Скорбь масок

Размер шрифта: - +

Поместье Дрейков, 24 декабря 1832

Пронзительный ветер бросал в лицо колючий снег, метель только начиналась, обещая долгую ночь, наполненную завываниями ветра. Они ехали на предельной скорости, доступной в таких условиях, напряженно вглядываясь в лесную дорогу. Най Алексидас не выпускал из виду спину старого сторожа охотничьего домика, явившегося в монастырь среди ночи и потребовавшего его срочного приезда. Пришлось ехать. Когда речь заходит о благополучии хозяина земель, медлить нельзя. Настоятель обернулся и посмотрел на приемных сыновей, ехавших следом. Оба держались весьма бодро, но даже сквозь их маски спокойствия проступала тревога. Леди Дрейк они все знали с детских лет, и угроза ее жизни, о которой так кричал сторож, заставила всех испытать страх.

Домика они достигли, когда дорога совсем исчезла из виду, если бы не темная громада, вынырнувшая из белого марева вокруг, потеряться ничего бы не стоило. Най  стремительно вошел внутрь и поднялся на второй этаж, где располагалась спальня леди.  Комната встретила их светом единственной зажженной свечи и хриплым дыханием, доносящимся с постели. Настоятель подошел к ней и склонился над лежащей без сознания женщиной. Узкая ладонь легла на лоб, покрытый испариной.

 - Миледи, - позвал он, затем присел на край кровати, - миледи.

Он взял руку и приложил пальцы к запястью, считывая биение сердца. В комнату один за другим зашли сыновья.

 - Юриан, отправляйся в монастырь, бери сани и возвращайся за нами. Леди Дрейк нужно немедленно перевезти. Чтобы не потеряться, возьми у сторожа пса, он найдет дорогу, и поторопись.

Младший коротко кивнул и тут же скрылся, с лестницы донесся топот его ног. Монах встал, двумя резкими движениями скинув плащ на пол и засучив рукава черной сутаны.

 - Что с ней? – спросил Теодор, стоящий в стороне.

 - Лихорадка, - сухо откликнулся он, направляясь к двери, - нужно сбить жар. Мистер Крегг!

С первого этажа донесся голос сторожа, спешащего на зов. Через минуту его заросшая седая голова показалась над лестницей.

 - В доме есть спиртное? Принесите самое крепкое и найдите меховую накидку или одеяло, миледи нужно согреть и срочно перевезти в монастырь.

Старик кивнул и со всех ног бросился вниз, а най Алексидас вернулся в комнату, застав старшего сына, уже избавившегося от верхней одежды, зажигающим свечи в комнате.

 - Что ты собираешься делать? – спросил он, закончив с последним подсвечником.

 - Сбивать жар, - отрывисто повторил монах. – Раздевай ее!

На мгновение Теодор замер, едва не уронив свечу и растерявшись от такого указания.

 - Что стоишь? Ее нужно растереть спиртом и переодеть в сухое. Если не можешь отстраниться от женских прелестей – найди какую-нибудь одежду. Быстро!

Окрик подействовал, Тео тут же двинулся к шкафу и принялся рыться в нем. Ловкие руки настоятеля отбросили одеяло и стаскивали с безвольного тела сорочку. Леди даже не стонала, никак не реагируя на происходящее. Плохо, но отчаиваться еще было рано. В своей жизни он успел повидать и не такое. Най отшвырнул пропитавшуюся потом сорочку в сторону и осторожно укрыл даму одеялом. Его взгляд заметался по комнате в поисках места, куда ее можно переложить. Постельное белье промокло от пота, и больную требовалось перенести в сухое.

 - Нашел, - сообщил Тео, оборачиваясь и сжимая в руках льняную рубаху, брюки и жилет на меховой подкладке. Такие носили охотники, чтобы лучше сохранять тепло зимними ночами.

 - Сгодится, - кивнул настоятель, - помоги мне перенести ее.

Он мог бы сделать все сам, но лучшие годы жизни остались за спиной, и руки порой не казались таким уж крепкими. Теодор сложил одежду на кресло и поспешил к нему, подхватил леди на руки и осторожно переложил на придвинутую мужчиной кушетку.

 - Я принес коньяк! – оповестил их сторож, неловко проходя в комнату. На плече у него висела длинная меховая шуба. Бутылка оказалась на столике, а мех в последнем свободном кресле. – Эта осталась от бабки покойного лорда. Она страсть как охоту любила, жила здесь месяцами, одежду потом и не выбрасывали. Только большая наверное…

 - В самый раз, - успокоил его монах, резкими движениями открывая коньяк. – Отправляйтесь вниз и поместите фонарь над входом в домик. Юриан может не найти дорогу назад.

 - Конечно-конечно, - заторопился мистер Крегг, но на пороге обернулся. – А с миледи все в порядке будет?

 - Благодаря вам, - кивнул най Алексидас, - вы очень вовремя нас вызвали.

Сторож вздохнул с немалым облегчением и снова направился к лестнице. А мужчины сосредоточились на даме.

 - Закрой дверь.

Тео, не задумываясь, выполнил указание, а монах плеснул на руки коньяка и начал растирать плечи женщины. Когда сын обернулся, на его лице промелькнуло странное выражение, заставившее немедленно повторить окрик.

 - Не стой столбом! Возьми бутылку и займись лодыжками, раз не можешь держать себя в руках. И быстрее!

Стоило бы отправить старшего в монастырь, а младшего оставить здесь. Юриан был молчаливее и спокойнее, но и не так привязан к Дариенне. Тео волновался бы в дороге намного больше, а неумение сохранить голову холодной порой ведет к губительным ошибкам. Здесь он хотя бы находился под присмотром.



Дайре Грей

Отредактировано: 13.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться