказов не появлялось, но стоило Кобейну решить, что они могут просто не выделяться среди обычных, как на телефон пришло сообщение с указанием времени и места. А также распоряжение проверить почту и уничтожить письмо после прочтения.
В электронном ящике висело послание от Нормана Келли с лаконичным описанием молодого парня двадцати шести лет, гражданина Германии, с фотографией. 
Бэй прочитал, запоминая слова, цифры и изображение, и письмо самоуничтожилось, перепугав детектива подсаженным вирусом. Пришлось повозиться в настройках и потратить час на чистку дисков, чтобы не обнаружить ничего подозрительного. Обругав самого себя за паранойю с одной стороны, и безалаберность – с другой, Бэй отправился на встречу. 
Кафе в торговом центре было из разряда тех, где никто не обращает внимания на сидящих за соседним столом. Кобейн успел заказать кофе, когда к нему подсел невысокий коренастый мужчина лет тридцати пяти, со смуглым лицом, коротко остриженными темно-русыми волосами и светлыми голубыми глазами, казавшимися неестественно прозрачными на фоне загорелой обветренной кожи. 
– Норман Келли, – представился мужчина, не протягивая руки для приветствия, и подозвал официанта: – Двойной эспрессо. Хорошо запомнили лицо? – без вступления перешел он к делу. – Завтра в Схипхоле с пяти часов вечера прогуливайтесь в первом терминале в зале вылета. Это ваша зона. При необходимости подозреваемого нужно задержать. 
Бэй не сдержался и поднял брови.
– Участие в задержании? Вы предлагаете это делать незнакомому детективу, даже не убедившись в уровне моей подготовки?
– Почему вы думаете, что он мне неизвестен? – На квадратном лице появилась вполне человеческая, даже заразительная улыбка. – А как же стрельба в Зандворте полгода назад? Это происшествие стало важным дополнением к собранной о вас информации, и дало хорошее представление, как вы поведете себя в рабочей ситуации. У меня есть еще несколько примеров показательных выступлений частного сыщика Ван Дорна. Называть? 
– Не стоит, – буркнул Бэй. Не думал же он, что человек, сидящий перед ним, не знает о перестрелке.
Полгода назад не по своей воле Кобейн едва не стал героем Зандворта, оказавшись в ненужном месте в плохое время. Хотя для кого как посмотреть. Иногда в городке у моря, популярном не только среди немцев и обычных голландцев, но и в криминальном мире Амстердама, случались преступные разборки и звучали выстрелы. Как, например, в тот вечер, когда наемный киллер попытался убить хозяина кафе в центре городка с плохой репутацией. Попытался, потому что у него ничего не получилось из-за случайного прохожего, вооруженного не огнестрельным оружием, но собственным тренированным телом и множеством приемов восточных единоборств. Все случилось так быстро, что люди вокруг не успели испугаться. Потом Бэю пришлось потратить немало сил, чтобы избежать славы в местных газетах. 
– Человек с фотографии может воспользоваться нашим аэропортом для вылета. Оденьтесь соответственно. Как пассажир. На всякий случай все должно выглядеть натурально.
– Вы тянете меня на задержание тванского террориста?
– Подозреваемого в возможных связях с террористами, и не тванского, а тунисского. И кроме наводки на него ничего нет. Брать не за что, а присмотреть за ним, и в случае опасности обезвредить, нужно. Пистолет возьмете свой. Вот рация для связи. Она должна быть как можно менее заметной.
Перед Кобейном появилась небольшая картонная коробка.
Норман Келли поднялся, одним глотком осушил свою чашечку и удалился, оставив Бэя скрежетать от досады зубами.

Отправляясь на следующий день в аэропорт, Кобейн понимал, что его могло ждать настоящее задержание или проверка. И что, скорее всего, он никогда не узнает, кем на самом деле является молодой человек из письма и насколько он опасен. Предъявленная история могла быть правдивой. Намеками на теракт не раскидываются. Ничего необычного в сотрудничестве частных сыскных фирм с правительственными организациями не было, только чаще всего оно сводилось к обмену информацией, слежению, совместным поискам подозреваемых. Но участие в оперативной ситуации? 
В зале первого терминала Бэй прохаживался с небольшим чемоданом, спортивной сумкой за плечом и озабоченным видом. Время от времени он проверял табло, сверялся с часами, кому-то звонил, на самом деле изучая людей вокруг. Нормана Бэй приметил почти сразу. Квадратный человек сидел за стойкой одной из авиакомпаний. Кроме увеличения охраны, людей с автоматами наперевес в терминале не наблюдалось, значит, подозреваемый не мог расцениваться, как очень опасный.
Парень появился из лифта с этажа зала прилетов и выглядел подозрительно только потому, что вместо багажа с ним был лишь небольшой рюкзак. А еще настораживали его быстрые взгляды и резкие движения. 
Голос Нормана ворвался в шум аэропорта позывным Бэя и приказом срочно обездвижить объект. Кобейн направился в сторону парня, застывшего под табло, налетел на подозреваемого, заключая его между собой и чемоданом. 
Ответом был крик на немецком и попытка оттолкнуть или ударить.
– Куда прешь! Глаз нет?
Бэй увернулся и зафиксировал парня железными объятиями, почувствовав под курткой какой-то странный предмет, отчего лоб его тут же покрылся испариной и вспомнились Зося, Кардинал и мама. В этом странном порядке. Руки затекли, словно Ван Дорн напрягал их уже не менее часа, и перестали слушаться сигналов из головного мозга. Осталась лишь потребность держать незнакомца так, чтобы тот продолжал едва трепыхаться, возмущенно кричать и брыкаться, привлекая внимание, пугая людей в зале, быстро отступавших в стороны.
– Какого черта! – орал в его руках подозреваемый.
– Ты меня пытался ударить, – рычал в ответ по-немецки Бэй. 
К ним уже подбежала охрана, оторвала друг от друга и под щелчки телефонов любопытных повела в комнаты для выяснения обстоятельств драки, как было объявлено свидетелям.
В служебной комнате четыре человека охраны и младший офицер обыскали обоих задержанных. У парня не обнаружили ничего подозрительного, а под курткой оказалась пухлая кожаная сумочка для документов. Бэй усмехнулся, вспоминая замораживающий мозги и мышцы страх. Что делают с воображением средства массовой информации! Содержимое чемодана Бэя лежало на столе и в нем копались полицейские. Из двух задержанных подозрительным оказался именно он – пассажир без билета, но с пистолетом, хоть и имеющий разрешение на ношение оружия. Рация волшебным образом из вещей исчезла.
Парня, с которым Бэй полчаса назад обнимался, отпустили первым. 
– На меня напал какой-то гребаный частный детектив, – орал он на арабском в телефон, пряча копию допроса и направляясь из комнаты, – ты ему устрой хорошую жизнь. 
Когда бывший подозреваемый удалился, Бэй назвал имя Нормана Келли и отказался отвечать на вопросы. Даже если офицер знал больше, чем показывал, никто не спешил спасать частного сыщика, и прежде чем появился квадратный человек, прошло еще полчаса.
– Что, если бы я ему голову свернул, когда под одеждой что-то почувствовал? – спрашивал Бэй, сдерживая клокотавшую внутри него горячим вулканом ярость.
– С твоей установкой на ненасилие? 
– Вы сделали достаточно, чтобы я поверил в опасность объекта. – В голосе Бэя звучала неприкрытая неприязнь.
– Она могла оказаться реальной, – спокойно отозвался Норман.
– А если бы я свернул шею невинному, то свалить это можно было на частного сыщика?
Келли остановился, показывая, что с этого момента их пути расходятся и почти равнодушно кивнул.
– Не драматизируйте Кобейн. Ничего непоправимого не случилось, – и направился прочь, оставив Бэя только догадываться, в каком виде на его имя придут претензии со стороны пострадавшего.
Их не последовало. Или угрозы парня были просто красивыми словами, или же к тишине приложили руку какие-то инстанции. Неважно.
Ничего не смог объяснить даже Кардинал, которому Бэй позвонил с подробным отчетом о происшествии. Скорее всего, на этот раз Анджи действительно ничего не знал. Он же не был всемогущим. 



JulyChu

Отредактировано: 20.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться