Скрытые игры

9

За завтраком Пайпер старалась держаться максимально далеко и бросала настолько красноречивые взгляды, что Обадайя против воли поверил во вчерашние грязные приставания, выпитый с пупка самогон, и все остальные, без всякого сомнения, задуманные им злодеяния.  
Тони же, напротив светился от радости. Он устроился между двух девушек-офицеров и поочередно отпускал им комплименты и рассказывал байки из своей бурного прошлого помощника частного детектива. Первый его шеф якобы жил в особняке, выращивал орхидеи и никогда без крайней нужды не выходил из дома, второй, напротив, был редкий живчик: увлекался боксом, игрой на скрипке и имел страсть к переодеванию. Судя по тому, с какой скоростью Тони генерировал свои истории, он очень хотел понравиться девушкам. А те, в свою очередь, тоже были не прочь продолжить знакомство, потому как ни разу не подловили дрыща на лжи. Обадайя же размешал сахар в чае и ещё раз оглядел пустующий стол раздачи. Гильдейцы не спешили готовить завтрак, а оставшаяся со вчерашнего дня стопка «блинчиков-айсберг», изрядно заветренных и высохших, совсем не впечатляла.  
- Пайпер, - он придвинулся к ведьме, но «приставать грязно» и трогать ее за руку не стал, - а ты не хотела бы узнать ещё несколько секретов из моей биографии? Готов исповедаться за нормальный завтрак. 
- Не стоят усилия твоих баек, не заманишь в сети Гринов…  
- Ну и ладно.  
Он пожал плечами, подошёл к кухонной зоне и вытащил лист с новым рецептом. Всего три блюда и звание «Накормивший зиму» станет чуть ближе. Пайпер неотрывно следила за всеми действиями Обадайи, дергалась, когда он брал в руки нож, ручную тёрку или пару вилок, вжималась в спинку и украдкой натянула на себя плащ Тони, дающий невидимость. Искушение подмигнуть ей или выразительно подвигать бровями во время мытья моркови оказалось настолько сильно, что Обадайя сдержался не иначе как чудом.  
После завтрака девушки-офицеры позвали всех на очередную репетицию парада. Там выступали только члены «Детей хаоса», никого постороннего. Если верить Эндрю, то они по нескольку раз на дню отрабатывали свою часть выступления, даже добились от админов разрешения использовать магию вне игровых моментов.  
Ничего особенного: прошли по площади, ударили заклинаниями в воздух и удалились. Две минуты на все. Что здесь может пойти не так? Даже если кто-то из участников решит воспользоваться магией не по назначению, там будут сотни полицейских и админы из Мары, которые вмиг обрубят все приложения. Обадайя несколько раз проштудировал все расписание парада, смотрел репетиции и биографии всех участников. Ничего подозрительного. Но подвох был, не даром же «Дети» столько раз тренировались использовать магию в городе.  
Пайпер неотрывно следила за ним, настолько пристально, что не будь ночного инцидента, Обадайя бы решил, что попросту понравился ведьме. Не может же она всерьез подозревать его в управлении самураем? Ладно бы подозревать Тони, тот ночью сбегал из таверны и с офицерами опять же замутил непонятно зачем. А это, кстати, неплохо бы было выяснить. Обадайя подошёл ближе и улыбнулся девушкам, после извинился перед ними и оттащил Тони в сторону. 
- Энтони Рид, мне неудобно об этом говорить, тем более памятуя о твоих проблемах в личной жизни, но мы все же на задании. Надо постараться и создать видимость работы. Видимость видимости, на худой конец.  
- Ты видел этих двух знойных красоток? Я бы ограбил с ними банк, одна бы переоделась вдовой, вторая – невестой. Ну ты понимаешь о чем я. 
- Нет. 
А кто бы понял? Эти молодежные эвфемизмы не для старых сыщиков. Под этим «грабил банк» может подразумеваться все, что угодно, от реального преступления, до задротской карточной игры.  
- И я не понял, когда ты сказал, что катался на драконе Пайпер. Знаешь, у вас такие теплые отношения, можно заподозрить. Всякое. Но! – он от души хлопнул Обадайю по плечу. – Это воистину не мое дело. Вы, два пассажира, пытающихся влезть в последний вагон репродукционного поезда, должны держаться друг друга. Биосинтетический качок и блаженная с пятком детишек. Она будет колоть тебе модифицированный белок в мышцы и отвердитель костей, ты – нянчить ее сопливых крохоногов. И кто в наш век совершенной контрацепции рожает столько раз? Нормальной такую женщину не назовешь, самое то для… 
- У моей мамы шестеро, и ты попал.  
Обадайя двинулся на него и начал расстёгивать куртку.  
 



Евгений Монаков, Елена Труфанова

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться