Скорпион

Размер шрифта: - +

28

Вечерний город атаковал его многолюдием и шумом. Ещё не было восьми – и магазины не успели закрыться. Пёстрая рождественская толпа бурлила возле дверей каждого из них, как пена на ковше глинтвейна, потёками растекаясь по улицам. Склочные, счастливые, одуревшие – люди втянули его в свою кабалу, и он без сопротивления согласился на это, побрёл, не обращая внимания на снег, добавлявший его волосам седины, заходя в какие-то магазины, покупая свежие, пахнущие имбирём пряники и благоухающие корицей шоколадки, машинально распихивая их по карманам.

            Голова была полна звенящей пустотой. Что он наделал? Что будет делать завтра? Куда ему теперь идти? Все эти вопросы, не имевшие ответов, обходили сознание Натана стороной. Он чувствовал себя тем самым скорпионом, вонзившим жало в собственную голову, и полное отсутствие связных мыслей и обоснований своему нелепому поступку были первым признаком окоченения от смертоносного яда. Наверное, придётся уволиться, и лучше это сделать сразу – прямо завтра с утра, пока по кафедре не успел поползти сладенький слух о том, что профессор Мартен –  мерзавец и жиголо. А, зная Лотту, этот слушок не то что не за горами – за ближайшим поворотом. Сердце его болезненно сжалось. Прощайте, тёмные коридоры, сигаретный дым, тонкими струйками стекающий в приоткрытое окно, тихие стеллажи библиотеки, любимая лекционная, где всегда холодно. У него ощутимо заныло левое предплечье. Как бы ещё не свалиться посреди улицы с сердечным приступом. В день собственной свадьбы – какой позор! Воспоминаниям тоже не останется места (воображаемый яд продолжал разливаться по телу, вынудив его остановиться, а потом и присесть на расположенную напротив какого-то кафе скамеечку, ощутив почти реальную физическую слабость), сотрутся лица большеглазых тупоумных студиозусов, которые были его жизнью на протяжении многих лет. Каждого и каждую из них он до сих пор помнил по имени. И этот, с накрашенными глазами - чума, пожравшая его прекрасный, выстроенный мир, он тоже забудется, уйдёт, как выскользнул три дня назад из его квартиры, никем не замеченный.

- Месье! Месье, вам плохо? – видимо он просидел на тоненькой скамейке достаточно долго – так что на праздничном пиджаке нарос изрядный сугроб, а пальцы рук и ног заледенели и почти не ощущались. Молоденькая официантка, выглянувшая из кафе, казалась испуганной. Увидев, что взгляд его стал осмысленным, она спорхнула с крыльца, не боясь ни странного чужака, ни пронизывающего ветра, трепавшего оборки белого фартучка. Хрупкие плечи тут же начали подрагивать от холода. - Месье, если у вас нет денег, я проведу вас на кухню, там вы сможете отогреться…

- Спасибо, - разлепил непослушные губы Натан, - но у меня достаточно денег, - упрямиться было глупо, и под непонимающим взглядом малышки он зашел в кафе.

            В переполненном зале яблоку негде было упасть – не то что сесть, но девушка провела его за стойку, указав на высокий табурет в уголке:

- Садитесь.

Минута – и перед ним появилась чашка горячего шоколада.

- Наш фирменный! – официантка улыбнулась – скромно и растерянно.

- Спасибо, - снова поблагодарил профессор и окунул в шоколад ложку, не ощущая вкуса – только тепло.

            Больше они не сказали друг другу ни слова. Девушка внимательно и цепко поглядывала на отогревающегося гостя, но тот игнорировал её взгляд, погруженный всецело в свои какие-то безрадостные раздумья. Потом расплатился, положив под блюдце купюру, и вышел.

 

            Ноги сами принесли его к привычному дому. Огромных усилий стоило всё-таки осознать, что больше он здесь не живёт – и скоро в его жилище заселится кто-то чужой. А где живёт теперь господин Мартен – совсем не понятно, но точно не в огромной бездушной квартире с высокими потолками, куда в завершение вечера отправилась Лотта. Впрочем, ключи от старой берлоги он ещё не сдал риелторам - значит, можно попробовать остановить процесс продажи… по крайней мере, есть куда приткнуться – наворотившему дел угрюмому старому человеку, совершенно выжившему из ума.

            В темноте подъезда ключ в замке не проворачивался – пальцы снова окоченели, пока он шел сюда – опять пешком. Хотя, куда удобней было бы поймать такси.

- Помощь нужна? – спросил высокий хриплый голос из-за спины.

            Он не ответил. Прислонился лопатками к несговорчивой двери и обессилено сполз на пол. И наконец-то ощутил запах шоколада, корицы и пряностей.

 

Конец.

 

Уважаемые читатели, если вам понравился этот роман, то автору было бы очень приятно это слышать. Если он вам НЕ понравился, то автору было бы крайне интересно знать, почему, дабы в последствии автор смог писать ещё лучше!



Фанни Фомина

Отредактировано: 09.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться