Скрытые игры

Размер шрифта: - +

9.3

Тони тоже проникся духом ненависти к Гринам и теперь излучал ее, транслировал с помощью всех доступных невербальных символом.

Постепенно людей в таверне становилось все больше и больше, они не заказывали еду, не пили, только собирались кучками и напряжённо обсуждали доспехи, оружие, тактику, очередность, кто за кем идёт и какого бота убивает. Мария и Сара тоже присоединились к обсуждению, оживлённо толкуя с Эндрю. У Обадайи от всех этих “Плюс пятьсот двенадцать к силе, двести шестьдесят - к ловкости, и минус три к интеллекту” - уже голова кружилась. Будто бы попал на вечеринку упоротых программистов: все говорят на своем языке и кажется - о тебе, но подловить никого не выходит.

Пайпер выжигала взглядом и следила за всеми передвижениями Обадайи, и когда он добрел до большой бочки с пивом сразу же появилась рядом:

- Пьешь с утра? - в этом настолько явно слышалось: “чего же ещё ожидать от мерзкого Грина”, что признаться в желании поискать в дереве трубки с хладагентом, стало бы натуральным преступлением.

- Да, знаешь ли. Пиво - самый игровой продукт. Помню, - Обадайя взял стеклянную кружку, наполнил ее до краев и отхлебнул, - до изобретения вирта мы только с ним и играли. И сейчас не менее актуально: пиво же, это плюс десять к настроению, животу, жажде приключений и любви к миру, и минус пять к адекватности. Но что за удовольствие без жертвы? Тем более она будет не с моей стороны.

- Не ожидала другого от Грина, все вы скучно одинаковы.

- Угу, сейчас допью и пристану грязно, извращённо и цинично.

- Не знаешь значения слова - не употребляй! - она глядела с вызовом, ничуть не смущаясь того, что происходило вечером, будто бы вчера вместо О'Ши к нему в комнату забрался инопланетный таракан в ее оболочке. - Цинично он пристанет, долдон.

- Не знаешь ничего о приставаниях - не умничай, - он сделал шаг и навис над ведьмой. Крошечная какая, едва до середины груди ему достает. И это она бывший чемпион по танцам, мать пятерых детей и ярый техэв? Такой опасно давать усиленную искусственную оболочку - может и мир захватить. И начнет она, наверняка, с уничтожения Гринов. - Или ты накануне хотела поискать у меня галактику, если  понимаешь, о чем я?

Он не удержался и подвигал бровями. Пайпер сжалась и отступила.

- Не полная извращенка, не способна понять такое! - она шмыгнула к столу и спряталась за ошалевшего Тони. Тот одно за другим написал несколько сообщений Обадайе, но отвечать некогда.

- Тогда зачем постоянно таскаешься за мной, ммм? Понравился? Или все ещё надеешься убедить начальство в правдивости версии, что я резидент эвконсов? Они же отказали тебе, не так ли? Не поверили в настолько бредовую идею?

Она побледнела, затем покраснела, будто собиралась заплакать, но сдержалась и бросила:

- Много слов плохих припасено для Гринов. Оставлю при себе их. Пока что.

После приподняла подол платья и почти выбежала из зала, топая слишком громко для такой маленькой женщины. Обадайя же вздохнул и провел рукой по непривычно гладким щекам. Теряет квалификацию, даже ведьму расколоть не смог.

***

Он добавил пиво и сел за самый крайний к выходу стол, подальше от бесконечных выяснений, чей шмот круче и чья стратегия выигрышнее. Страшно представить, что кого-то могут волновать подобные вещи, и настолько сильно, что обсуждение то и дело переходило на крик.

За соседним столом, уткнувшись в тарелку с леденцами, сидел крупный мужчина. А быть крупным по сравнению с Обадайей Грином - само по себе странно. Но этим дело не ограничилось. Незнакомец не снял шубу и высокую меховую шапку, не расставался с посохом и смотрел на всех так, будто был надзирателем в тюрьме строгого режима. Помимо прочего имел длинную бороду, множество татуировок, видневшихся из-под закатанных рукавов и один за другим ел полосатые леденцы из тарелки. Просто пятьсот баллов по шкале подозрительности. Игровой интерфейс, впрочем, обвел его нейтральным серым цветом, но уровень выдал запредельный - сто шестой. Похоже, очередной бот, к счастью, не имеющий никакого отношения к Гринам.

Тони же подобрался поближе к бородачу и начал о чем-то толковать. Тот зарычал, запихнул говорившему в рот несколько леденцов и пересел за другой стол.

- Представляешь, выполнил все квесты, а он говорит, что я списке плохишей и посох мне не положен. - Тони быстро перебрался за стол к Обадайе и тоже набрал себе кружку пива. Потом, видя что его не понимают, все же решил уточнить. - Свирепый Николас, самый злобный из ботов в Маре. Тебе он, кстати, никого не напоминает?

- А должен бы?

- Ну такой в шубе, с длинной бородой, сверяется со списком хороших и плохих, живёт там, где холодно. Никаких ассоциаций?

- Что-то есть, но не уверен.

- Даже не сомневайся. Но пасхальному кролику все равно досталось сильнее.

- Сценарный отдел беспощаден, - неудобно произносить это вслух, но ничего страшнее Бадигрина уже не придумать.  

- Не любишь ты Мару, - Тони допил пиво и развернулся вполоборота. Что это - провокация или же простой наезд?

- Не люблю.

- Вы слышали, - Пайпер появилась внезапно, при этом ее зеленая точка по-прежнему висела в комнате. - Этот человек не любит Мару, презирает ее, сморкаеся в наш флаг, поставил кактус на том устава и смотрит на него конъюнктивитными глазами! Пришел сюда, в наш дом, грязными лапищами презрения топтать годами выстроенные стратегии! Не любишь играть - сиди дома, скажем мы на это!

- Да, я слышала, он не любит Мару!

- И я!

Зал быстро потонул в гомоне и криках, все указывали на Обадайю и начали подбираться ближе. Мать же ж мать, впервые радуют игровые ограничения, которые не позволят им всем напасть. Он, конечно, уже уходил на принудительное охлаждение мозга, но в тот раз было героичнее. Но, пока не пришло время кричать: “Грины в плен не сдаются и не ведут переговоров с террористами”, стоило кое-что выяснить.



Евгений Монаков, Елена Труфанова

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться