Скользящие. В погоне за Тайной

Размер шрифта: - +

7

Расставшись с клиникой, Бэй поехал в Вену, где находился Кардинал, и остановился в квартире, которую снимал каждый раз по БМБ, когда приезжал в австрийскую столицу. Небольшая, удобно расположенная недалеко от центра, рядом с остановками всех видов транспорта, она идеально подходила детективу. За углом располагалась большая спортивная школа, где можно было тренироваться. 
В первый же вечер Бэй пригласил Анджи в один из самых дорогих ресторанов Вены, в знак благодарности за заботу. Ужин прошел без сюрпризов или важных откровений. Вертелся около семейных дел, изменения статуса некоторых родственников – в такой обширной группе людей, как клан Вальдштейнов, все время что-то происходило – кто-то женился, рождались дети, умирали старики. Разводы не приветствовались и случались редко, поэтому хватало пикантных историй. Ни Кобейн, ни Кардинал любителями сплетен не были, и непривычное направление разговора больше напоминало заполнение пустоты или избегание иных тем. Кобейн, правда, не удержался от замечания, что Анджи хорошо выглядит.
– Не удивлюсь, если чудесным образом вы подниметесь в ближайшее время из своего кресла и смените его на изящную трость.
Кардинал наградил собеседника долгим, изучающим взглядом.
– Может быть, может быть, – не спеша проговорил он. – Медицина развивается стремительно. А разумное комбинирование традиционных методов и альтернативных, как в клинике, откуда ты возвращаешься, способно творить чудеса. И я не боюсь экспериментов. 
Бэй покивал, якобы соглашаясь с логичным ответом Кардинала. Вот только историй болезни Анджи и Кобейна в сейфе главного врача не оказалось. 

В Вену Бэй приехал не только для ужина с Кардиналом. 
Проверив фотокопии от Зельмана, он сделал несколько звонков и выяснил, что все дети Анджи хотя бы раз находились в Нидершерли на обследовании. Кроме них, в списках пациентов за последние несколько лет оказалось еще несколько знакомых имен из гвардии Кардинала и… Ричард. Рич попал в клинику два года назад после сложного перелома и похоже было, что его тоже подробно обследовали. Банк, в котором трудился родственник, находился в Вене, и врач, которого посоветовал Гашик для конфиденциальной консультации, тоже жил в пригороде австрийской столицы. Так что ужин с Кардиналом был скорее поводом, чем причиной поездки.
Кобейн встретился с Ричем во время обеденного перерыва в кафе, расположенном недалеко от главного офиса банка.
– Ты надумал взяться за моих шарлатанов? – прокричал вместо приветствия Ричард. 
Строгий костюм превращал его в среднестатистического клерка, но блеск глаз выдавал страстную натуру. Опустившись на стул напротив Бэя, первым делом Ричард растянул галстук на шее и взъерошил себе волосы. С удовольствием. С выдохом облегчения. И улыбка на его лице стала, как у мальчишки, припрятавшего в кармане рогатку.
Бэй покачал головой, наблюдая, как недовольно прокисает лицо Ричарда.
– Был проездом, решил пообедать вместе. 
– Да не дури, Бэй! Я почти уговорил Вератти. Если ты согласишься встретиться с ним и произведешь на него впечатление, а ты произведешь, он выделит деньги для расследования.
Бэй опять покачал головой.
– Извини, Рич. У меня сейчас совершенно нет времени заниматься чем-то еще, кроме тех дел, над которыми работаю.
Ричард стукнул ладонью по столу, привлекая внимание сидящих вокруг. 
– Ты мне так и не веришь. Не веришь!
– Не верю, Рич, – признался Кобейн, – и не думаю, что в твоем деле есть что искать. А тратить время для того, чтобы закончить советом тщательно проверять работу измерительной аппаратуры, мне не хочется. 
– Козел, ты Бэй, – разозлился Ричард, отворачиваясь к окну. – Я еще придумаю, как доказать тебе, что я прав. У меня чутье, я уверен, что-то с этим победителем нечисто.
Кобейн поморщился,
– Ну хорошо, Рич, перестань дуться, как школьник. У меня действительно нет времени ехать к твоему итальянскому миллионеру. Давай ты дашь мне его телефоны, и я постараюсь переговорить с ним лично. Обещаю, если почувствую интерес в его голосе, то возьмусь за твое дело. Рич?
Ричард вернулся от созерцания Вены через окно к созерцанию Бэя в кафе. Кивнул.
– Хорошо. 
Мир и дружба между родственниками были восстановлены. В середине обеда Бэй рассказал о клинике в Нидершерли, вызывая ответный рассказ Ричарда о переломе ноги со смещением, заработанным во время спуска с гор после вертолетной заброски.
– Понимаешь, этот идиот Хяйнрих потащил с собой знакомого, которой вообразил, что умеет кататься на лыжах, пока не оказался на вершине, тогда он навалил в штаны. Ладно бы признался сразу, но начал спускаться за мной, сорвал лавину. Короче, мне не повезло оказаться в зоне вызванных им разрушений. Но повезло, что не сильно засыпало, и ребята смогли откопать и быстро прилетел вертолет помощи. 
Ричарда оперировали уже в клинике и продержали там около трех недель.
Да, были обследования, какие-то альтернативные методы, гомеопатия, волны, жужжащие древние аппараты и аппараты, похожие на технику для подготовки космонавтов, много, очень много физиотерапии. Потом Рич лечился дальше в Вене. А после выздоровления Анджи заставил его подписать тот самый договор. 
Кобейн выяснил, что хотел. Ричарда обследовали, восстановление после перелома и операции протекало быстро, но не стремительно, как у Кобейна. Хотя разве можно сравнивать два совершенно разных организма, два перелома, последствия охлаждения в случае Рича и прекрасную физическую форму Кобейна? Но даже придумывая разные объяснения, Бэй понимал, что его костные и мышечные ткани совершили рекорд в скорости регенерации. 
– Смотри, не проболтайся о моем участии в итальянской гонке, – бросил Рич, расставаясь, – любимчик Кардинала, который жил в коттедже! Я на них только из окна палаты смотрел... 



JulyChu

Отредактировано: 20.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться