Скотница с хвостом

Размер шрифта: - +

Скотница с хвостом

Косматая нить протянулась из замшелых пальцев.

Зашуршала о кору.

И о пальцы зашуршала.

Опутала ствол.

— Опять за ними следила?

Смех в ответ диким лисьим тявканьем.

Затряслись спутанные волосы. Блеснули потемневшим золотом.

— У-у! Все вы бестолочи. Выдрать бы тебе твой коровий хвост!

— Твоими-то, Крака, лапищами!

— У-у-у! Дурная девка!

— Тебе самой любопытно поди, старая троллиха. Да ты ж под этой елкой уже мхом поросла и в землю вросла.

Нитку перебросила на соседний ствол.

Обвила вокруг.

Мелькают скоро замшелые пальцы.

— Любопытно вам, бестолочам. А мне теперь трудись, запутывай дороги.

— Зачем? Жалко тебе?

— Иди-иди к своим сестрам! Не твое то дело.

— Пойду-пойду. С тобой посидишь, тоже мхом порастешь.

— Иди-иди, Льот, паси своих коров.
 

***


Искры огненные потекли в ночное небо.

К своим старшим сестрам.

Замычала напуганно корова. Другая отвернула голову к лесу.

Чье же такое богатое стадо? Одна другой дородней.

Визгнул разрезанный хворостиной воздух.

— Серая Спина, Рыжее Пятно! Идите к остальным! Ишь…

В волосах медь блеснула.

До самой земли почти.

До самой земли рубаха некрашеная. Ступни босые только мелькают.

Неподпоясанная. Ножа и того не видно.

— Эй, йомфру! Чье стадо пасешь?

Костер притих, спрятался в углях.

Без его света волосы не медью — золотом.

— Хочешь, твоим будет?

Смех диким лисьим тявканьем в стороны.

Веселая, видно, девка.

— Так чья ты? Ветрлиди хольда новая работница? Его ведь пастбище?

Глаза бронзовым бликом усмехнулись.

— Хочешь, твоя буду?

Дикое лисье тявканье в вершинах крон запуталось.

Шея в вырезе рубахи белым лоскутом.

— Хочу.

— Тогда спляши со мной!

Горячие пальцы на запястье сомкнулись. Дернули.

Крепко.

Словно не девка-скотница, а Отца Сражений посланница*.

Другая рука подол подхватила. Ноги землей перепачканные показались.

Дернуло снова.

К себе. Ближе.

Ни крон теперь не видно, ни костра отсветов.

Только глаза напротив яркой бронзой.

Рубаха из шерсти некрашеной в пальцах сминается, путаются в пальцах длинные волосы.

И смех диким лисьим тявканьем.

Повсюду.
 

***


Косматая нить тянется из замшелых пальцев.

Шуршит о кору.

И о пальцы шуршит.

Оплетает стволы.

Пухом перинным,
Пыльной полынью,
Мглою болотной,
Маревом плотным,
Дымным дурманом,
Тумана обманом
Тропы я скрою,
Дороги закрою.
Ветром и ветвью
Закружатся крепко!

Косматый обрывок в землю врос. Сам собой.

А сзади уж шуршит, фыркает.

— Льот! Опять явилась?

— Вредная ты троллиха, Крака! Зачем тебе? Не пойму.

— Нечего людям тут. Пусть у себя там. А охота если — сама к ним иди.

— Так зачем?

— Лес тревожат!

Фыркнула опять.

— У-у! Дурная! Они когда сюда являются, за ними следом потом другие приходят. Ищут. Не знаешь, как будто…
 

***


Золотые волосы плечи укрыли, по земле расстелились.

Глаза бронзой поблескивают.

— Так откуда ты?

— Неподалеку живу.

— Раньше тебя не видел.

— И я тебя не встречала.

— Здесь я раньше не часто бывал. В вашем хараде. А теперь Ветрлиди хольд позвал меня к себе хирдманом. Звать тебя как, не скажешь? Я Хёгни.

— Льот называют. А тут что делаешь такой порой?

— Увидеться хотел кое с кем.

Бронзовый отблеск ножом кольнул.

— С кем?

— С девушкой одной. Только она раздумала, видно, приходить.

Руки горячие обхватили крепко.

— Ну, а ты опять приходи.

— А не смогу если? Разозлишься?

— Не разозлюсь. Сама разыщу тогда. Так сожму в объятьях, что ребра твои из кожи выскочат, а из горла кровь брызнет. Всю рубаху твою зальет. А она расшита красиво. Жалко.

Смех лисьим тявканьем. Тихий совсем.

— Думал, цветок лесной, а оказалась зверицей дикой.

Взгляд бронзовый острей ножа.

— Решать тебе. А девушку ту как звали?

— Халльвёр.

Улыбнулась. Молча.
 

***


Пальцы в волосах застревают. Цепляются за спутанные узлы.

Земля, трава понабились.

Не блестят совсем.

А прежде ведь…

От реки плеск, хохот.

Посмотреть пойти?

Луна серебрит воду.

Золотые волосы сестер серебрит.

— Льот! Где ты бродишь все? К нам иди!

Брызги в лицо холодные.

— Перестань, Хульда! Не хочу сейчас купаться.

— А мы такое видели сегодня!

— Что, сестрица?

— Людей у леса. И много! С оружием все. Искали кого-то, только так и уехали. Все дороги переплелись. Крака, должно быть.

— Она, троллиха старая. Я сама видела.

— А мы как только смеялись! Они кружили, кружили, да убрались. А искупаться зря не хочешь.

Плеснул хвост по воде хлыстом.

Брызги дождем разлетелись.

— А, ну вас!

По склону — вверх.

Застревают пальцы в спутанных волосах.

Совсем теперь не блестят.

А раньше ведь… коса расплетенная темным покрывалом по земле стелилась.

Глаза болотным мхом зеленели.

Да где они теперь? На их-то месте муравьи копошатся.

Сами глаза вороны первым делом расклевали.

А уж губы кто отъел и щеку прогрыз…

По белым зубам юркая гусеничка торопится.

Пальцы в спутанных волосах скользят ласково.

— Ты, Халльвёр, не тревожься. Не найдут тебя здесь. Как найти, когда и дорог-путей у нас нету.
 



Mistress Amber

Отредактировано: 10.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться