Скорпион

Размер шрифта: - +

17

Натан замер на вдохе. Воздух соглашался вырваться обратно наружу только с криком: «Какого чёрта?!», что в данных обстоятельствах было бы неуместно. Симпатичный круглый столик вдруг показался до неприличия тесным. Из-под полу прикрытых ресниц он затравленно окинул взглядом зал, словно ожидая, что из-под соседнего стола с обличительным воплем выскочит сейчас Лотта. Зачем он припёрся сюда?! Зачем сидит с этим опасным сумасшедшим типом так близко, что они почти касаются коленями?! Зачем всё ещё читает этот бред?!

Словно услышав его немой возглас, бред немедленно завершился. Кавычки закрылись, пошёл научный текст.

«Это отрывок письма, адресованного знаменитому Гийому Ван дер Хейдену его любовником, Карлом Де Манном…».

Он едва не уронил листы на пол. Только титаническим усилием воли он смог заставить себя перевернуть страницу и прочитать название работы: «Влияние популярных общественных предрассудков на жизнь и творчество писателей начала XX века».

Петер покусывал костяшку указательного пальца, лелея одну-единственную надежду: не заржать. Никакого друга-историка у него не было и в помине, диплом он вчера собственноручно скачал с бесплатного сайта, а письмо знаменитому Гийому сочинил самолично – вместе с непосредственно Гийомом. Экспромт определенно удался! Откровение первых строк зажгло на скулах профессора жаркие пятна, как бывало всегда, когда он оказывался растерян или смущён. Петер немедленно отвёл взгляд, чтобы ни в коем случае не быть заподозренным в причастности к написанному.

Между тем, профессор справился  с первым потрясением и принялся перелистывать страницы злосчастного научного труда. Процесс прервался, когда девушка-официантка принесла их заказ.

Натан отложил работу и занялся скрупулёзным перемешиванием кофе, в котором не было сахара. Петер на минутку даже отвлёкся от созерцания профессора, чтобы поблагодарить девушку и с блаженным вздохом придвинуть к себе круглобокую чашку с горячим шоколадом. На широком блюдце рядом горкой возвышались светлые, пресные вафли.

- Ну, как? – невинно поинтересовался провокатор, зачёрпывая шоколад ложкой и с трудом сдерживаясь, чтоб не облизнуться в предвкушении.

- Посредственно, - по возможности ровным голосом ответствовал собеседник. Его не оставляло ощущение, что эта встреча оказалась лишней. Какой-то невероятный фарс, в ходе которого ему подсовывают под нос дешевую порнографию, и при этом сидят напротив с таким жадно-выжидающим выражением глаз, что впору кричать: «Караул!», и бежать куда глаза глядят – если успеешь. Запах шоколада, тёплый и густой, мешавшийся с острым ароматом корицы и гвоздики, не давал сосредоточиться. – Структурное деление хромает, вступление вообще написано абы как… Не думаю, что комиссия оценит художественные перлы вашего приятеля, - ему почти удалось восстановить уверенность и ехидство тона: до чего иногда полезны оказываются привычные, штампованные выражения!

- Хорошо, - обезоруживающе улыбнулся молодой человек. - Я ему передам, - вязкая шоколадная капля осталась на нижней губе. Он смущенно сморщил нос и подобрал её пальцем. Нет бы, как все нормальные люди, воспользоваться салфеткой!

Натан почувствовал, что теряет терпение. Помимо воли накатили ощущения, ассоциации. Сквозь горьковатый вкус кофе пробивался запах пряностей и какао. Этот запах стойкий, его не выполаскивает из одежды даже сырой осенний ветер, он впитывается в кожу, как изысканные восточные масла. И если сейчас хотя бы коснуться, хотя бы на секунду коснуться этих беззастенчиво ухмыляющихся губ – вкус шоколада останется, кофе перестанет казаться горьким… а разум, наконец-то, перестанет вопить дурным голосом о том, что: «Всё, хватит!», потому что это уже будет чистой воды безумие.

Ему показалось, что у него темнеет в глазах. Медленно, стараясь удержать себя каждую секунду, он потянулся вперёд…



Фанни Фомина

Отредактировано: 09.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться