Скорпион

Размер шрифта: - +

15

Вслух о помолвке никто не объявлял. Но Лотте достаточно было по секрету поделиться с одной из подруг - не только кафедра Философии, но и все соседние загудели, как взбудораженный улей. Хотя, хватило бы просто компрометирующего кольца на безымянном пальце и томных глаз, озарившихся вдруг сладким хищническим торжеством. Наверное, без слов вышло бы даже изящнее. Но эта девушка не ценила изящество такого рода.

Жизнь профессора превратилась в кромешный ад. Шепоток за спиной – недоверчивый, если он был один, завистливый, если они проходили с будущей супругой вместе. Пяток жестоко и картинно разобиженных студенток (дуры! Им что – кто-то что-то обещал? Или повод давал?) и ещё пара окончательно охамевших (идиотки! Он и до того на их уловки не попадался, а уж с аргументом «напоследок, пока жена не смотрит» - фиг им!). Вымученное знакомство с бесконечными родственниками невесты (большинство из них Натан не запомнил, оставшиеся ему показались довольно пресными субъектами). Метания между пятью вариантами свадебных подарков. Первый, а затем и второй перенос предполагаемой даты. Ускорение обмена любимой квартиры на просторную. А ещё – господин Петер Цверст.

Судьба сталкивала их лбами буквально ежедневно. На совещаниях и педсоветах, в кафетерии и в библиотеке, просто на лестнице, где они неизменно замечали друг друга только в последний момент и долго не могли разминуться.

Однажды Натан застал его на выходе из Института. Тот стоял, задумчиво глядя в светлеющее вечернее небо и крутил в пальцах сигарету, видимо, раздумывая, стоит закурить или нет.

- Дать вам спички? – пройти мимо и совсем ничего не сказать было просто не вежливо. Он выбрал самую естественную реплику.

- Будьте добры, - сморгнув и выйдя из своей странной задумчивости, согласился тот.

Натан достал спички, небрежно, на грани грубости, бросил ему коробок. Потом порылся в кожаном портфеле, нащупывая собственные сигареты. Они курили вместе. Натан смотрел в сторону. Петер смотрел на него.

- Я слышал, вас можно поздравить? – в конце концов, произнёс он. И смотрел прямо в глаза, чуть прищурившись, выжидательно, с непонятным выражением: не то усмешка, не то укоризна.

- Н-н… да, - профессор отчаянным усилием воли не отвёл взгляда. Он врал - и этот паршивец чувствовал, что он врёт. К новой дуэли Натан подошёл слабым, как скорпион, сам ужаливший себя в голову. Яд разлился по телу, разжижив волю, парализовав нервы, почти уже окунув своего обладателя в Лету спокойной размеренной бесполезной жизни, ведущей к обеспеченной старости. - Да, спасибо. То есть, да, вы правы, только общественная молва, как всегда, бежит несколько впереди событий.

- Вот как? А говорят, уже назначена дата свадьбы.

- Говорят ещё, что будет конец света в Новый Год.

- Вы не торопитесь? – абсолютно без смены тона вопрос звучал двояко: торопится ли он? С датой свадьбы? Или прямо сейчас? Это что – приглашение на свидание? Или такое изощренное чувство юмора у молодого человека?

- Что вы имеете в виду? – по возможности холодно и беспристрастно поинтересовался он.

- Хочу извиниться за то, сколько крови вам попортил, - обезоруживающе развёл руками Петер. – И, кроме того, обсудить пару вопросов: врать не буду, это нужно не мне, но один мой друг избрал путь куда более близкий к философии и литературе, короче – не согласитесь ли вы, профессор, за пару чашек хорошего кофе глянуть намётанным глазом на бездарный студенческий диплом? – разумеется, он блефовал. Но Натану знать об этом было вовсе не обязательно. Околесица, которую он нёс, с каждой минутой казалась исполнителю всё бредовее. Либо он сам обратит дело в шутку, либо заржёт самым неприличным образом и испортит от знакомой игры весь кайф…

Натан в срочном порядке успокаивал сердце, заставляя себя воспринимать слова отдельно от выражения серо-зеленых глаз. Ему вдруг почему-то очень захотелось хорошего кофе. С корицей и прочими пряностями, как он никогда не пил…

- Завтра,- пробормотал он. - Всё завтра, - мужчина нервно швырнул окурок, разумеется, промахнувшись мимо изящной урны, и спешно зашагал прочь, к выходу.

Петер сжимал сигарету в пальцах, пока она не потухла от такого обращения.



Фанни Фомина

Отредактировано: 09.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться