Скрамасакс

Размер шрифта: - +

Глава 5

Глава 5. Битва

   Проспал я почти целые сутки. Проснувшись, огляделся, Атанас, Таймас и Аника продолжали сладко посапывать, а вот старика в яранге не наблюдалось и я тихонечко, дабы не тревожить друзей, вышел наружу, озабоченно покосившись на башкира.

   Вновь утро - позднее утро, в этом мире без часов судить о времени сложно, оно тут течёт размеренно, не торопливо, порой как-то вязко, что ли. Погода кардинально не изменилась, всё также, практически не давая тепла, висело низкое холодное солнце, а вот свет наличествовал с перебором. Вынырнув из сумрака, я моментально ослеп, лишь проморгавшись и чуть привыкнув к сиянию исходящему от сверкающих снежных кристаллов, окинул взором пейзаж и в очередной раз поразился суровой красоте северной природы. Ёлки и сосны пригнулись, сгорбились под тяжестью снега, редкие берёзки и верхушки кустов, торчащие из наметённых последней бурей сугробов, искрились причудливым инеем.

- А вот и батюшка, - заметив идущего на лыжах старца и рядом с ним Беляша, я пробормотал себе в бороду.

   Волк, подбежав первым, просительно ткнулся в опущенную ладонь. Мне ничего не оставалось, как присесть и чесать его за ушами.

- Ну, что же делать с тобой, шелудивый? - заметил я иронично. Зверь, одёрнув голову, встряхнулся и обиженно глянул в глаза.

- Да прикалываюсь я, юморю в общем, - поспешил того успокоить, - Не шелудивый, совсем не шелудивый, даже наоборот. Лучше расскажи-ка, где вы с батюшкой шлялись?

   Беляш вновь пододвинулся ближе и довольно заурчал.

- Ты не волк, ты поросёнок, всё понимаешь, а отвечать не хочешь... да шучу, шучу, - смех сорвался с губ, и я попытался удержать голову оскорблённого зверя - какое там... Итог нашей скоротечной возни: я валяюсь в сугробе, а вмиг подобревший Беляш, лижет мне щёки.

   Тут подоспел Серафим:

- Проснулся, играетесь, ну и славненько, друзья ещё спят? - я кивнул, - Пусть спят, пару дней у нас ещё есть. Если Таймас к послезавтра не оклемается, придётся тащить его в поселение Перми - просить местных чтоб приютили болящего.

- Он также как я… тогда… где то по лабиринту бегает?

- Не знаю, может и на сковородке греется, это смотря, какие у него представления об аде.

- То есть всё произошедшее со мной в сером лабиринте к реальности отношения не имеет, просто сон, иллюзия…

- Отнюдь, мысль материальна, но аксиома сия становится очевидной лишь после смерти.

- Хрен с ним… - прекращая начавшийся мыслительный процесс, тряхнул головой, - Давай, лучше поговорим о насущном…

- И?.. - вопросительно подняв брови, старик пристально посмотрел мне в глаза.

- Вот… - ничего не поясняя, я достал из наплечных ножен оба скрамасакса и передал их ему.

- Хек… - крякнул Серафим, впрочем, удивления на его лице не наблюдалось. Повертев ножи в руках, он отдал их обратно и правую, в которой держал поглотителя душ, брезгливо отёр о подрясник.

   Ах да, забыл сказать - аура Грома, была сильно похожа, на голубое свечение катаны.

   Вспомнив о мече, я вновь перешёл на мистическо-философскую тему, хоть мгновением раньше, и отгонял её. Чуть посопротивлявшись сам себе и, не удержавшись под мощной атакой любопытной хрюшки, я задал вопрос:

- Ты видел, что проделала катана, в самом конце отчитки?

- Нет, однако, почувствовал…

- Ну и как это понять?

   Старик развёл руками, и мне пришлось описывать виденные мной искры, исходящие от клинка в момент соприкосновения его с тёмной энергией. В ответ он непонимающе пожал плечами.

   «Где-то я уже это видел?.. А… точно!..» - Данная ужимка сильно напомнила недоуменно-растерянные жесты Прохора Алексеевича, при всём несоответствии в комплекциях и внешности, оба старика при внимательном рассмотрении оказались весьма схожи, словно не наречённые, а кровные братья.

- Не знаю, что ты так уставился?.. То, что проделал меч, должно было сделать слово, ты просто его опередил.

   Видимо, зависнув, выражение моего лица кардинально изменилось. Я, прогоняя остатки воспоминаний, мотнул головой и ответил:

- Тогда понятно. Интересно, каково Прохору Алексеевичу там, похожи вы с ним?..

- Похожи?.. - Серафим в искреннем недоумении приподнял брови, но всё же ответил, - А что ему?.. Небось, хорошо в раю старому лису, это нам тут… нужно землю отогревать - могилу копать надобно. 

- Кого будем хоронить?.. - ничуть не удивившись ответу, ляпнул я машинально.

- Скрамасакс твой, вернее души заключённые в нём, причём, надо проделать всё побыстрей, времени почти не осталось. Что ж ты мне раньше-то… не показал близнеца? Теперь бы успеть… - сокрушённо пробормотал озабоченный старец, и я направился будить друзей.

   Аника проснулся сразу, как только почувствовал прикосновение, так, словно ошпаренный, и вскочил, выставил перед собой нож и непонимающе завращал головой.

- Спокойствие, только спокойствие, всё хорошо, по крайней мере, пока, - утихомирив мальчишку, я приступил к Атанасу. Этого борова ничего не пронимало: ни тряска за плечи, ни крик прямо в ухо, всё ему было пофиг, сладко причмокивая губами он спал как сурок. Пришлось пойти на крайние меры - облить его холодной водой. Только это и подействовало, но наш космач, ожидаемо остался недоволен: «Ничего страшного, побурчит немного и отойдёт». - Вот с Таймасом, даже такой фокус не прокатил - парень завис в небытие, вообще-то, Серафим говорил, что тот очнётся не скоро, но всё же - попробовать стоило.

- Всем умываться, приводить себя в порядок, пойдём… - усмехнувшись, застыл на полуслове вошедший батюшка, - Впрочем, тебе, - тыкнул он пальцем в нахохлившегося Атанаса, - Можно обойтись без водных процедур.



Тюрин Рома

Отредактировано: 05.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться