Скряжническая гора

Размер шрифта: - +

Скряжническая гора

Введение

 

Скробы жили у моря и были похожи на полулюдей, а больше – на полуенотов. Они выскребали норки прямо в горе и ставили у входа скрипучие дверцы. И всё же главная их особенность была в том, что скробы – скряги, каких поискать! Ещё не родился на свете скроб, готовый спустить свои деньги на что-нибудь новенькое.

В норках у них было полно барахла: треногие стулья, диваны с клочками набивки (то тут, то там!), выцветшие игрушки, в серванте – сколотые тарелки; только книжек у скробов не было – издревле повелось. Неприлично было знать что-то, чего не знает сосед, так что как ни крути: если садишься читать, то непременно становишься неприличным.

Скробов никто не трогал, но никто и не жаловал: больно вредный народец! Жили они себе подле людей, а на их гору никто никогда не ходил, между собой называя её «Скряжническая». В общем, это и был его дом – дом скроба по имени Дуб.

 

Лето

 

Скроб по имени Дуб

 

Дуб жил на этой горе уже полсотни лет, но ещё не совсем состарился. У него по земле волочилось два толстых уса, поседевший до белизны неповоротливый хвост, а иногда — даже ноги, если Дуб утомился или вдруг приболел. А вот когда он был мальчишкой, то любил совать любопытный нос в щели и незакрытые дверцы, но с возрастом переменился: теперь всё любопытное само нет-нет да заглядывало к нему.

Такова житейская мудрость скробов: «Не шевели понапрасну лапой, если кто-то шевелится за тебя». Поэтому Дубу лишь оставалось пить чай возле норки и ждать, когда приключения сами отыщут его.

Звали его в честь того дерева, что росло прямо над входом в его нору, и чем старше скроб становился, тем сильнее походил на этот свой дуб: он подсыхал и покрывался морщинами, как-то скукоживался день ото дня и всё чаще собирался отдать кому-нибудь душу. Правда, такую мелкую никто и не брал.

Дуб выяснил это одним ясным вечером, когда задремал на балконе под крики чаек и плеск невысоких волн.

Приснилась ему родная гора. Похожая на большого ежа, она носом нюхала море, а сосновые иглы пушила к восходящему лету. Ряд норок выходил балконами прямо на берег, и чем выше располагался балкон, тем ниже было у скроба сословие. У людей говорят: «пробиться наверх», а вот у скробов вся знать образуется, лишь скатившись.

Дуб увидел себя со стороны спящим на самом высоком балконе, а рядом на перилах примостилась ворона.

— Кыш! — шикнул на неё испуганно Дуб.

Ворона хлопнула глазом, и Дуб вдруг заметил, что под крылом она держит заточенную косу. У той лезвие светилось на солнце, словно один сплошной блик.

Ворона каркнула недовольно:

— М-да! — и попрыгала на одном месте, как бы раздумывая. — Как тут что-нибудь забирать, коли нет ничего?

Затем она одной задней лапой ощупала скроба с пяточек до ушей, а души — не нашла.

— Кажется, она затерялась в карманце, — робко подсказал Дуб.

Смерть — а это была она — оглянулась и снова каркнула:

— На такую мелкую — ещё и замахиваться? Не заслужил!

В целом, она понапрасну тоже не шевелилась. И улетела потом, оставив Дуба в недоумении.

* * *

С тех пор Дуб знал точно, из первых уст, что душа его ничего не стоит, а значит — жить ему ещё много лет (пока она не возрастёт в цене).

 

Можжи

 

Был у старого Дуба такой же старый знакомый: ещё со школьной скамьи. Его полное имя было чересчур длинным, потому что норка ютилась под можжевеловым кустом, и Дуб привык звать его просто, по-дружески: Можжи.

У этого скроба с некоторых пор поехала крыша: он стал читать книги. Дуб застал однажды его в креслице возле норки, в котором он качался и перечитывал Пушкина.

— Боже правый! — ужаснулся Дуб и схватился за голову. — Такое неприличие у всех на виду!

Даже если бы Можжи снял вдруг штаны, это было бы не так скверно, как чтение во дворе.

Дуб попытался выхватить книгу, но Можжи поправил очки и спокойно сказал:

— Мой уважаемый друг.

— Что?

— Я имею полное право сойти с ума в таком возрасте, как у меня.

— Сойти с ума — это мягко сказано, Можжи!

Но Можжи лишь отмахнулся от Дуба:

— Лучше послушай, — предложил он. — «Мой дядя самых честных правил…»

Дуб заткнул уши и с тех пор не пытался вразумить друга. В конце концов, он был прав… Даже Дуб начинал задумываться о книгах, ведь смерть отказалась забрать его, а время надо было куда-то девать.



ОКит

Отредактировано: 02.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться